Столетие служения

Фото С.ЛЕВШИНА

Фото С.ЛЕВШИНА

Каждому гостю, пришедшему на вечер, посвященный 100-летию Большого драматического театра, вручали программу празднества (авторы сценария Виктор Крамер, Андрей Могучий, Светлана Щагина, режиссер, художник-постановщик Виктор Крамер). Заковыристое название действа – “Воздухоплавание и применение его к передвижению аэростатов свободных и несвободных по желаемым направлениям” – не выдумка создателей торжества. Так озаглавил свое сочинение о летательных аппаратах граф Антон Степанович Апраксин, меценат, один из первых практиков воздухоплавания, по чьей инициативе в 1878 году был выстроен театр на берегу Фонтанки.

Эта малоизвестная страница истории оживала в диалоге Алисы Фрейндлих с мальчиком, зачитавшимся книгой о дирижаблях. Легкий абрис театрального портала, словно замершего в воздухе, – метафорический образ творения архитектора Людвига Фонтана. С колосников на его крышу спустятся огромные фигуры основателей БДТ – Александра Блока, Максима Горького, Марии Андреевой (а позднее Георгия Товстоногова).

Происходящее на сцене комментируют из зала Василий Реутов и Александр Ронис, их голоса звучат в наушниках зрителей. Комментарий не претендует на глобальное исследование истории театра, он лишь намечает важные, ключевые моменты, какими они видятся сегодня. В советском театроведении главенствующая роль отводилась Горькому как идеологу БДТ. Однако во многом программу театра, его репертуар определял Александр Блок, ставший в 1919 году художественным руководителем труппы. Он видел свою миссию в просвещении нового зрителя, выходил перед занавесом к матросам и красногвардейцам, чтобы подготовить публику к восприятию спектак-ля. Само время требовало перемен, поисков себя в непривычных ролях. В “Дон Карлосе” (с этой трагедии Шиллера начинался Большой драматический) короля Филиппа сыграл известный опереточный артист Николай Монахов. Кажется, вовсе не случайно корифеем, главным трагиком БДТ стал артист музыкального театра. Блок писал: “Великая задача сегодняшнего дня – напоить и пронизать жизнь музыкой, сделать ее ритмичной, спаянной, острой”. Впрочем, “музыка революции”, которую еще недавно призывал слушать Поэт, очень скоро обернулась страшной, мертвящей какофонией. За несколько месяцев до кончины Блок в своей знаменитой “Пушкинской речи” сказал: “Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура”. Конечно, он говорил не только о Пушкине, но и о себе.

Рожденный как театр героической трагедии, романтической драмы и высокой комедии БДТ пережил немало горьких потерь. Реквиемом тем, “кто не пришел назад”, прозвучала музыка Альфреда Шнитке в исполнении прекрасного пермского хора MusicAeterna под руководством Теодора Курентзиса. Это был один из высших моментов вечера.

На экран (автор и режиссер графической анимации Сергей Дебижев) проецировались протоколы НКВД, решавшие судьбу режиссера, ученика Мейер-хольда, Константина Тверского (Кузьмина-Караваева), художественного руководителя БДТ с 1929 по 1935 годы. Первый спектакль “Дантон” он поставил в год рождения театра. Последний – “Ричард III” с Монаховым в главной роли – в 1935-м. Тогда же Тверской был выслан из Ленинграда, через два года арестован и расстрелян в Саратове.

БДТ – театр великих художников. На сцене появится стайка гимназисток, знакомых нам по спектаклю “Губернатор”. В руках у девушек папки. В них, как по волшебству, возникают макеты декораций В.А.Щуко, Ю.П.Анненкова, М.В.Добужинского, А.Н.Бенуа, Б.М.Кустодиева, Л.Т.Чупятова, Н.П.Акимова М.З.Левина, А.Г.Тышлера. Мраморные доски с их именами отныне будут украшать стену в парадном фойе.

Почти каждый из гостей вечера мог бы сказать о БДТ Товстоногова словами Пушкина: “Он создал нас”. Аплодисментами зал встречал Олега Басилашвили, прочитавшего строки из “19 октября”: “Роняет лес багряный свой убор…”. Артист читал о прекрасном союзе великих мастеров так пронзительно и проникновенно, что многие в зале не могли сдержать слез. И вот мы видим этот союз на экране (в музее театра обнаружился рабочий вариант документального фильма С.Арановича “Сегодня премьера”, запечатлевшего репетиции “Трех сестер”).

Андрей Могучий попросил Олега Валериановича прокомментировать бесценные кадры. Басилашвили не только сопровождает хронику своими воспоминаниями, давая краткие, но безупречно точные характеристики партнерам, он непостижимым образом возрождает атмосферу репетиций, подтрунивая над самим собой молодым, говорит голосом Георгия Александровича. Закадровый текст полон юмора, зал откликается радостным смехом, возникает удивительное чувство сопричастности событиям пятидесятилетней давности. Гаснет экран, и на сцене появляется та самая детская коляска, с которой Басилашвили–Андрей Прозоров выходил когда-то на сцену. Монолог из “Трех сестер” звучит щемяще, он завершается финальным маршем и словами Ольги: “Музыка играет так весело, бодро, <…> нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас…”. На последних словах чеховской пьесы на сцену выйдет вся труппа в майках с портретами всенародно любимых артистов, которых забыть невозможно. Они с нами навсегда.

На следующий день гости были приглашены на экскурсию в “Театр будущего”. Художник Александр Шишкин-Хокусай, режиссер Андрей Могучий и архитектор Андрей Воронов “вписали” в интерьер БДТ еще одно театральное пространство с отдельным входом, гардеробом, фойе и зрительным залом на 30 мест. Его стены, построенные из сосновой фанеры, излучают тепло. Попав сюда, начинаешь верить в пятое измерение, описанное Булгаковым в “Мастере и Маргарите”. Волшебство “театра внутри театра” в том, что новые объемы включают и заставляют увидеть по-иному эле-менты старого декора. Проект – дань памяти выдающимся художникам, работавшим в Большом драматическом. И, одновременно, взгляд, обращенный в будущее. “БДТ – это театр традиции. Традиции не обслуживания, но служения… Традиции обновления”, – говорил в финале юбилейного вечера Андрей Могучий.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 5 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email