Носир САИДОВ: «Важно сохранить человека в себе»

Носир СаидовГость “Экрана и сцены” директор киностудии “Таджикфильм”, режиссер Носир Саидов.

– Носир, если не возражаете, начнем с личного. В родительском доме вы были единственным, кто связал судьбу с кино. Как домочадцы отнеслись к этому?

– Вначале я хотел учиться на артиста. Курс набирался раз в два года, и как раз не в тот год, когда я окончил школу. Я терпеливо ждал следующего, поступил на работу в театр, к тому же еще раньше играл на музыкальных инструментах, так что папа видел, что я не чужд творчества. Через год поступил на режиссуру, учился, но семья продолжала относиться к моим занятиям, не питая особых иллюзий.

Однажды мы с учебным спектаклем приехали в мой родной город, и я пригласил родителей его посмотреть. Никогда не забуду радости мамы. Когда вернулись домой, она сказала: правильно, что выбрал эту дорогу. До этого в нашей семье были педагоги, врачи, архитекторы, дипломаты, я был самым младшим, и мне осталось сладкое.

– Один из призов на прошедшем минувшей осенью в Душанбе Международном фестивале “Дидор” присужден таджикскому фильму “Преодоление”, где в финальных титрах отдельно (!) была выражена благодарность и вам. За что?

– За то, вероятно, что наша студия полностью сделала картине звуковой постпродакшн. А это, понятно, удовольствие дорогое.

– Вашим режиссерским работам тоже не занимать главных призов на многих международных киносмотрах, но об одном хочется сказать отдельно – актерском, Юрию Назарову, полученном им на кинофестивале “Зеркало” за роль в вашем же фильме “Истинный полдень”.

– Начну с того, что сценарий “Истинного полдня” писался на Назарова. Впрочем, с одним “но”: мы с ним не были знакомы. В то время я работал в Москве, на “Мосфильме” у нас был офис, я попросил второго режиссера созвониться с Юрием Владимировичем, договориться о встрече.

Конечно, волновался, и вот увидел его идущим по коридору “Мосфильма”. И не просто Юрия Назарова увидел, а своего героя. Сразу увидел, что это он – его походка, особая какая-то энергетика. Для начала он попросил сценарий, через два дня позвонил и сказал, что готов к подробному разговору. Разговор вышел конкретным, в Назарове есть надежность, такие не подводят.

– Между прочим, в другой вашей картине – “Учитель” – главную женскую роль сыграла иранская актриса Маноз Авшур…

– Мне по этому поводу задавали много вопросов: почему, мол, она, дома, что ли, не нашлось актрисы…

Во-первых, не нашлось – так тоже бывает. Но то, что я видел Маноз в других фильмах, а видел я их много, подсказало мне, что она может сыграть так, как нужно картине. И для меня было непринципиально, что проката “Учителя” в Иране не будет. Ведь кто-то считал, что повод для приглашения кроется именно в этом, поскольку она суперзвезда иранского кино. А в результате “Учитель” оказался фильмом с самым большим прокатом в карьере Маноз. Но никакого продюсерского расчета в моем решении не было. Я просто понял, что играть должна она.

– Однажды вы сказали, что на самом деле деньги – не всегда самое главное: была бы идея, а деньги потом найдутся. И тут был бы интересен комментарий директора студии.

– Уточним: обычно деньги даются на сценарий, на хороший материал, на идею, знаю это по собственному опыту. Поэтому мне, да и не только мне, представляется, что сегодня главная проблема кинематографа связана именно со сценариями, историями. Это больной вопрос. Деньги на хороший сценарий, говорю смело, я всегда смогу найти. Но, к сожалению, мой директорский опыт свидетельствует, что из пятидесяти, условно говоря, сценариев, которые нам приносят, обсуждать можно только два-три. Понимаете, не запускать, а только обсуждать: что изменить, доработать, убавить, прибавить. Словом, это отдельный процесс. Потому сегодня мы сотрудничаем не только со своими сценаристами, но и с коллегами из Москвы, Киргизии, Казахстана в надежде найти материал, за которым жизнь, социальная проблема, нравственность, надежда, люди. А если нет такого, так его и снимать не надо.

– Это если про желаемое. Теперь про действительное…Юрий Назаров в фильме Носира Саидова “Истинный полдень”

– В прошлом году мы запустили семь картин. Это полный метр, в том числе два сериала, плюс двенадцать документальных фильмов, плюс четыре коротких метра. Два из них на базе нашей киностудии делают ребята, которые учатся на кинофакультете местного Института искусств. Более того, в конце 2016 года мы при студии открыли киношколу, для которой нашли средства в своем бюджете.

