Красные пропилеи вечности

Фото предоставлено санкт-петербургским выставочным залом “Манеж”Новый сезон в петербургском “Манеже” на Исаакиевской площади открылся выставкой-спектаклем “Хранить вечно”. Авторы посвятили его столетию создания пригородных музеев в четырех бывших царских резиденциях – Петергофе, Царском Селе, Гатчине и Павловске, но на деле проект обернулся трогательным оммажем героическим хранителям этих музеев и непротокольным празднованием юбилея лучших в мире парковых ансамблей.

Разного рода биеннале современного искусства, интерактивные акции, выставки-перформансы, а также насыщенные образовательные программы в “Манеже” стали проводиться после грандиозной реконструкции площадки (2013–2016) и переформатирования концепции исторически и стратегически важного для Петербурга музейного пространства. В новом проекте участвовали сотрудники четырех музеев (подготовили документы, хроники и двести подлинных экспонатов), Андрей Могучий (общая идея и режиссура), Алиса Фрейндлих (голос в наушниках), Вера Мартынов (художник-постановщик) и Владимир Раннев (музыка в наушниках).

Устроено все следующим образом: посетители приходят в музей и получают аудиогид, затем им предлагают расположиться в театральных креслах перед золотым занавесом и послушать условный Пролог. Пройдя через фанерованные “пропилеи”, похожие на ленинградские коммуналки в стадии ремонта и перехода к единому хозяину, они оказываются в загородном доме кого-то из членов императорской семьи, до превращения этих владений в музей.

Рассказ в наушниках ведется от лица маленькой девочки – дочери смотрителя покоев Алексанровского дворца, которая вместе с отцом и матерью живет в хозяйском флигеле и, как водится у маленьких девочек из благородных семейств, ведет дневник. Экспрессивный текст дневника и таперское сопровождение форсируют движение во времени – от февральской революции и эпохи Керенского несут нас в октябрь 1917 и дальше, а расставленные в залах предметы – подлинные и бутафорские – останавливают мгновение. Границы театра и музея по ходу променада-спектакля-экскурсии размываются. Только невинные фарфоровые куколки и плюшевые медвежата отдыхают в креслах, благоухают пучки сухой полыни и лаванды, золотой фавн-канделябр под стеклянным колпаком игриво улыбается злому и одновременно испуганному Гиньолю. В другой же комнате стулья и диваны уже зачехлены, на них укладываются стопы чемоданов, а красная ковровая дорожка плавно переходит в неопрятный пол с кровавыми кляксами. Папа юной барышни назначается музейным смотрителем, он проводит первые в истории молодого советского государства экскурсии для пролетариев, а спустя время его арестовывают и расстреливают.

В залах на столах вырастают маленькие и большие бюсты Ильича, на стенах некоторых комнат крепятся обязательные регалии красных победителей – гербы, знамена. Героиня “из наушников” получает уже в молодой советской республике искусствоведческое образование и становится музейным работником. На ее памяти окажутся аресты коллег по фальсифицированным доносам о расхищении национального имущества, бесконечные допросы в соответствующем отделении, личные встречи с товарищем Сталиным. Она будет искренне верить в справедливость и не до конца понимать ситуацию. Хотя из сценария Андрея Могучего и ясно, что в случае музейщиков, независимо от их социального происхождения заточенных на сохранение и спасение для истории однажды вверенного им, образ врага был деформирован. Их врагом оказывался любой, кто хочет отнять или разрушить музейные ценности. Сама принадлежность к музейному сообществу ввинчивала в этих людей idee fixe, толкавшую на подвиг “хранить вечно” даже не патриотов.

Самым любопытным на выставке выглядит эпизод из истории загородных императорских дворцов-резиденций, когда их перед войной стали превращать в парки и базы отдыха трудящихся. Владимир Раннев написал мини-оперу акапелла, документирующую акты якобы забавного вандализма разношерстной советской молодежи (пионеры, матросы) среди статуй на аккуратных дорожках императорских парков. Эта музыка отчасти вторична по отношению к его же головокружительной “Прозе” в Электротеатре Станиславский, но ценности нового опуса не умаляет.

И несколько слов об Алисе Фрейндлих, рассказывавшей трагическую и возвышенную историю многострадальных загородных резиденций русских императоров. Сотрудники ленинградских музеев не уезжали в эвакуацию, они “захоронили” временно ценности в земле, а сами выживали в подполье Исаакиевского собора. Большинство музейщиков умерло от голода, а то, что они тогда завернули в ковры и закопали, сохранилось. Символично, что Алиса Фрейндлих родилась (1934) на Исаакиевской площади, и ее детство и юность проходили здесь, где сейчас устроена эта памятная выставка-спектакль.

Екатерина БЕЛЯЕВА

Фото предоставлено санкт-петербургским выставочным залом “Манеж”

«Экран и сцена»
№ 21 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email