Когнитивный диссонанс

Фото С.ПЕТРОВАТеатр имени Моссовета выпустил на Основной сцене спектакль “Reception” по пьесе Игоря Вацетиса в постановке Сергея Юрского. Ничего простого из такого сочетания обыкновенно не выходит, и на сей раз получился спектакль-обманка.

На первый взгляд, перед нами – скроенный по всем законам жанра триллер: в небольшом отеле, где собираются десять человек, внезапно вспыхивает таинственная эпидемия. Никто не имеет права покидать свои комнаты, а из внешнего мира на помощь приходит, как и положено для нагнетания саспенса, безумный врач, в лучших традициях гротеска сыгранный Романом Кирилловым. Но дальше первый взгляд нужно сменить вторым, и вот тут-то все оказывается куда затейливее.

Текст в пьесах Игоря Вацетиса, и раньше родственный Эжену Ионеско и театру абсурда, в “Reception” звучит с интонацией Салтыкова-Щедрина, едко и почти безнадежно. И щед-ринское же: “Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь” – становится лейтмотивом спектакля.

После крутой завязки на сцене обнаруживаются почти беспрерывно вещающие персонажи. В какой-то момент слова начинают рассыпаться, как бусины с нитки, и, дробясь и отскакивая, разлетаются бессмысленным набором звуков. От концентрации событий и персонажей возникает напряжение, от обилия слов – страх. При этом герои на сцене ничего толком не делают, финал вообще открыт, никто морали не изрекает, и все стремительно куда-то несется. За происходящим почти невозможно уловить момент, когда звучит разгадка. Это происходит еще в первом акте, но безумия вокруг столько, что никто в нее не верит.

Диалог со зрителем – непременное и важное условие спектаклей Сергея Юрского. Согласно законам жанра, при просмотре триллера от зрителя требуется предельная концентрация и внимание, но герои на сцене ведут себя столь странно, что сознание отказывается принимать действие всерьез. Мозг перестает анализировать происходящее, и внимание перескакивает с одного на другое в попытках зафиксировать хоть что-то внятное. Из торжества абсурда спектакль превращается в серьезный разговор ровно в тот момент, когда каждый из нас с размаху влетает в безжалостное осознание собственной неспособности понимать другого. Признавать это крайне неприятно, особенно, если полагал себя человеком разумным и образованным.

Имя главного зла – неведомой заразы, охватившей отель со всеми его постояльцами – Альцгеймер. Страшная и безнадежная, постепенная и методичная потеря памяти, нарушение речи, понимания и восприятия. И хотя на самом деле эта болезнь не развивается так стремительно, именно она является ответом загадки. Услышан он не будет именно потому, что болезнь сначала поражает кратковременную память, и запомнить только что полученную информацию не представляется возможным.

Исследование процесса разрушения слова и смысла было начато режиссером Юрским уже давно, еще в первой поставленной на сцене пьесе Игоря Вацетиса “Провокация” звучал недоуменный вопрос: “Мы все сошли с ума. Вопрос: когда?” И чем дальше заходил процесс разрушения когнитивных функций, тем острее и печальнее выглядела фиксация его стадий.

Сергей Юрский – режиссер-график. Его интонация всегда немного приглушена и сдержанна. В большинстве спектаклей мизансцены складываются в круг – самую безупречную и вечную фигуру Истории. Своеобразным режиссерским “карандашом”, линиями и штрихами Юрский строго, лаконично и четко вырисовывает в этом круге персонажей. Все они: некто Соколов Андрея Межулиса, хозяйка отеля Елены Валюшкиной, ирреальный Анциферов Михаила Филиппова, и коридорный, больше напоминающий лукавого черта, Юрия Беркуна, и главный резонер Роман Плоткин, сыгранный Сергеем Юрским, – смесь иронии и психологической достоверности. По ходу действия исподволь и замечательно точно актеры меняют пластику и интонацию, даже лица становятся иными. Совсем Иными. Уже даже и не очень людьми. Ибо человека все-таки определяет Слово. В финале они растворяются в гаснущем свете, не потому что морок прошел, а потому что эта тьма, как конец, как бессловесное и бессмысленное Ничто – их естественная среда обитания, и она неуклонно расширяется.

В триллере “Reception” катастрофа не грядет, она уже случилась. И довольно давно. Ее просто никто не заметил. Потому что обычно люди слышат, видят и понимают только то, что сами хотят. Вне зависимости от важности звучащего текста.

Юлия КУЛАГИНА

Фото С.ПЕТРОВА

«Экран и сцена»
№ 18 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email