Любить и верить

Николай Романов и Игорь Черницкий в спектакле “За кремовыми шторами. Вечер офицерского романса”Игорь ЧЕРНИЦКИЙ – режиссер, актер, сценарист, продюсер, музыкант.

Николай РОМАНОВ – актер, певец, композитор, продюсер, литератор.

Каждый из них индивидуальность. Объединившись, вместе делают кино, сочиняют песни, вместе записывают музыкальные альбомы, вместе выступают на эстраде, встречаются со зрителями. Вместе дали это интервью.

 

– У вас много фильмов об офицерах царской армии, о тех годах. Чем привлекает вас та эпоха?

Игорь ЧЕРНИЦКИЙ: Нас привлекает, прежде всего, хорошая литература, которая должна лежать в основе любой картины. Кто лучше рассказал об офицерской профессии, чем Михаил Афанасьевич Булгаков в своей “Белой гвардии”? Мы мечтали экранизировать этот роман. Был готов сценарий. Но… Что называется – нам перебежали дорогу. Кстати, именно так выразился Марлен Мартынович Хуциев, когда с сожалением говорил в одном из телевизионных интервью об этих неосуществившихся планах.

Мы считаем, что успех наших “Юнкеров” и “Подпоручика Ромашова” обеспечила, прежде всего, русская классика: одноименный роман Александра Куприна и его же повесть “Поединок”.

– Для кого ваши фильмы?

– Герой нашего фильма – прежде всего, Любовь. Любовь к женщине. Любовь к матери. Любовь к Родине… Даже к тому камушку у порога, как говорит в фильме Ромашов. Вот представьте, подходят после просмотра “Подпоручика Ромашова” совсем молоденькие девушки и, волнуясь, произносят: “Спасибо вам за такую любовь!” А глаза у них просто светятся. Или вот женщина, после “Юнкеров”, со слезами: “Я жена офицера. Спасибо вам!”

А еще был случай на фестивале в Великом Новгороде, где фильм “Юнкера” получил Гран-при. После просмотра обступила толпа. И вот протискивается молодая мама с сынишкой лет восьми: “Он хочет пожать вам руку”. – “Тебе понравилось?” – “Да, очень!” – «Представляете, он в середине картины прижался к моему плечу и шепчет: “Мамочка, прости меня за двойку!”»

Школьники-подростки, жюри фестиваля в Артеке, присудили “Юнкерам” главный приз “Самый мудрый фильм”. А ведь их никто не наставлял. Они судили как зрители. Для нас – главные зрители. Вот и решайте сами – для кого наши фильмы. Для всей семьи. Для народа нашего. Впрочем, и не только нашего. Фильмы для всех. И все бы пошли, если бы была реклама, с какой пиарится продукция центральных каналов. Нам такой пиар не по зубам. Точнее – не по карману. И это несправедливо.

– Расскажите о вашем новом проекте.

– Это будет полнометражная картина “Белый ковчег. Баллада об Андреевском флаге” о событиях 1917-1925 годов. В центре повествования – история последнего Морского корпуса, открытого в 1919 году в Севастополе и продолжившего работу в тунисской Бизерте до 1925-го. Подвиг русских моряков и их семей заключался не только в сохранении боеспособности кораблей, боевого духа эскадры, но и в том, что даже в изгнании были сохранены культура, традиции, воспитано целое поколение выдающихся мореплавателей и просто порядочных русских людей.

Архив исторической Бизертовской вахты был передан на хранение в Центральную библиотеку имени Ленина, а сам Андреевский флаг последней эскадры установлен в Казанском Соборе Санкт-Петербурга у могилы Кутузова, и, значит, вахта русских моряков приравнена к воинскому подвигу.

Наши моряки заслуживают, чтобы героическая история отечественного военно-морского флота, начиная от первых кораблей Петра до наших дней, была отражена в кинематографе полно и ярко. Чтобы для любого российского юноши служба на флоте была высокой честью и осуществлением детской романтической мечты.

