Председатель

Михаил УЛЬЯНОВНа одной из фотографий, составивших выставку к 90-летию М.А.Ульянова в СТД РФ на Страстном бульваре, великий артист окружен толпой почитателей. Михаил Александрович зажат со всех сторон, на его лице читается растерянность и вместе с тем особая, ульяновская доброта, боязнь обидеть людей.

В сегодняшней душевной смуте вспомнить о замечательном артисте и человеке оказалось насущной потребностью. Вот почему вечер в Вахтанговском театре, которому Ульянов отдал 57 лет жизни, вернисажи выставок, ему посвященных, телепрограммы на канале “Культура” разительно отличались от формальных юбилейных мероприятий.

Михаил Ульянов – гениальный актер на все времена, воплотивший на сцене и на экране образы императоров и военачальников, в жизни добровольно взваливал на себя колоссальную ответственность художественного руководителя огромного коллектива, председателя СТД-ВТО. В отличие от своих персонажей, он никогда не использовал власть в личных целях. Лидерство Михаила Александровича основывалось на безусловном авторитете. Он всегда заботился о деле и людях театра.

Шапка Мономаха была, ох, как тяжела. “Уже десять лет я сижу в главном кресле театра <…> И все чаще и чаще приходит в голову мысль, а не бросить ли это все? Плохо справляешься с рулем этого перенаселенного корабля. Не хватает воли, не хватает решительности в решении каждодневных проблем. Как сказал кто-то: “Пока Ульянов не научится говорить “нет”, порядка не будет в театре”. Мне природой не дано это. А пост руководителя требует и гибкости, готовности к компромиссу, и жесткости, беспощадности. Все это банальные мысли и истины”. Эти слова процитировал Римас Туминас, инициировавший замечательный по теплоте и душевности вечер на Новой сцене Вахтанговского театра. Здесь отказались от дежурных монологов и привычной “нарезки” из спектаклей и кинофильмов. Артисты читали фрагменты из дневников Ульянова разных лет. Михаил Александрович мечтал о Римасе Туминасе как о своем преемнике. И хотя эта мечта осуществилась уже после кончины артиста, всем сегодня понятно, как дальновиден был Ульянов.

Щемяще прозвучал рассказ Людмилы Максаковой о последнем выступлении Михаила Александровича в роли Шмаги в “Без вины виноватых”. Болезнь была немилосердна.

Я вспоминаю, как приходила в кабинет Ульянова, чтобы взять у него интервью о Юлии Константиновне Борисовой. Как он страдал, подбирая нужные слова, остро ощущал недовольство собой, хотя в результате слова нашлись и были точными и исполненными нежности.

22 ноября в фойе СТД состоялось открытие выставки из семейного архива Елены Михайловны Ульяновой. Александр Александрович Калягин сам отбирал фотографии, в которых отразились время и современники Михаила Александровича, не только режиссеры и артисты. Тема выставки – поприще Ульянова как общественного деятеля, возглавлявшего СТД в трудные годы. “Мы хотели выразить свою любовь и благодарность этому человеку за то, что он сумел сохранить наше, как он любил говорить, “театральное братство”. Так случилось, что Ульянов благословил меня на эту должность”, – говорил нынешний председатель Союза.

Выставка на Страстном продлится до конца декабря. Параллельно с ней можно видеть экспозицию “Автопортрет артиста. К 90-летию со дня рождения Михаила Ульянова” в главном здании ГЦТМ имени А.А.Бахрушина. На ней представлены портретные фотографии, кадры из фильмов, дневники, личные вещи из архива дочери артиста и костюмы, предоставленные Театром имени Евг. Вахтангова.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 23 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email