Искушение непреодолимо

Фото А.ХАРИТОНОВААктер и режиссер Владимир Скворцов, недавно назначенный главным режиссером Московского театра-студии “Человек”, выпустил в Норильском Заполярном театре драмы имени Вл.Маяковского “Пиковую даму” А.С.Пушкина. Темой постановки стала неотвратимость судьбы и поистине мистическая обреченность человека, неспособного противостоять фатуму.

Эту линию Владимир Скворцов проводит с первой же сцены – с придуманного эпилога, где няня пытается уложить спать непослушную маленькую Лизу и обещает ей почитать на ночь. Девочка наугад называет страницу в томике Пушкина, няня принимается за чтение и быстро себя обрывает: мрачная баллада “Жених” – не для детских ушей. Вторая попытка столь же неудачна – звучит эпизод из “Пиковой дамы”, где старуха графиня после смерти является Германну и открывает ему тайну трех карт.

В следующей сцене спектакля повзрослевшая Лиза оказывается в доме графини, где вскоре оживут предзнаменования из прошлого.

Фатальную неудачливость Германна режиссер тоже объясняет детскими страхами: мальчик разбил зеркальце, и его мать увидела в этом дурной знак. Взрослый Германн в исполнении Александра Носырева загримирован под Ван Гога – рыжеволосый, с бородкой и усами. Внешнее сходство с прославленным сумасшедшим – как печать безумия. В дальнейшем это впечатление только усиливается – в финале герой, слепо одержимый своей навязчивой идеей, сам того не замечая, является в игорный дом босой и в шинели на голое тело.

Готичная мрачность атмосферы подчеркивается и строгим лаконичным оформлением Марии Рыбасовой. Полутемное пространство почти пусто, только в центре высятся две полукруглых стены с несколькими проемами – время от времени они вращаются на сценическом круге, обращаясь к зрителю то фасадом, то интерьером комнат. И на внешних, и на внутренних их сторонах – рисунок, напоминающий рубашку игральных карт: обои, одинаково уместные как в доме графини, некогда заядлой картежницы, так и нынешних игроков – Нарумова и Чекалинского. Вращение этих полусферических стен в спектакле – не только смена мест действия, но и множество емких метафор: рулетка в игорном доме, да и просто маятник судьбы – в какую сторону его качнет, чем это обернется для героев? В центре сцены обосновался игорный стол с зеленой столешницей. В первом акте на него, как на подиум, все время завозят в кресле графиню. Пока еще она видится центром маленькой вселенной, обладательницей заветной тайны, вершительницей чужих судеб. Но вскоре почетный подиум окажется ее эшафотом.

Режиссер дополнил текст повести Пушкина стихами и строками из либретто к “Пиковой даме” Чайковского, отчего поменялись и смысловые акценты. Германн в спектакле ближе к оперному герою – он не холодный расчетливый рационалист, как у Пушкина, а человек, охваченный сильными страстями. Но одержим здесь не только Германн – своя навязчивая идея преследует и Лизавету Ивановну (Евгения Камбалина), которой с детства мерещится страшный жених из пушкинской баллады. Да и старую графиню этот “жених” смущает не меньше.

В опере графиня впервые встречает своего убийцу на прогулке. В спектакле Скворцова она, как и Лиза, замечает его из окна дома и произносит несколько измененные слова из либретто оперы: “Опять он предо мной, таинственный и страшный незнакомец, он призрак роковой…”. Этот призрак и пугает, и притягивает ее. Режиссер разделил роль графини между двумя исполнителями – гротесково уродливую старуху играет острохарактерный артист Роман Лесик, молодую красавицу, “московскую Венеру”, ожившую в воспаленном воображении Германна, – Юлия Новикова. Где в сознании безумца смешались сон, явь и галлюцинация – не разберешь. Но именно к ней, не к Лизе, он обращает пламенное оперное ариозо “Прости, небесное созданье, что я нарушил твой покой”. И в финале с этими двумя воображаемыми графинями, юной и старой, отправится в психиатрическую лечебницу. В норильском спектакле Германн обречен изначально, Лиза слишком рациональна, чтобы изменить его судьбу. Лишь у нее в финале все сложится “благополучно”: выйдет замуж и возьмет воспитанницу, чтобы третировать кого-то, как когда-то мучили ее саму.

Впечатление мрачности, оставляемое первым актом, режиссер немного разбавляет юмором во втором. Лиза пытается обернуть историю про три карты в свою пользу – является к Германну с чучелом-призраком графини и загробным голосом обещает от имени старухи открыть ему тайну, если он женится на ее воспитаннице. Роковую игру в доме Чекалинского Скворцов показал как телешоу “Поле чудес” – и сам не удержался от актерского соблазна сыграть в премьерных показах удачливого игрока. А после ввел на эту роль Романа Лесика, который играет старуху графиню. И тем самым закольцевал смыслы: графиня и Чекалинский для Германна – как Мефистофель в разных масках, и искушение его непреодолимо.

Елена КОНОВАЛОВА

Фото А.ХАРИТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 23 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email