В гостях у «Коляда-Plays»

• Сцена из спектакля “Я не вернусь!..”. Фото И.СОРОКИНОЙЕкатеринбург в последние недели июня похож на невесту. Вокруг все празднично и бело. В воздухе висят тонны тополиного пуха, каждый новый день бьет температурные рекорды. Жара. Горожане прячутся от палящего солнца в парках и скверах, музеях и театрах, и везде, куда ни пойдешь, натыкаешься на афиши “Коляда-Plays”. Кажется, что весь город живет только фестивалем. Театр забивает все углы, словно тополиный пух.
“Коляда-Plays” проводится уже седьмой раз, и создается впечатление, что актеры, режиссеры, критики и даже зрители – постоянная публика, знающая друг друга в лицо. Это, конечно, не совсем так. Николай Коляда радостно сообщает, что никогда к нему не приезжало столько журналистов, что все билеты на спектакли проданы, проект в этом году наконец-то вышел на самоокупаемость и даже принес своим создателям небольшую прибыль. Но тут же отмечает, что его фестиваль – не “Золотая Маска”, где собирается все самое лучшее. “Коляда-Plays” ориентируется не на результат, а на процесс. Это здоровая рабочая лаборатория для тех, кто интересуется современной уральской драматургией и ее воплощением на сцене.
С 21 по 26 июня на театральных площадках Екатеринбурга было показано 23 спектакля основной программы из разных регионов России, а также из Киргизии, Казахстана, Польши и Молдовы. В офф-программе – работы Николая Коляды и его учеников, студенческие постановки по пьесам представителей уральской школы современной драматургии и актерские читки, перформанс из Франции, плюс обширная кинопрограмма. Из-за специфики фестиваля не все спектакли могли порадовать зрителей. Отношение неудачных постановок к тем, что можно назвать работами фестивального уровня, приблизительно 1:2. Но зато какие насыщенные, жаркие обсуждения случались наутро в Доме Актера! Устные рецензии опытных критиков перед труппой уже который год являются важнейшей частью фестиваля.
Самым слабым местом программы в этом году оказались спектакли, рассчитанные на детскую и подростковую аудиторию. Не стыдно членам жюри было только за открывавшую “Коляда-Plays” “Царскую елку” по пьесе Анны Богачевой, режиссер – Елена Покрас (Петропавловск, Казахстан). Волшебная сказка с Дедом Морозом и Снегурочкой понравилась зрителям, несмотря на то, что большая часть из них пришла в театр прямиком из детского летнего лагеря. Харизматичные актеры вели себя на сцене, как аниматоры, новогоднее сватовство Ивана к Несмеяне увенчалось хэппи-эндом и шоу мыльных пузырей. Критики упрекнули режиссера за дурновкусие на сцене, за хип-хоп и поп-музыку, но в конце концов дали приз “За обаяние и точное ощущение детской аудитории”. Детские спектакли, показанные в следующие дни, были раскритикованы гораздо жестче. (“Морозко” из Лысьвы, “Малыш и Карлсон” из Первоуральска по пьесам Николая Коляды, два спектакля по “Контакту” Александра Югова из Перми и Чайковского и “Птица Феникс возвращается домой” по пьесе Ярославы Пулинович из Озерска). Когда речь заходит о детях, режиссеры и драматурги как будто теряются и начинают мыслить штампами. Они боятся не угодить маленькому зрителю – и слишком много развлекают его. Или наоборот, вспоминают о воспитательной функции театра – и превращаются из дружелюбного рассказчика истории в строгого дядю или тетю. Во всех детских спектаклях фестиваля чувствовался недостаток искренности. Молодежь, изображавшая детей, выглядела на сцене неловко. Сложилось впечатление, что никто из режиссеров не занялся детским проектом всерьез, все делали ненужную скидку на зрителя. Жаль, ведь ребенок заслуживает к себе более честного отношения. Для него поход в театр – часто первая в жизни встреча с искусством.
Несколько неудачных постановок привезли и по “взрослой” драматургии. Самым запомнившимся провалом “Коляда-Plays”-2013 останется спектакль “Большая Советская Энциклопедия” Пермского ТЮЗа. Причина не столько в слабой постановке одной из лучших пьес Николая Коляды, сколько в скандале, устроенном режиссером Михаилом Скомороховым на обсуждении. Московский критик упрекнул спектакль в несоответствии тексту пьесы и в отсутствии альтернативного режиссерского прочтения. На сцене не были выстроены отношения между героями, актеры лишь озвучивали пространные монологи, им было нечего играть, а действие разрывали чудовищные паузы. Режиссер назвал замечания “полным бредом”, а критикам указал их место: “Мы на вас смотрим, как на предметы из кунсткамеры”. Следом пермский режиссер демонстративно покинул зал, не выслушав мнений других экспертов
