Биография с географией

• Сцена из спектакля “Унтиловск”. Фото Ю.ЛЕБЕДЕВОЙ
География “Ново-Сибирского транзита” (он проходит раз в два года, начиная с 2010-го) – его биография, ведь фестиваль объединяет большую часть театральной России (Дальний Восток, Сибирь и Урал). От старого “Сибирского транзита” его отличает не только расширение пространства на восток и запад. Появились постоянный руководитель (директор новосибирского театра “Красный факел” Александр Кулябин, который был у истоков и старого “Транзита”), работающая, как идеальные часы, фестивальная команда (ее душой стала Ирина Кулябина) и неизменное место проведения – Новосибирск.
Члены Экспертного совета во главе с председателем Олегом Лоевским по традиции объехали необъятные просторы в самые жуткие морозы и сформировали афишу III Межрегионального “Транзита” из шестнадцати конкурсных спектаклей: от Хабаровска до Кургана. “Мы сделали все возможное: трудно добавить в эту афишу что-то из того, что мы не взяли”, – со скромной гордостью утверждает Лоевский со страниц фестивального буклета.
Попробую добавить. Мне досадно, что в афишу не попали “Братья Ч.” Норильского Заполярного театра, эту “историю неопубликованного романа” по пьесе Елены Греминой режиссер Тимур Насиров превратил в захватывающую игру. Жаль было не обнаружить ни одного из спектаклей Олега Рыбкина (между вторым и третьим “Транзитом” он выпустил в Красноярской драме несколько незаурядных премьер, к примеру, “Тихий шорох уходящих шагов” Дмитрия Богославского, “Вий” Натальи Ворожбит). Удивил выбор спектакля в Омской драме, без которой, конечно, невозможно представить “Ново-Сибирский транзит”. Вместо булгаковского “Бега” Георгия Цхвиравы, быть может, не выдающегося, но очень достойного, с грандиозной актерской работой Михаила Окунева в роли Хлудова, взяли “Лжеца” Карло Гольдони в постановке Александра Баргмана – зрелище претенциозное и имитационное.
Впрочем, без Булгакова “Ново-Сибирский транзит” все же не обошелся: фестиваль открывали “Дни Турбиных” Тюменской драмы в постановке Петра Шерешевского. В связи с украинскими событиями текст звучал чересчур актуально, а три ведьмы из “Макбета” в лохматых тулупах, введенные в булгаковское пространство режиссером, еще больше обостряли тему проклятого времени и бесовских сил, кружащих над героями. Это мир, в котором давно потеряли актуальность понятия чести и гордости, поэтому Алексей и Елена Турбины (Александр Тихонов и Евгения Казакова) оказываются не самыми важными фигурами спектакля. На первый план выходят персонажи, у которых, быть может, есть шанс выжить после цивилизационной катастрофы (хотя в финале ведьмы “забирают” всех). Это ловелас и трикстер Шервинский (Николай Аузин получил приз за лучшую мужскую роль второго плана), жовиальный, круглый, как шар, Мышлаевский (Константин Антипин), “функция в пенсне” – Тальберг (Сергей Скобелев).
После спектакля в фестивальном клубе герои “Дней Турбиных” представили капустник: веселый, но со слезами на глазах у исполнителей и зрителей, – рассказ о недавнем слиянии в единое государственное автономное учреждение Тюменской драмы, филармонии, театра кукол, Тобольского (!) театра и ДК “Нефтяник” (!), вылившемся в организационный хаос, отмены премьер и тому подобное. Капустник, пожалуй, оказался более ярким впечатлением, чем “Дни Турбиных”, недаром Жюри наградило его специальным призом.
Одним из важных событий фестиваля стал спектакль “Унтиловск” по пьесе Леонида Леонова на крошечной сцене Новосибирского городского драматического театра под руководством Сергея Афанасьева (он же постановщик спектакля). Возвращение великой (без преувеличения) и почти совершенно забытой пьесы подарило интеллектуальное и чувственное наслаждение от многослойного, абсолютно живого (при этом виртуозно сконструированного) языка. В “Унтиловске” соединились грандиозное и страшное русское время 1920-х, вечная, глубинная Россия с ее удивительными русскими типами. Видна тщательная режиссерская работа: над языковой партитурой, музыкальным оформлением (от песенок Вертинского и “Черного ворона” до шлягера “Небеса обетованные”, становящегося язвительной лейттемой). Великолепен актерский ансамбль, каждый характер – яркий, гротескный: мощный главный герой Буслов (Николай Соловьев), эстет-фантазер “из бывших” Манюкин (Владислав Шевчук), какой-то булгаковский (будто из свиты Воланда) Черваков (Андрей Яковлев)…
Образец традиционного русского театра, совершенно не теряющего ни эстетической, ни этической ценности, – “Унтиловск” Сергея Афанасьева получил награду в номинации “Лучший спектакль малой формы”.• Л.Сорокин в спектакле “Крейцерова соната”. Фото В.ДМИТРИЕВА
