Вытанцевалось

Сцена из спектакля "Герой нашего времени”. Фото Д.ЮСУПОВАПрошедшая танцевальная “Золотая Маска” среди прочих особенностей запомнится неучастием Мариинского театра. В нынешнем веке бывший Кировский театр отсутствовал в конкурсной афише только в 2004 году. Но в прошлом сезоне в театре не было “больших” премьер – только “малые”, среди которых два одноактных балета для детей “Бэмби” и в “В джунглях”, не попавшие в поле зрения фестиваля, в отличие от их создателя Антона Пимонова, вошедшего в состав музыкального жюри нынешнего года. Так или иначе, а неприсутствие Мариинки в программе фестиваля образовало ощутимую пустоту, которую усугубило отсутствие другого петербургского театра – Михайловского, сразу же понизив шкалу балетных достижений.

Круг предполагаемых победителей наметился быстро. В него сразу же попали четыре наиболее вероятных претендента – “Герой нашего времени” Большого театра, “Тщетная предосторожность” Екатеринбургского театра оперы и балета, “Up&Down” Театра балета Бориса Эйфмана и “Татьяна” Джона Ноймайера Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Спектакли – столь разные, что просчитать победителя до момента объявления результатов было сложно, безусловного фаворита не наблюдалось. Возможно, по всем параметрам к статусу лидера приблизилась “Тщетная предосторожность” в постановке Сергея Вихарева, “нашего Лакотта”, главного отечественного специалиста по реконструкции балетов. Его работа – на редкость изысканный, целостный и гармоничный спектакль, с изящной и четкой хореографией и таким же точным и стильным исполнением. Поставив в качестве пролога “Консерваторию Бурнонвиля” – урок танца, Вихарев сделал заявку на сдержанную элегантность и отшлифованное мастерство, предъявленные почти всеми участниками спектакля. За те годы, что Екатеринбургский балет возглавляет Вячеслав Самодуров, экс-премьер Мариинки и Лондонского королевского балета, труппа выросла до уровня лучших танцевальных коллективов. Незатейливый сюжет из жизни поселян здесь вписан в пространство танцевального класса, с одной стороны, обозначая откровенную игровую природу всей истории, с другой, ограничивая эту стихийную театральность жесткими рамками классического канона. Яркое солнечное “сельское” оформление, навеянное прованскими пейзажами Ван Гога, прорастает сквозь белизну порталов балетного павильона. На этом изысканно-наивном фоне выразительно пестрят цвета костюмов, вдохновленные упомянутыми полотнами живописного певца Арля. В спектакле вообще все как-то очень продумано и уютно уравновешено. Не забывая о том, что “Тщетная предосторожность” – редкий экземпляр балета комического, исполнители сочетают техническое мастерство и шаловливый артистизм. Это в первую очередь относится к номинантам, Елене Воробьевой – обаятельной Лизе и Виктору Механошину – незадачливой мамаше Марцелине. Одним словом, “Тщетная предосторожность” – штучное изделие, что называется, на любителя, коих среди членов жюри или не нашлось, или оказалось недостаточно.

В номинации “балетный спектакль” победил “Герой нашего времени” Большого театра России, что, в общем-то, справедливо. Эта постановка целиком и полностью плод креативной фантазии его создателей – композитора Ильи Демуцкого (лауреат “Золотой Маски” в номинации “работа композитора в музыкальном театре”), режиссера Кирилла Серебренникова и хореографа Юрия Посохова, положивших в основу балета три части романа (“Бэла”, “Тамань”, “Княжна Мери”) и нашедших каждой из них свое музыкальное и хореографическое решение. Более того, в каждом акте есть свой Печорин, этот образ по предложению режиссера разъят на три отдельные ипостаси. У каждого из Печориных – своя лексика, свой характер, свои взаимоотношения с окружающими, что очень точно выражено в хореографии Юрия Посохова, одного из самых ярких постановщиков российской сцены, прав-да, больше работающего за ее пределами. По количеству соло, дуэтов и трио “Герой нашего времени”, наверное, можно вписывать в книгу рекордов Гиннесса. Особенно хороши характерообразующие печоринские соло. Двое исполнителей – Владислав Лантратов из контрабандистской “Тамани” и Вячеслав Лопатин из аристократической “Княжны Мери” на премию выдвигались, но ни один, ни другой “Маски” не получил, также как их коллеги-исполнительницы – Ольга Смирнова-Бэла и Людмила Шипулина – таманская Ундина. Балерин Большого, как и других номинанток, включая Диану Вишневу – пушкинскую Татьяну из одноименного балета Джона Ноймайера, обошла солистка Театра балета Бориса Эйфмана Любовь Андреева, получившая “Маску” за роль Николь Уоррен в балете “Up&Down”. Спектакль создан по мотивам романа Скотта Фицджеральда “Ночь нежна” и, похоже, наиболее исчерпывающе отражает художественные принципы хореографа. Впрочем, сам Борис Яковлевич, удостоенный “Маски” за вклад в театральное искусство, принимая награду, сказал, что хоть эта номинация и является неким подведением итогов, он надеется сочинить в будущем “спектакль своей мечты”. В любом случае, “Up&Down” выражает самую суть хореографического мышления Эйфмана, всегда любившего яркие контрасты, балансирующего на острие противоположностей. В “Up&Down” эти “вверх и вниз”, взлеты и падения – разведены максимально. Проще говоря, между вершиной и дном пролегает не просто большое расстояние, а настоящая пропасть. История психиатра, женившегося на своей пациентке, а затем полюбившего юную кинозвезду, рассказана в балете с дотошностью медицинского эпикриза, смягченного романтическим взглядом на живописные аспекты безумия. Эйф-ман беспощадно заостряет сюжетные коллизии романа, приводя в финале главного героя в дом скорби уже не в качестве врача, а душевнобольного, расплачивающегося за свой разбазаренный талант. Психологические изломы здесь передаются через невероятные по своей сложности акробатические поддержки, а иллюзорную красоту мира обитающей на Ривьере богемы иллюстрируют эффектные танцевальные ансамбли (на музыку джазовых композиций Гершвина), словно выворачивающие наизнанку кордебалетные танцы обитателей психиатрической лечебницы – отчужденные, ломаные, болезненные. Удостоенные “Маски” Любовь Андреева и Олег Габышев в совершенстве понимают стилистику и специфику балетов своего художественного руководителя. Их танец абсолютно адекватен хореографии Эйфмана с ее экспрессионистской остротой, обнаженностью эмоций и движений. И в этом смысле награды артистов совершенно заслужены. Впрочем, “заслуженные” и “незаслуженные” премии – понятия относительные. Ведь никому не придет в голову сказать, что ничего не заслужил Джон Ноймайер и его неоклассическая “Татьяна”. Тем не менее, балет тончайшего знатока человеческой души, одного из лучших хореографических интерпретаторов большой литературы (в том числе и русской) не удостоился поощрения, как и исполнительница заглавной партии Диана Вишнева, сумевшая в нюансах передать внутреннюю эволюцию пушкинской героини.

