Встреча на нейтральной полосе

Сцена из эскиза “День психа”. Фото предоставлено театром
Сцена из эскиза “День психа”. Фото предоставлено театром

Польско-российская режиссерская лаборатория “Соседи” прошла на сцене Калининградского драматического театра в ноябре 2020, в разгар пандемии и в ситуации, когда не было ясности ни в чем. Идею двух кураторов – режиссера Мачея Виктора (он же организовывал в Калининграде цикл читок “Новый взгляд – театр Европы”) и Олега Лоевского, решивших активизировать диалог между польским и российским театральными мирами, поддержал Польский культурный центр и СТД РФ. В Калининград приехали четверо российских режиссеров – Елена Невежина, Кирилл Сбитнев, Филипп Гуревич и Александр Плотников, и за довольно короткий срок, как это бывает на такого рода лабораториях, создали эскизы не известных российской публике пьес на двух сценах, основной и камерной, Калиниградской драмы. Двусторонность мероприятия заключалась в том, что к этому же времени в Гданьске (театр “Миниатюра”) и Сопоте (театр “Бото”) поляки делали эскизы по русским текстам. Какой бы практический результат ни был у этого проекта, важен сам факт обмена новыми пьесами, факт заказанных переводов и встречи режиссеров с чужими вселенными. Это особенно значимо, когда границы закрыты и все международные коллаборации поставлены практически на стоп-режим.

Четыре польских пьесы стали путешествиями в разные миры, стилистики и времена. Елена Невежина воплотила “Невесомость” Войтека Фаруги – хронику эксперимента над советскими космонавтами, которых заперли в макете космического корабля для реконструкции полета на Марс. У Невежиной эта история оказалась вполне сюрреалистической и спровоцировала зал на эмоциональный разговор о противоречивом отношении к прошлому, то ностальгическому, то нигилистическому.

Кирилл Сбитнев в лаконичном, отлично выполненном эскизе по пьесе Аманиты Мускарии (псевдоним сестер Габриэлы и Моники Мускалы) “Суп наш насущный” показал концентрат абсурдной и полной тайн жизни семьи. За физической статикой, однообразием повседневных ритуалов с обедом и просмотром сериалов спрятана неизжитая травма, которая в финале оказывается трагической смертью дочери. Актерские работы в этом эскизе выглядели, пожалуй, самыми удачными – психологический суггестивный строй пьесы расположил артистов к тщательности осмысления ситуаций.

“День психа” Марека Котерского – шизофренический монолог школьного учителя, ото дня ко дню переживающего свою неудачливость и панически нервно реагирующего на окружающих, от слушающих Шопена соседей до парочки на пляже. Филипп Гуревич создал очень эффектный, по-бутусовски витальный эскиз, в нем не всегда легко было расслышать текст, но впечатление на аудиторию большой сцены Калининградского театра он, тем не менее, произвел.

Финалом лаборатории стала работа Александра Плотникова по документальной пьесе-расследованию Марты Соколовской “Рейкьявик 74”. На огромной сцене, задействованной по максимуму, предстало очень эффектное разнофактурное зрелище, в котором можно было угадать методы Мило Рау (открытая игра с актером и его персонажем, реальным человеком, пострадавшим от исландского правосудия в 1960-е годы), увидеть любовь режиссера к кинематографу и, наконец, ощутить всю мощь сентимента. “Рейкьявик 74”, однозначно ставший успехом лаборатории, заканчивался романтической сценой между двумя героями, которых – как мы уже знали к этому моменту – правосудие раздавило, но театральный флэшбэк позволил увидеть их молодыми и счастливыми. Этот жест нисколько не нарушил сурового хода пьесы Соколовской, но подчеркнул важность человеческой жизни и частного права на счастье в любом государстве и любом времени.

Лаборатория “Соседи” случилась в момент изоляции государств друг от друга, но, как ни тривиально, искусство опять обнаружило свою привилегию пересекать границы и быть катализатором самого важного в нужный момент. Сборники польских пьес – те, которые уже переведены на русский язык, – стали важным источником для российского театра в 2010-е годы. Эти вновь появившиеся четыре добавляют других красок, но отчасти и укладываются в представление о польской драматургии, знакомство с которой – например, с Доротой Масловской, – существенный челлендж для режиссеров. Калининградский опыт был значим, как это ни удивительно, прежде всего для здешней публики, встретившейся со свежими и очень не тривиальными театральными текстами – скорее всего, она эту встречу так просто не забудет.

Кристина МАТВИЕНКО

«Экран и сцена»
№ 2 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email