Сценарий написан на основе дневников и воспоминаний участников и свидетелей тех событий. Его авторы: писатель-маринист Николай Черкашин, писатель, сценарист и киновед Аэлита Романенко, писатель и сценарист Иван Лощилин. Режиссер – ваш покорный слуга, Игорь Черницкий.

К будущему фильму Николаем Романовым уже написаны песни: “Реквием по эскадре” на стихи Владимира Кострова и “Россия, больше, чем любовь” на стихи Алексея Дидурова.

– Вы много ездите по России и за рубеж с концертами, у вас есть какие-то особенно любимые места?

– Любимые места – это там, где ждут, где рады. Вот, например, мы были в городах и селах Приамурья, которые пострадали от страшного наводнения. Черные опустевшие избы… А лица у людей светлые. Если бы вы слышали, если бы вы видели, как они нас благодарили… Нам не хватило наших книг, дисков с нашими фильмами, наших музыкальных альбомов – их в момент расхватывали.

В Благовещенске и области мы уже не первый год. Можно сказать, места стали родными. Такие же родные места на калужщине – родине Георгия Константиновича Жукова. В городе Жукове есть его музей. Вот туда с концертами мы приезжаем по нескольку раз в год. И порой нас не отпускают со сцены по три-четыре часа.

– Чьи песни вы исполняете?

– В репертуаре – песни Александры Пахмутовой, Платона Майбороды, Булата Окуджавы, Давида Тухманова, Исаака Шварца… Часто в наших концертах песня объявляется так: музыка Николая Романова, стихи Игоря Черницкого. Есть песни на стихи современных поэтов. Есть песни и романсы на стихи Бориса Пастернака, Кристины Россетти, Ивана Бунина, Катулла, великого князя Константина Константиновича Романова (КР), Дениса Давыдова…

У нас четыре музыкальных альбома. Работаем над пятым. Он будет состоять из трех аудио-дисков, одного DVD и книги-песенника. И назван, как одна из наших первых песен, “Мелодия грозы”.

– Вопрос Коле – где ты взял такой прекрасный голос?

Николай РОМАНОВ: Пожалуй, это вопрос к Богу. Наверное, мама таким родила. Да и сама она у меня голосистая. И отец – тоже. А ставила мне голос педагог Елена Андреевна Ретвицкая. В Киевском эстрадно-цирковом училище. Причем, ставила очень бережно, стараясь сохранить, как она выражается, природное своеобразие.

Другие педагоги прочили мне карьеру академического баса, даже баса-профундо, но я выбрал эстраду и кино.

– Игорь, а как вы находите финансы на осуществление проектов?

Игорь ЧЕРНИЦКИЙ: По ночам рисуем деньги… Это сегодня мало-мальский шанс организовать средства на осуществление своих проектов для большинства кинематографистов. Единицы, так называемые, медийные входят в различные экспертные советы Фонда кино и Минкульта, и там потихоньку распиливают, ой, простите, распределяют между собой немалые государственные средства. Мы всю ночь рисуем, и у нас неважно получается. А они днем распределяют, и у них хорошо получается. Только вы не подумайте плохого. Это в нашем киноделе нынче не называется коррупцией. Это называется дружбой. В отечественной киноиндустрии сформировались крупные монополии. Помните фильм “Спрут” с Микеле Плачидо? Похоже, сегодня по его увлекательному сценарию развивается жизнь нашего кино.