Но были на “Коляда-Plays”-2013  и спектакли, о которых хочется рассказывать гораздо больше. Так, многих потрясла постановка “Я не вернусь!..” по пьесе Ярославы Пулинович из Вологодского театра для детей и молодежи – работа Ирины Зубжицкой, победившей в номинации “Лучший режиссер”. На камерной сцене 2 часа 50 минут внимание зрителя держали 15 актеров. Кроме Виктории Парфеньевой (Анна) и Алены Данченко (Кристи), каждый исполнял множество ролей. Рассредоточенные в пространстве, иногда артисты разыгрывали сразу несколько сюжетов. Взгляд метался, зритель наблюдал то за тем, что происходит в центре, то за тем, что на периферии, где уже почти ничего не видно, но там-то и могло случиться самое важное. Сцены динамично сменяли друг друга. Режиссерская работа, игра актеров и сценография (минимальное количество декораций) напомнили фильм “Догвилль” Ларса фон Триера. И по масштабу темы постановка Ирины Зубжицкой оказалась сопоставима с картиной знаменитого датчанина. Неожиданно для спектакля по подростковой пьесе из молодежного театра в “Я не вернусь!..” даны ответы на самые взрослые вопросы, очень тонко показан сложный моральный выбор главной героини. Работа эта заслуживает подробного анализа, для которого, к сожалению, нет места в общем обзоре.
Особенно удачной в этом году оказалась иноязычная часть программы. “Гран-при” забрала “Баба Шанель” на чувашском языке – постановка Натальи Сергеевой из Чувашского государственного академического драматического театра имени К.В.Иванова (Чебоксары). Приз “Лучший актерский ансамбль” достался Национальному академическому драматическому театру имени Абдумомунова (Бишкек, Кыргызстан) за спектакль “Нежность”, режиссер – Нурлан Абдыкадыров. В номинации “Лучшая женская роль” отмечена польская актриса Агнешка Скшипчак – монодраму “Наташина мечта” по пьесе Ярославы Пулинович на польском языке поставил в Лодзи сам Николай Коляда. Жюри восхищалось актрисами всех трех иноязычных постановок. В исполнении чувашской труппы зрители наконец-то увидели “Бабу Шанель” (к слову, самую популярную пьесу фестиваля) не с мужчинами или девушками в роли бабушек, а с настоящими колоритными возрастными актрисами. Старшей из них, народной артистке СССР Вере Кузьминой, 89 лет. А на спектакле “Нежность” все с интересом следили за другой народной артисткой – Турганбюбю Бообековой. Ей, как предупредил Николай Коляда перед спектаклем, однажды сам Евгений Евтушенко, преклоняясь перед талантом, целовал руки.
Пьесы уральских драматургов – это часто истории про человека в момент перехода и выбора. Он может находиться между жизнью и смертью, быть стариком или наоборот подростком, только начинающим жить самостоятельно. Драматургия эта отличается исповедальной интонацией и вниманием к самоидентификации героев. В спектаклях по пьесам Николая Коляды и его учеников открывается простор для подлинного актерского переживания и разработки психологии персонажей. Возможно, поэтому на “Коляда-Plays” было много по-хорошему традиционного театра, сделанного режиссерами, умеющими профессионально работать с артистами. Недоумение вызвал тот факт, что приз “За сохранение традиций русского театра” лично от Николая Коляды получил молдавский спектакль из Кишинева “Тройкасемеркатуз” Юрия Хармелина, который, кажется, меньше всех претендовал на звание хранителя традиций. А вот приз “За необычный взгляд”, напротив, почему-то достался вполне обыкновенной “Бабе Шанель” из Молодежного театра “Ангажемент” имени В.С.Загоруйко (Тюмень).
Одно из уникальных слагаемых “Коляда-Plays” – большое количество молодежи: это актеры, критики, драматурги и режиссеры, охотно изучающие современную драматургию. Пять спектаклей программы привезли в Екатеринбург недавние выпускники театральных ВУЗов и даже студенты. Как ни странно, именно эти постановки часто оказывались самыми интересными. Получившая “Гран-при” “Баба Шанель” – дипломная работа Натальи Сергеевой, приз “Лучший актерский дуэт” остался у спектакля “Однажды мы все будем счастливы” молодого режиссера Вячеслава Чеботаря, призом “Надежда” отметили пронзительную постановку “Черное молоко”, сделанную студентами 3 курса Самарской государственной академии культуры и искусств. Положительно оценили московскую “Икотку” выпускницы Театрального института имени Б.В.Щукина Ирины Глебовой и одну из лучших фестивальных работ, незаслуженно обойденную жюри, “Фронтовичку” пермского “Театра-Театра” – учебную работу Дмитрия Туркова.
Удивительное ощущение молодости витает в воздухе на “Коляда- Plays”. Словно все режиссеры, актеры, критики, журналисты, зрители попали в сказочный детский лагерь, в котором знают, что взрослых на самом деле не существует. Лето, утром Николай Коляда, как главный вожатый, радостно встречает всех у Дома Актера и раздает свежую фестивальную газету, общее собрание, потом культурная программа по расписанию: кино, читки, перформансы, прогулки на добытом где-то организаторами велорикше Яше, – вечером все вместе идут в театр, в 22.00 собираются на дружеские посиделки с вином в “Актерском клубе”. Все общаются, живут насыщенно, как будто выпав из естественного хода времени, без оглядки на ту жизнь – вне фестиваля. И к концу “Коляда-Plays” каждый точно знает, чего желать, повязывая ленточку на волшебное дерево желаний у “Коляда-театра”.

Александра СОДАТОВА
«Экран и сцена» № 15 за 2013 год.

Print Friendly, PDF & Email