Жизнь в двух ипостасях

Сцена из спектакля “Love Song”. Фото Д.ЮСУПОВАВ конце апреля в Большом театре одна за другой состоялись две премьеры. “Коппелия” и вечер солистов балета “Пьеса для него” представили жизнь первого театра страны в двух совершенно разных ипостасях.

“Коппелию” по записям Николая Сергеева, хранящимся в Гарвардском университете, на сцене Большого Сергей Вихарев поставил в 2009 году. Предполагалось, что в нынешнем сезоне он выпустит здесь же обновленную редакцию балета. Но трагическая смерть хореографа разрушила планы театра, принявшего решение вернуть в репертуар прежнюю версию спектакля.

“Коппелия” принадлежит к немногочисленным комическим балетам и, благодаря милому простодушию сюжета, эффектным характерным танцам и изысканным классическим вариациям, способна доставить удовольствие любому зрителю – от неофита до балетомана.

В чарующей, как называл ее Александр Бенуа, музыке Лео Делиба есть нечто гипнотическое, как, впрочем, и в либретто, отталкивающемся от новеллы Гофмана, чьих героев хореограф Сен-Леон и либреттист Нюиттер поселили в патриархальном городке. Самая большая драма здесь – переживания местной барышни Сванильды из-за жениха, увлекшегося загадочной девушкой в окошке. На протяжении веков балет менялся, одни танцы исключались, другие добавлялись, вариации перемещались по актам. Неизменными оставались лишь соразмерность и гармония. Вариант Сергея Вихарева – реконструкция петербургского спектакля 1894 года, в свою очередь являющегося восстанов-лением постановки Мариуса Петипа 1884 года. Возобновлением занимался тогдашний репетитор Мариинского театра Энрико Чекетти, партию Сванильды исполняла танцовщица-виртуозка Перина Леньяни.

Екатерина Крысанова – сегодняшняя Коппелия – тоже виртуозна: она завоевывает зал первой же вариацией, бисером рассыпая мелкие движения. Ее Cванильда – московская прима танцевала эту партию и раньше – обаятельна, лукава, находчива. В пантомиме Крысанова естественна, в танце легка. Финальное торжественное па де де исполняет, кажется, без каких-либо усилий, по-петербургски рафинированно, с настоящим балеринским апломбом и достоинством. Ее партнер Вячеслав Лопатин, один из первых исполнителей партии Франца в спектакле 2009 года, способен эффектно зависать в прыжках единственной мужской вариации.

Кордебалет радовал четкостью и стройностью “вальса часов”, а исполнительницы вариаций внятностью и чувством стиля. В первую очередь это относится к тонкому исполнению “Молитвы” Аной Туразашвили.

Одноактные балеты современных хореографов под общим названием “Пьеса для него” стали бенефисом мужчин-солистов.

Открывало вечер “Обручение ради смеха” (музыка одноименного вокального цикла Франсиса Пуленка на стихи Л. де Вильморен) питерского хореографа Антона Пимонова. Балет в неоклассическом духе больше говорит о хорошем вкусе, культуре, широте кругозора и чувстве стиля постановщика, чем о его индивидуальности. Красивые, но несколько однообразные перетекания соло в дуэты, дуэтов в трио, трио в многофигурные композиции поглощают собой солиста Владислава Козлова, делая его одним из семи исполнителей не самого выгодного для бенефицианта опуса.

Зато шанс станцевать “Фавна” – версию знакового балета Клода Дебюсси одного из самых знаменитых хореографов современности Сиди Ларби Шеркауи – подарок любому танцовщику. Его получили премьер Вячеслав Лопатин и Георгий Гусев, выступавший во второй день показов в дуэте с Дарьей Ловцовой. “Фавн” – балет о просыпающейся чувственности – требует особой гибкости и пластической смелости. Кажется, еще чуть-чуть, и молодые исполнители, передающие характер движений двух полумифических существ, постигнут тотемную подоплеку хореографического текста.

Роковые любовь, ревность, измена царят в балете “Юг”: тюрьма, с ее жестокими порядками и потасовками, любовная идиллия, вечерний променад, душераздирающая сцена в ресторане (герой, вышедший из тюрьмы, застает возлюбленную в объятиях соперника) рассказаны средствами танго, на языке которого классические танцовщики говорят с особым шиком. Экзотичная история, достойная латиноамериканского сериала, не была бы интересна, если бы не трио исполнителей – Игорь Цвирко, Мария Виноградова, Денис Савин. Постановщики из Аргентины (Марихо Альварес, Пилар Альварес и Клаудио Хоффман) дали возможность солистам продемонстрировать свой темперамент: Цвирко – открытый, Савину – предельно сдержанный.

А перед этим Цвирко и Савин выступили в совершенно ином качестве. Парадоксалист Андрей Кайдановский поставил изящно-шутливый номер “Love Song” (на музыку пронзительной песни Жака Бреля “Ne me quitte pas”), где герой, переживающий расставание с возлюбленной, упорно прокручивает в памяти моменты прошлого. Цвирко самым эксцентричным образом выясняет отношения со взбалмошной пассией (снова великолепная Екатерина Крысанова), а за переживания отвечает Денис Савин, скульптурной лепкой лица напоминающий самого Жака Бреля. Остроумная экстравагантная хореография, артистизм и азарт исполнителей, наслаждающихся материалом, придают маленькому балету подлинный блеск.

Алла МИХАЛËВА
  • Сцена из спектакля “Love Song”. Фото Д.ЮСУПОВА
«Экран и сцена»
№ 9 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email