В месте – сила

Сцена “Party Songs”. Фото А.ИГНАТОВИЧА
Сцена “Party Songs”. Фото А.ИГНАТОВИЧА

Программа VII Международного Летнего фестиваля искусств “Точка доступа” в Санкт-Петербурге (кураторы – Юлий Клейман и Алексей Платунов) состоит из множества обширных секций (“Основная”, “Свободная”, “Просветительская”, “Проекты наших друзей”, “Лаборатория границ”, “Спецпроект”), объявших великое многообразие сайт-специфических и перформативных практик. Весомая часть проектов спродюсирована самим фестивалем или создана для него, таким образом – тем, кто любит неконвенциональные формы театра в режимах indoor и outdoor, гора новинок этим летом в Петербурге обеспечена.

Торжественным и одновременно подрывным, даже сатирическим, вернисажем открылась выставка “Party Songs” норвежца Мортена Тровика. Инсталлированным в парадное просторное здание Екатерининского собрания выставочным жестом Тровик (среди прочего – учившийся когда-то на курсе Петра Фоменко) как бы закруглил свое многолетнее исследование Северной Кореи. Оно состояло из семнадцати визитов в эту страну, организации в Пхеньяне в 2015 году концерта словенской группы Laibach, документального фильма “Liberation Days” и пары книг, одна из которых только что вышла на русском языке благодаря независимому издателю Феликсу Сандалову. По сути, перед нами – автор сложносочиненных и протяженных во времени утопий, прелесть которых заключается в том числе и в том, что внутри них всегда что-то идет не так. В фильме Тровика эти сбои проявлялись в несовпадениях и непониманиях между организаторами рок-концерта и местными службами госбезопасности, которые все время ждали подвоха и стремились его предотвратить. На вернисаже одетый в шотландский килт режиссер сам водил чиновников по выставке и показывал им лик Ким Чен Ира, заодно объясняя, что такое цензура (если вдруг они не знают). Для контекста “Точки доступа” мультижанровый проект Мортена Тровика важен как пример метода, построенного на объемности и процессуальности. Вот как Тровик описывает ее в интервью Василию Корецкому для Colta.ru: “Это художественный метод организации перформансов в общественном дискурсе, в общественной жизни и публичных пространствах. При этом режиссура ивента находится в постоянном диалоге с событиями, происходящими во внешней реальности. То есть это как бы создание управляемой реальности, в которой все непредвиденные обстоятельства, сопровождающие подготовку и проведение собственно перформанса, также являются его частью”. Умение рефлексировать по поводу собственной работы и тем самым продлевать ее жизнь – одно из замечательных качеств современных художников с такой вот флюидной природой, как у Тровика.

Замечательно и его высказывание о том, что подобные проекты, подверженные влияниям извне, понятны российскому зрителю. В реэнактменте дадаистского кабаре, названного “Необъяснимо прекрасно” и устроенного кураторами Ваней Демидкиным и Артемом Томиловым, внезапность включалась в событие и выводила его из автоматического режима. Но и сами “номера”, придуманные режиссерами, актрисами, драматургами, композиторами, содержали в себе потенцию неизвестного, непредсказуемого – хотя и в рамках общего “мирного договора”. Кроме дадаистов объектом исследования и трансформации для Демидкина и Томилова стали загородные приключения концептуалистов из “Коллективных действий”, перформанс “Cut Piece” Йоко Оно 1964 года и многие другие, не такие знаменитые акции, к каждой из которых был прикручен список литературы и референсов. Исследование, которое провели кураторы “Необъяснимо прекрасно”, их мягкое модерирование и свобода, предоставленная участникам, вызывает уважение и порождает большой интерес. Актуализировав старые перформансы через попытку повтора в другом времени и иными силами, они вернули и вкус к теоретизированию по поводу важнейшего пласта современной культуры. Знание, короче говоря, по-прежнему сила.

“Точка доступа” не в первый раз и вполне осознанно окружает показы теоретическими разговорами, лекциями и встречами. В этом году, как и в прошлом, – вся образовательная программа шла онлайн. Участвовавшие в ней Герман Нитч, Елена Ковылина, Леля Нордик, Петр Быстров, Лиза Морозова и Лев Манович – совершенно уникальная компания людей, чьи разные оптики и опыт дали очень правильный контекст происходящему на улицах и в пригородах Петербурга, а еще – в его парках, в опустевших залах “Общества Знание” и прочих местах, которые оказалось так увлекательно разглядывать с помощью современного театра.

Кристина МАТВИЕНКО

«Экран и сцена»
№ 15 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email