Чудодейственный Тифлис

11-1_7Татьяна Львовна Щепкина-Куперник вспоминала: “Когда его первый раз привели к М.Н.Ермоловой, очень заинтересовавшейся молодым артистом после того, как видела его в Мефистофеле, и он вышел к ней, застенчивый, не зная, куда девать длинные руки, она даже воскликнула:

– Как… Это Шаляпин? – так не похож был вошедший на сатанинский образ, яркий и до жути проникнутый гетевской иронией… Шаляпин сконфузился и пробормотал:

– Да уж извините… Какой есть”.

В ту пору он служил в Русской Частной опере С.И.Мамонтова и свободные вечера часто проводил в Малом театре.

Затевая новую шаляпинскую выставку “Для жизни рожден я в Казани, для музыки – в Тифлисе рожден” в филиале Бахрушинского музея – Доме-музее М.Н.Ермоловой, ее организаторы безошибочно выбрали пространство: герой здесь бывал, здесь звучал его известный всему миру голос. ГЦТМ имени А.А.Бахрушина обладает одной из самых значительных коллекций раритетов, связанных с жизнью и творчеством великого певца. Ее начал собирать основатель музея, первые экспонаты дарил Алексею Александровичу сам Федор Иванович. В 1927 году первая жена Шаляпина Иола Торнаги и дочь Ирина обратились к Бахрушину с просьбой купить у них важные семейные реликвии. Эта покупка, без сомнения, была смелым поступком, ведь именно в 1927 году полным ходом шла травля Шаляпина-невозвращенца в советских газетах, закончившаяся постановлением Совнаркома о лишении его звания Народного артиста (напомним, что это постановление было отменено в 1991-м Советом министров РСФСР “как необоснованное”). Шаляпинская коллекция пополнялась и после смерти Бахрушина.

Выставка в Музее Ермоловой посвящена тифлисскому периоду – истокам творчества русского гения. Партнерами проекта ГЦТМ и Межрегионального Шаляпинского центра стали музеи Грузии (Государственный музей театра, музыки и хореографии и Музей Тбилисской консерватории имени В.Сараджишвили). Также в общем деле приняли участие Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И.Глинки и частные коллекционеры. “Выставка, рассказывающая об этом периоде в жизни певца, – первая в России”, – пишет в бук-лете генеральный директор Бахрушинского музея Д.В.Родионов.

Сам Федор Иванович называл Тифлис – чудодейственным. Он появился здесь в 1892 году, без гроша в кармане, помотавшись по России в бродячих труппах: начинал хористом, позже пел, наскоро выучив текст небольших ролей в операх и оперетках. Неизвестно, как сложилась бы судьба артиста, если бы не встреча с Дмитрием Усатовым, первым в его жизни настоящим музыкантом и педагогом, учеником Камилло Эверарди. Усатов когда-то был тенором Большого театра, первым исполнителем партии Ленского, Вакулы в “Черевичках” на этой сцене.

Для атмосферы выставки важны виды Тифлиса. Здесь и общие планы города, и здание театра, в котором состоялся дебют Шаляпина, и дом, где жила первая любовь певца. Важны лица – так же как подписи к фотографиям. Вот, например, портрет учителя с надписью “Верзиле Шаляпину от Д.А.Усатова”. Ведь для Дмитрия Андреевича Федор фактически стал приемным сыном. Строгий “отец” не только бесплатно занимался пением, но и кормил неимущего ученика. Именно он прививал верзиле навыки воспитания, “учил не шмыгать носом во время обеда, сидеть за столом прямо, не трогать ножом рыбу”, как вспоминал впоследствии певец. Характерно, что до встречи с Усатовым Федор был уверен, что у него баритон. Дмитрий Андреевич определил границы и диапазон возможностей голоса – basso cantante (высокий бас). «“Русалка” и “Фауст” – вот ваши кормильцы», – говорил он Федору.

Дом Арцруни, где выступали ученики Д.А.Усатова

“С этой встречи с Усатовым начинается моя сознательная художественная жизнь… Он пробудил во мне первые серьезные мысли о театре, научил чувствовать характер различных музыкальных произведений, утончил мой вкус и – что я в течение всей моей карьеры считал и до сих пор считаю самым драгоценным – наглядно обучил музыкальному восприятию и музыкальному выражению исполняемых пьес”, – писал Ф.И.Шаляпин в “Маске и душе”. Дмитрий Андреевич нашел для Федора мецената – Константина Николаевича Алиханова, известного тифлисского музыкального деятеля и владельца аптекарских складов, назначившего молодому дарованию стипендию.

