Театротерапия

Фото В.ПОСТНОВА
Фото В.ПОСТНОВА

В театре “Шалом”, художественным руководителем которого в этом сезоне стал Олег Липовецкий, сыграли премьеру его моноспектакля “Жирная Люба” в постановке Юлии Каландаришвили.

Изначально спектакль был выпущен в Санкт-Петербурге частным Театральным проектом 27, но теперь переместился в “Шалом”, вернуть который к жизни – главная на данный момент задача нового худрука. Поэтому после премьеры “Исхода” в постановке Петра Шерешевского – спектакля для взрослых, театр ввел в репертуар “Жирную Любу” – работу, рассчитанную на подростков и семейную аудиторию.

Основан этот моноспектакль на книге Липовецкого “Жизнь номер один” – о событиях, переживаниях, историях, чувствах и мыслях автора о детстве, прошедшем в маленьком украинском городке в большой еврейской семье.

Персонажа Олега Липовецкого зовут здесь Олег Любошевский, и именно на этом созвучии первых букв возникло сразу же, в первые пять минут первого дня первого класса, жестокое прозвище: “жирная Люба”, его дал Олегу самый

крупный и наглый одноклассник. Семь лет он тиранил главного героя, закорм-ленного, умненького мальчика, и тот сносил тычки, делал за обидчика домашние задания и боялся встреч на улице. Потому что сопротивляться тупой злобной силе не мог и не умел. А потом научился и в седьмом классе отметелил обидчика до полусмерти – за все семь лет унижений сразу. Но сначала, подростком, попал в специальный санаторий, где вытянулся и похудел, а еще начал играть в любительской группе, стал популярным и влюбился – в первую красавицу санатория.

Высоко над сценой висит женский портрет в овальной раме, и к нему герой обращается всякий раз, когда рассказывает про женщин в своем детстве и юности: про самую-самую в детском садике, про маму, про бабушку, кормившую коржиками после детского сада, про возлюбленную из санатория, которой клялся в вечной любви и к которой приехал через три года, уже взрослым рокером, чтобы сказать спасибо и попрощаться – с ней, с юностью, с обидами детства, со всеми родными, которые умерли.

В спектакле Олега Липовецкого много грустного и много смешного. Все сплетено в увлекательный, ладно скроенный рассказ самоироничного человека, наделенного отменным чувством юмора.

Дар слова, обаяние и харизма Олега Липовецкого подсвечиваются тактичной режиссурой Юлии Каландаришвили, использующей свои фирменные приемы “бедного” театра, чтобы создать большой, густонаселенный мир. Несколько рам, пара настольных ламп, табуретка, зеркало в рост с подсветкой. Перемещаясь между ними на пятачке маленькой сцены, герой оказывается то за школьной партой, то на сцене ДК, то в кроватке детского сада, то на высоченной башне завода, куда пробрался, чтобы собрать для девочки ягод, растущих только там, но встретил обидчика-одноклассника и спасся на водонапорной башне, откуда его сняли пожарные. Еще на сцене есть прозрачная доска, на которой главный герой, едва выйдя на сцену, пишет слово “СТРАХ”, чтобы начать повествование о самых страшных событиях своего детства. Важны не сами события, они вполне выносимые, а то, как моментально соединяется рассказчик с залом, как благодаря интонации попадает в потаенные, уже изжитые, казалось бы, комплексы, и как тактично, занятно и умно рассуждает о них, о себе и о каждом из нас.

В своем моноспектакле-стендапе Липовецкий – чуткий и честный собеседник зрителя. Он ведет свой рассказ без агрессии, без нажима. Это негромкий разговор, вполголоса, всего лишь с несколькими эпизодами, исполненными на forte (они, кстати, смешные и позитивные), и именно поэтому, наверное, так попадает в душу, что хочется сразу привести на него и своих детей, и детей друзей, и самих друзей. Такой доверительной интонации сейчас не хватает – даже не в театре, а в жизни: когда от собеседника не ждешь подвоха, понукания, упрека или удара, а ждешь – и получаешь – поддержку и очень точные наблюдения за людьми и жизнью.

Словом, терапевтический получился у Олега Липовецкого и Юлии Каландаришвили спектакль. Сыгранный в камерном пространстве Симоновской сцены Вахтанговского театра (пока в “Шаломе” идет ремонт), в непосредственной близости к публике, именно такое, успокаивающее и жизнеутверждающее, действие на зрителей он и оказывает. И в этом – его главное достоинство в контексте сегодняшнего дня.

Катерина АНТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 11 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email