А если серьезно, в титрах наших кинокартин увековечены все заказчики и все инвесторы, никто не пропущен. Мы им очень благодарны! Это Министерство культуры РФ, Правительство Москвы, когда у него была программа производства фильмов и там работали настоящие подвижники кино. Например, Татьяна Георгиевна Иванова. Еще в советские времена ее отец был организатором производства телевизионных фильмов. Когда они шли на телеэкранах, пустели улицы, сокращалась преступность. Наше современное телекино тоже, кстати, влияет на преступность, на ее рост. Впрочем, простите, я отвлекся…

Решающую роль в судьбе наших “Юнкеров” и “Подпоручика Ромашова” сыграла Алла Георгиевна Грязнова, президент Финансового университета при Правительстве РФ. Она и стала генеральным продюсером этих картин. В “Юнкерах” снимались ее студенты, первокурсники Финансового университета. Для них это был незабываемый опыт. Может, вырастут в классных кинопродюсеров.

Мой дебютный фильм “Ивин А.” был в 90-е первым, снятым за внебюджетные средства. Его финансировал Киевский Центр научно-технического творчества молодежи. И первым независимым продюсером в то время стал руководитель Центра Владимир Сушко. Он поверил в проект, и его ожидания оправдались: фильм получил много наград, шел в прокате у нас и за рубежом… В производство второго фильма, “В той области небес…”, по мотивам повести Бориса Васильева вложил средства Волгоградский тракторный завод. Телефильм “Прощальное эхо” снят по заказу телеканала “Россия”.

– Вы и снимаете кино, и играете в нем, и сами продвигаете, и танцуете, и поете. В чем вы себя еще не пробовали, а хотелось бы?

– Вы сказали “и танцуете”? Ну да, танцуем, на тех самых, нарисованных ночью купюрах, чтобы придать им натуральную потертость. Но, видно, танцуем плохо, да и рисуем… Поэтому снимаем редко. В чем еще попробовать себя? В метро, что ли, походить по вагонам, на “Белый ковчег. Балладу об Андреевском флаге” попросить? Или на детский фильм-сказку “Император Маленькой страны” по “Королю Матиушу Первому” Яноша Корчака. Ну, а что еще придумать, если который год и Фонд кино, и Минкульт дают от ворот поворот…

– Игорь, вы пишете книги…

– В 2012 году вышла моя книга “Жила-была любовь под соломенной крышей. О людях ХХ века”. В основе – история любви моих родителей: двадцатилетнего солдата, искалеченного в боях сорок первого, и пятнадцатилетней девочки-подпольщицы. Это Ромео и Джульетта в пожаре Великой Отечественной. Они победили, потому что любили. Народ победил, потому что любил, а раз любили, то поднялись все. Стали воинами. Сегодня нелепицей и неправдой, пошлостью и примитивом, в том числе и в кино, унижают, оскорбляют это поколение. В нашем кино происходит что-то нехорошее. Что-то против всех нас. Что делать? Я пишу сейчас сценарий по своей книге. Есть надежда на финансирование. Надо верить. Любить и верить.

– Ваше отношение к современным технологиям в кинематографе. Применяете ли вы их в своих фильмах?

– Компьютерная графика и новые технологии – только подспорье, возможности, но никак не путь… Наоборот, они могут быть даже обманкой. Распиарили, купил человек билет – а вышел из зала, и на душе пусто. Ведь искусство кино – это атмосфера, это когда сопереживаешь. Достаточно одних глаз героя или героини. И такие это глаза, что ты своих глаз не можешь отвести, так и летишь в экран. В погоне за экшеном забыли истинное действие – действие живой души. Актер разучился истинно чувствовать на экране, а зритель в результате разучился сопереживать.

Искусство кино не может быть только развлечением, собирающим большую деньгу. А если только развлечение, то это чертово колесо в парке культуры и отдыха. Нынешнее кино работает на идеологию беспамятства. А что может быть более антипатриотичным, чем историческое беспамятство?

– Что вы пожелаете нашим читателям?

– Хороших книг!

Хороших фильмов!

Хороших стихов!

Хороших песен!

Беседовала Анастасия ПОЛЯКОВА
Николай Романов и Игорь Черницкий в спектакле “За кремовыми шторами. Вечер офицерского романса”
«Экран и сцена»
№ 17 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email