Март от слова Art

Выдающийся театральный художник Март Фролович Китаев родился в марте 1925 года (его назвали в честь первого весеннего месяца) и ушел незадолго до своего 95-летнего юбилея. Несмотря на преклонный возраст и непререкаемый авторитет в среде коллег-сценографов, в памяти друзей, близких сохранится образ человека подвижного, моложавого, казалось, вовсе не ощущавшего груза лет. Как и сознания собственной значимости.

Помню, как еле поспевала за ним, стремительно взлетавшим по лесенкам в макетную – быть может, самое уютное помещение в петербургском ТЮЗе имени А.А.Брянцева (в этом театре он служил главным художником с 1990-го). Март Китаев умел создавать вокруг себя удивительную атмосферу, где бы ни находился. Об этом писал Виктор Гвоздицкий в своей книге «Последние»: «Для меня он тот притягательный центр в театре, в Доме, без которого пусто».

Гвоздицкий имел в виду не существующий сегодня рижский ТЮЗ Адольфа Шапиро. Этот период работы (вторая половина 1960-х – начало 1970-х) Март Фролович запомнил как счастливейшее время своей жизни. Вместе с Шапиро Китаев создавал «Последних», «Мамашу Кураж» и, конечно, легендарную «Чукоккалу», на которой выросло не одно поколение рижских зрителей. В Таллине Март Фролович оформлял «Вишневый сад» и «Трех сестер» Шапиро, спектакли, вошедшие в историю лучших чеховских постановок.

Тогда же началось содружество Китаева с Николаем Шейко. «В одном театре (рижском ТЮЗе) умещалось два: театр Шапиро и театр Шейко. Март Китаев каким-то “абсолютным слухом” мог наполнить итальянские законы старинного театра, которыми Шейко открывал не только фьябы Гоцци, но и пьесу Гладкова, похождения Карлсона, спектакли по русской классике <…> Театр Шапиро у Китаева был исполнен драматизмом узнавания, вибрацией социальной ноты, подробным и вместе с тем поэтичным отражением жизни», – вспоминал Виктор Гвоздицкий.

Дружба и работа с Николаем Михайловичем Шейко продолжилась в Александринке (Академическом театре имени А.С.Пушкина), где были выпущены такие значительные постановки, как «Похождения Чичикова» и «Унтиловск». В 1995 году их общим спектаклем стал «Маскарад» в МХТ имени А.П.Чехова.

В Александринке, где художник прослужил почти четверть века, возник творческий дуэт Марта Китаева и Арсения Сагальчика – в «Детях солнца», «Иванове» и других спектаклях. Позднее в брянцевском ТЮЗе они ставили «Детей Ванюшина» – последнюю работу Сагальчика.

Март Китаев оформил более 300 спектаклей. Работал с такими режиссерами, как Игорь Владимиров, Зиновий Корогодский, Леонид Хейфец, Михаил Левитин. Лев Додин считал огромной удачей свою встречу с Мартом Фроловичем, «человеком деликатным и принципиальным», «большим художником и большим интеллигентом».

Алла Михайлова в одной из своих статей назвала творчество Китаева «тонким, образным изобретательством». Так она определяла сценическую архитектуру, одухотворение объемов, создание нужного настроения, вызывавших облако ассоциаций.

Друг и соавтор Китаева, художник и макетчик Михаил Платонов писал: «В имени Март есть латинское art. Думаю, это неспроста».

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
Январь 2020 года.

Print Friendly, PDF & Email