Лучшим хореографом был назван британец, хореограф-резидент Штутгартского балета Даглас Ли, поставивший в Пермском театре оперы и балета восемнадцатиминутную миниатюру “Когда падал снег“ – неброское интеллигентное ностальгически-элегическое произведение, графично и выразительно исполненное замечательными пермскими танцовщиками. С этим мини-балетом был вполне способен конкурировать небольшой по формату “Занавес” руководителя екатеринбургского балета Вячеслава Самодурова, об оборотной стороне жизни балетного спектакля и его солистов. Это ироничный, изобретательный и остроумный спектакль с блистательной партией прима-балерины в исполнении Марии Александровой, демонстрирующей виртуозную технику, легкость и артистизм в молниеносных переходах от балеринского апломба почти что к приступам пароксизма.

И, наконец, современный танец, который в этом году вернулся, можно сказать, к своим истокам, сконцентрировав внимание на основоположниках отечественного contemporary dance – Татьяне Багановой, Ольге Пона и Александре Пепеляеве. Правда, обладательница нескольких “Масок” Баганова, как это ни парадоксально, на премию не выдвигалась. Спектакль “Мера тел”, превративший в театральное действо таблицу Менделеева, создан театром “Провинциальные танцы” в соавторстве с петербургским Инженерным театром АХЕ и его руководителями Максимом Исаевым и Павлом Семченко. Очевидно, классифицировать меру участия каждого из творцов данного опуса экспертному совету не удалось и поэтому пришлось обойтись без номинаций “режиссер” и “хореограф”. Сам же спектакль, хорошо придуманный, но несколько затянутый и хаотичный, как сама жизнь элементарных частиц, в результате ничего не получил. Как и Ольга Пона за свои полнометражные “Встречи”, в коих, абсолютизировав свою склонность к перфекционизму и акробатике, несколько утратила былое простодушное обаяние. И все-таки победил один из могикан. Спектакль давно уже ставшего Александром Саши Пепеляева, чье имя на слуху у каждого, кто интересуется современным танцем, получил “Золотую Маску”. “Кафе Идиот”, поставленный в находящемся на подъеме “Балете Москва”, – реверанс в сторону легендарного “Кафе Мюллер” Пины Бауш и фантазия на тему романа Достоевского. Пепеляеву, всегда отдававшему должное мультимедийным технологиям, даже основавшему в свое время “кинетический театр”, удалось создать мощный, выразительный и эмоционально яркий спектакль, где очень точно переданы отзвуки душевных состояний классических героев. В спектакле сошлось все – внятность замысла, музыкальное оформление (Ник Берч и шлягеры прошлого века), яркие и строгие красно-белые костюмы и лаконичная сценография Сергея Илларионова и, конечно же, отличная подготовка танцовщиков “Балета Москва”.

Победа Пепеляева, на протяжении четверти века последовательно и упорно продвигающего идеи современного танца в России, – событие радостное. Чего нельзя сказать об общем состоянии отечественного contemporary dance. И нынешняя, и предыдущие “Маски” показывают, что это направление танцевального искусства, по сути, отсутствует. Есть отдельные имена, отдельные компании, известные наперечет, но это, скорее, явления эпизодического порядка. Отчего? На этот вопрос трудно ответить, тут нужны, по-видимому, какие-то социологические исследования и изучение особенностей российского менталитета.

Алла МИХАЛЕВА
Сцена из спектакля «Герой нашего времени”. Фото Д.ЮСУПОВА
«Экран и сцена»
№ 8 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email