В большой форме не было серьезных конкурентов у спектакля хозяев – “KILL” театра “Красный факел” (постановка Тимофея Кулябина по мотивам пьесы Фридриха Шиллера “Коварство и любовь”). Знатоки изощрялись в перечислении названий европейских спектаклей, которым подражает “KILL” (чаще других звучал “Проект J. О концепции лика Сына Божьего” Ромео Кастеллуччи). Мне же работа представляется совершенно оригинальной. То, что “KILL” оказался в международном фестивальном мейнстриме, отнюдь не недостаток. Спектаклю предшествует видеоинсталляция “Глаза Бога” в фойе театра, где актрису Дарью Емельянову (она будет играть Луизу Миллер) готовят к роли жертвы на кресте-распятии. Луиза в “KILL” – жертва не обстоятельств, но высшего смысла. Глаза, сочащиеся кровью (Создателя или любой из жертв?), заполняют весь задник сцены. Они следят за героями, к ним обращены молитвы Луизы. Металлические панели с десятью огромными крестами, неоновые лампы и бесконечные микрофоны: завораживающее и выморочное пространство не для жизни, но для жертвоприношения. В замечательном актерском ансамбле нельзя не отметить еще двух исполнителей: Ирину Кривонос (леди Мильфорд) и Андрея Черных (Миллер, отец Луизы). “KILL” получил фестивальную награду в номинации “Лучший спектакль большой формы”.
Два главных приза “Транзита” остались в Новосибирске (к ним надо приплюсовать приз за лучшую мужскую роль Лаврентию Сорокину, глубоко, страстно и сдержанно сыгравшему Позднышева (“Крейцерова соната” новосибирского театра “Глобус”, режиссер Алексей Крикливый) и награду в номинации “Новация” спектаклю “Ручейник, или Куда делся Андрей?” новосибирского театра “Старый дом” (режиссер Семен Александровский). Стоило ли тогда собирать по необъятным просторам другие постановки? Награды наградами (в искусстве они всегда не безусловны), но палитра театральных впечатлений, их широта и разнообразие – главное достоинство “Ново-Сибирского транзита”.
Несколько слов о других премиях Жюри, которое в этот раз возглавлял Роман Должанский. Лучшая женская роль – Наталья Розанова (Герда) в “Снежной королеве” Красноярского ТЮЗа режиссера Романа Феодори. Лучшая женская роль второго плана – Дарья Савинова (царица Анна) в “Василисе Мелентьевой” Минусинской драмы (режиссер Алексей Песегов ставит эту подзабытую пьесу Островского так, что она встает в один ряд с шекспировскими хрониками). Лучшая работа художника – Алексей Вотяков (он же режиссер спектакля “Время женщин” Магнитогорской драмы). Металлические решетки, кованые решетки, решетки на окна, решетки от производителя Лучшая работа режиссера – Борис Павлович, превративший “Анну Каренину” Клима на сцене Хабаровского ТЮЗа в спектакль-исследование, нелегкое, но увлекательное для зрителя. Премия “Надежда сцены” – Екатерина Девятова (Стефани) в спектакле “Камень” Челябинской драмы режиссера Марины Глуховской. Оставшиеся без наград постановки тоже обрели благодарных зрителей: ни на одном из спектаклей “Ново-Сибирского транзита” не было свободного места даже на ступеньках. В том числе на двух приглашенных постановках: “Вие” Ярославской драмы (режиссер Семен Серзин) и “Пышке” Бурятского академического театра драмы имени Хоца Намсараева из Улан-Удэ (режиссер Елизавета Бондарь).
Замечательно была придумана Церемония закрытия фестиваля (ее, как и веселое открытие на ступенях “Красного факела”, ставил Дмитрий Егоров). С экрана лауреатов фестиваля приветствовали Евгений Миронов, Елизавета Боярская, Константин Райкин, Юрий Бутусов, Эдуард Кочергин, Валерий Фокин, Ольга Арефьева, Семен Фурман (их неформальные и очень искренние поздрав-ления оперативно записали в Москве и Санкт-Петербурге, а Райкин приезжал в Новосибирск лично; его мастер-класс стал одним из значимых событий фестиваля). Награду оргкомитета в номинации “Лучший театральный менеджер” вручили Татьяне Фроловой, режиссеру из Комсомольска-на-Амуре, создательнице театра “КнАМ”. Александр Прокопьевич Кулябин, волнуясь, представил лауреатов премии “Честь и достоинство”. По традиции “Ново-Сибирский транзит” вручает две подобные награды. В этот раз их получили народный артист России Валерий Аркадьевич Дьяконов, полвека служащий на сцене Красноярской драмы, и Татьяна Федоровна Козицына, шестнадцать лет проработавшая на посту директора Молодежного театра Алтая в Барнауле, соратница Валерия Золотухина, вместе с ним создававшая этот театр-дом (в том числе на строительной площадке), формировавшая труппу. Тяжело думать о том, что в конце прошлого года из своего театрального дома Татьяна Федоровна была изгнана. Не тема этих заметок – разбираться в конфликте, не делающем чести алтайской культурной и некультурной власти. Важно запомнить эту овацию вставшего в приветствии Козицыной зала. Было чувство не просто театральной корпорации (само по себе достаточно редкое в последнее время), но человеческого братства. Прекрасное чувство единения. Только ради него стоит начинать собирать “Ново-Сибирский транзит” номер четыре, чем уже и занялись Александр Кулябин и его команда.

Владимир СПЕШКОВ
«Экран и сцена» № 12 за 2014 год.

Print Friendly, PDF & Email