Казахский феномен

Сцена из спектакля “Карагоз”. Фото Д.БАЛАЯНШоукейс, организованный внутри большой программы V Международного фестиваля исполнительских искусств “Откровение” (Алматы), дал четкий срез современного казахского театра – во всей его актуальности и разнообразии. Лицо этого театра – молодое и не отягощенное несвободой, но далеко не безмятежное.

Высказывание высоко ценится публикой: документальный спектакль “86” лаборатории “StarTDrama”, новоявленной инициативы молодых актеров и режиссеров из Петропавловска, стал событием, выходящим за пределы искусства. Зрители, пришедшие на “86”, принадлежали к разным поколениям, но все они были заряжены горьким знанием о событиях тридцатилетней давности. В декабре 1986 года на Пленуме ЦК был избран первый секретарь – им стал некто Колбин, из ульяновского ЦК. Возмущенные тем, что мнение людей снова игнорируется, на площадь имени Брежнева в Алма-Ате вышло около пяти тысяч митингующих. В течение двух дней с помощью специальных подразделений митинг был жестоко подавлен, погибли, пострадали и были посажены люди, а произошедшее квалифицировалось властями как проявление казахского национализма. Один человек был приговорен к смертной казни, вскоре замененной на 20 лет заключения. Пересмотр решений начался только три года спустя. Но и сегодня о последствиях той вспышки борьбы за свободу, одной из самых массовых в бывшем Советском Союзе, предпочитают не говорить вслух.

Спектакль “86” режиссера Фархата Молдагали – это поэтически-документальное высказывание, которое легитимизирует острый разговор, обращаясь к зрителям как к гражданам, а не просто как к потребителям “культуры”. Яркое, решенное через сентиментальную патетику, оно работает как катализатор. Среди зрителей были люди, имеющие прямое отношение к событиям 1986 года, и их внимательное соучастие поднимало общую температуру зала. В этом контексте “86” звучал как реквием – по общей и персональной исторической памяти.

Сатирический взгляд на современную политику предлагает “B.O.Q.” – проект режиссера Кубанычбека Адылова, сочиненный со студентами-старшекурсниками на сюжет пьесы Фридриха Дюрренматта “Геркулес и Авгиевы конюшни”. Компания, сделавшая “B.O.Q.”, называется Laboratory #316 и играет свои спектакли в пространстве “Трансформа”. Это небольшой кластер для современного искусства, поселившийся внутри большого комплекса смешанного типа – развлечения, хипстерские кафе, кинотеатр в одном флаконе. Версия истории про Геркулеса, подрядившегося вычистить Авгиевы конюшни, взята в качестве своеобразного либретто: поверх него малочисленная команда артистов сочинила веселый комикс, демонстративно наивный, но очень остроумный, и разыграла эпизоды про взаимоотношения власти с “электоратом”. Аббревиатура “B.O.Q.” означает “вычисти говно”, Президента играет молодой парень, у которого голова не держится на плечах, поэтому он ее придерживает руками, а часть действия происходит в зале, в эти моменты зрителей просят почитать текст на казахском. Эта острая сатира легко транспонируется на любые тоталитарные и бюрократические системы – поэтому зал, наполовину состоящий из гостей-иностранцев, легко узнавал наболевшее.

Совсем другого рода актуализация старого сюжета предпринята Юрием Квятковским в спектакле “Евгений Онегин” Русского театра драмы имени М.Горького из Астаны. Неожиданная встреча режиссера, работающего в русле новых форматов (Квятковский – создатель знаменитого променада “Норманск” в Центре имени Вс. Мейерхольда), с большим традиционным театром дала интереснейший результат. Вместе с художницей Екатериной Злой, создавшей динамическую среду с домиком-инсталляцией в центре, Квятковский сочинил метасюжет вокруг “Евгения Онегина”. Стоп-кадры в виде коротких аудиокомментариев к устаревшим словам и понятиям, встречающимся у Пушкина, но почти исчезнувшим из современного обихода, размыкают текст поэмы навстречу зрителю и берут его в союзники. При этом внутри игры с контекстом спрятан абсолютно мелодраматический сюжет – про неправильно и не вовремя срастающуюся любовь. “Евгений Онегин” сделан с драйвом молодого сознания, которое одновременно хочет понять, какими пушкинские герои могли бы быть сегодня, и пребывает в счастливом очаровании перед текстом.

Немецкий драматический театр (в Казахстане активно представлены несколько национальных культур, и немецкая – одна из самых мощных, несмотря на то, что у театра нет своего помещения) представил спектакль “Карагоз” – уходящую в далекое прошлое историю про двух насильно разлученных влюб-ленных. Режиссер Наташа Дубс и хореограф Флориан Бильбао сделали очень качественный микс из читки и модерн-данса. Со сцены звучит текст на трех языках: казахском, немецком и русском, и это парадоксальным образом отражает современную казахскую реальность, в которой сосуществуют традиция и радикальное искусство, религиозное и светское, принадлежащее разным культурам и языкам.

Смотр, воплощенный Ольгой Султановой, Ириной Душковой и их командой, подробно сканирует все свежие события казахского театра, и, похоже, театр этот на старте нового подъема.

Кристина МАТВИЕНКО
  • Сцена из спектакля “Карагоз”

Фото Д.БАЛАЯН

«Экран и сцена»
№ 5 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email