– Другими словами, вы сейчас инвестируете в будущее таджикского кино. Каким, про что, если угодно, оно должно быть?

– В свое время всем вдруг захотелось снимать. Как грибы после дождя начали появляться студии; кто находил деньги, тот и снимал, не особенно задумываясь, что делать кино, это не хобби, а профессия. Учить профессии – вот для нас сейчас главная задача, и не люди с улицы, что мимо шли, должны этим заниматься, а обученные и умелые. Потому преподавать в свою киношколу мы приглашаем профессионалов из разных стран, и начинаем с азов, с кухни ремесла, с первых шагов кинопроизводства. Мечтая о кино, ты должен понять, что снимают его не три человека, а команда специалистов, что у кино свои условия, технические форматы, и каждая из составляющих – отдельная профессия.

– Во все времена, пожалуй, одна из главных проблем заключалась в ответе на вопрос, как дойти до зрителя, достучаться до него.

– В моих героях меня всегда в первую очередь интересовала способность сохранить чувство собственного достоинства. Но в ситуации, когда весь мир сейчас живет по правилам, навязанным современными технологиями, когда нет времени осмыслить не то, что чьи-то поступки, но даже свои собственные, боюсь, что мы скоро расстанемся с остатками собственного достоинства. Это беспокоит, об этом хочется снимать кино. Для восточного человека достоинство, понимание и уважение важны чрезвычайно. Достучаться до другого можно только на пути сохранения человека в себе, как бы высокопарно это ни звучало.

– Прошедший в минувшем октябре в Душанбе седьмой Международный кинофестиваль “Дидор” был освящен именем замечательного таджикского, российского, европейского режиссера Бахтиера Худойназарова. Вам довелось работать в его команде, и, если продолжить тему, давайте поговорим о нем с позиции профессии.

– Худойназаров был не просто профессионалом, он был Художником. Знаю об этом не понаслышке, работал рядом с ним в течение полутора десятка лет и много чему научился. Он никогда не обходился меньшим, чем нужно, каждый кадр для него должен был быть максимально наполненным. Чтобы выполнить задуманное, Бахтиер никогда не шел ни на какие уступки. Он был предельно требовательным к другим, но еще большего требовал от себя. Иногда рядом с ним казалось, что он не просто чувствует кадр, но слышит его дыхание.

– Существует ли в ваших планах картина, которую вы однажды снимете обязательно?

– Конечно. Я не снимал уже два года, продюсировал картины других, занимался киношколой, запускал молодых ребят, в наступившем году надеюсь запуститься и сам.

– Нет ли конфликта интересов между директором Носиром Саидовым и режиссером Носиром Саидовым?

– Никогда не задумывался об этом. Более важным, мне кажется, поддерживать молодых режиссеров – пока горят глаза, пока есть идеи, пока хотят чего-то. Последние два года мы вкладывались в молодых, чтобы они почувствовали вкус работы. Я же помню, как было сложно самому в их возрасте, когда, откровенно говоря, помощи было ждать неоткуда.

– В нынешнем году вашему директорству исполняется пять лет. Могли бы назвать основные события этой пятилетки?

– Самым важным для меня было, чтобы люди начали снимать, потому что киностудия – это в первую очередь производство. Когда-то мы много снимали, но пришли развал, война, отъезд специалистов, всем было не до кино, социальные вопросы были важнее кинематографа. Потом наступило время заниматься и им; в стране был принят Закон о развитии кино, сейчас позади два этапа его реализации. В преддверии 2017 года приняли очередную программу. Лицензионное казино икс предлагает бездепозитные фриспины всем игрокам.

Нам требовалось создать жизнеспособную систему производства при наличии квалифицированных специалистов по всей цепочке – второй режиссер, ассистент, помощник, операторская группа, звуковики, гримеры, о каком кино можно говорить без всего этого. Когда я снимал “Истинный полдень”, камеру привозил из Москвы, звук из Ирана, промывка негатива – опять в Москве, срезка снова в Иране, представляете себе эти концы? Сейчас, слава Богу, у нас все свое, и теперь, приходя на работу, уже не скажешь: ну, нет у нас техники, чтоб снимать, ну, скажите, на что снимать? Так что пришла пора писать хорошие сценарии и снимать хорошее кино.

– По первому впечатлению вы, мне показалось, не умеете говорить “нет”.

– Это обманчивое впечатление.

Беседовал Николай ХРУСТАЛЕВ

Юрий Назаров в фильме Носира Саидова “Истинный полдень”

«Экран и сцена»
№ 1 за 2017 год.