Особенностью Федора была уникальная восприимчивость, умение расти не по дням, а по часам. Его “консерватория” продолжалась меньше года. Усатов приготовил ученика к дебюту на сцене Тифлисского театра, где он впервые в жизни спел Мефистофеля в “Фаусте”, Тонио в “Паяцах”, Гремина в “Евгении Онегине” и другие партии. Об этом напоминают нам старые афиши.

На выставке мы видим окружение молодого певца. Портрет друга Ивана Пеняева (Бекханова). Он станет первым биографом артиста – листки из рукописи “Первые шаги Федора Ивановича Шаляпина на артистическом поприще (из воспоминаний провинциального актера)”, изданной в 1903 году, украшают экспозицию. Заметим, что Пеняев спустя много лет нашел кров в доме Шаляпиных на Новинском бульваре, стал членом семьи. Ему как библиотекарю полагалось жалованье.

Всю свою жизнь Шаляпин считал долгом помогать вдове Усатова – Марии Петровне. Еще одна ученица Дмитрия Андреевича Варвара Страхова-Эрманс спустя несколько лет станет партнершей Шаляпина в Частной опере, напишет чудесные воспоминания о своем соученике и партнере.

Впервые на выставке представлены редкие фотографии и, в частности, порт-реты и письма Федора к Ольге Михеевой, первой любви артиста, – из Тбилисского Музея театра, музыки и хореографии и частного собрания Ю.А.Пономаренко. “Ах, Ольга, я тебя люблю”, – написал Шаляпин на одной из фотографий, слегка изменив слова из арии Ленского. Ольга была выпускницей Петербургской Консерватории, девушкой из другого мира, другого круга. Ее мать невзлюбила Федора, считая его неподходящей партией. Первая любовь часто бывает болезненной, и уже во цвете славы Шаляпин, диктовавший Горькому воспоминания, отзывался об Ольге и ее матери язвительно, совершенно не думая о том, что его давняя пассия жива и увидит книгу. Можно представить себе, каково ей, скромной учительнице музыки, было читать о малопривлекательных подробностях романа со знаменитым артистом.

Когда в середине мая 1894 года Федор с другом Павлом Агнивцевым покидает Тифлис, Ольга приходит на почтовую станцию проводить артиста. “Ее отношение ко мне давно уже приняло характер того любопытства, с которым смотрят на акробата в цирке: свернет он себе шею в этот вечер или завтра. Я чувствовал это обидное отношение, но все-таки любил эту девушку. И когда лошади потащили нас вдоль Ольгиной улицы на Военно-Грузинскую дорогу, сердце мое мучительно сжалось”.

Д.А.Усатов снабдил молодых людей рекомендательным письмом к управляющему Конторой московских Императорских театров П.М.Пчельникову. Это письмо можно прочесть на выставке (его обнаружила в фондах музея ее куратор Светлана Семиколенова): “Глубокоуважаемый Павел Михайлович. Письмо оное передадут мои ученики Агнивцев-поручик и Шаляпин. Если бы Вы нашли их годными для Моск[овской] оперы, то сделайте для них что-нибудь, чем премного обяжете меня. Шаляпин – это, безусловно, талант, и Вы не раскаетесь, приобретя его для Моск[овской оперы]… Выслушайте их сами и судите”.

Как мы знаем, письмо не помогло, поскольку сезон в казенных театрах закончился. Пройдет несколько лет до дебюта Федора в Большом театре в 1899 году. Его выступление в “Фаусте” станет триумфом.

Через год он приедет в Тифлис в ореоле славы и будет петь в новом здании театра. Афиши на выставке рассказывают о репертуаре тех гастролей, когда театралы смогли увидеть Шаляпина в “Фаусте”, “Русалке”, “Борисе Годунове”.

Особенным был приезд Федора Ивановича в 1915 году. Пребывание в Тифлисе совпало с юбилеем – 25-летием творческой деятельности певца. Тогда же ему было присвоено звание Почетного гражданина Тифлиса. Столетие этого события и стало поводом для выставки.

На вернисаже звучали романсы из репертуара певца. Всех покорил восхитительный квартет, исполнивший грузинские песни и, в частности, знаменитый “Мравалжамиер” (“Многая лета”). В концерте принял участие ансамбль Союза грузин в России.

Выставка продлится до 26 апреля.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 7 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email