Если заиграет Кукла

Фото Н.ТРУТНЕВОЙМесяц назад Красноярский театр кукол при поддержке Фонда Михаила Прохорова провел лабораторию молодых режиссеров. Виталий Дьяченко, Станислава Мюрего, Ярослав Осколков, Иван Пачин и Александр Хромов, по уже сложившемуся лабораторному алгоритму, за 3 дня создали эскизы спектаклей об Оле-Лукойе, Зоках и Баде, девочке Дороти из Канзаса, Козленке, который умел считать, и Крокодиле, который по городу ходил, по-турецки говорил.

Сегодня каждый театр, нацеленный на развитие, стремится с помощью лабораторного адреналина поднять уровень творческой энергии и произвести активную инвентаризацию имеющегося потенциала. Но для театров кукол лаборатория остается неосвоенным форматом – из-за того, что, как утверждают кукольники, невозможно создать более-менее адекватную эстетическую картину, используя для эскизов кукол из подбора. Как показала лаборатория в Красноярске, проблема не надумана.

Однако идейный вдохновитель и куратор красноярской лаборатории, театральный критик Елена Коновалова, инициировав это хлопотное мероприятие, оказалась права – театр рискнул и выиграл. Не только потому, что теперь в его “портфеле”, как минимум, три будущих спектакля, но и потому, что коллектив осознал: они способны на большее и лучшее. Конечно, Красноярский театр кукол увидел и свои болевые точки: и те, о которых давно знает, и те, о которых не подозревал. Но этим и хороша лаборатория, что в сжатые сроки дает диагностику жизнеспособности театрального организма, видение задач, и даже иногда способы их решения.

Красноярский театр кукол явно пребывает в боевой форме – уже хотя бы потому, что решился на лабораторию, кажется, лишь вторую в России, после Санкт-Петербургского Большого театра кукол, и достойно прошел через это испытание. Актеры, несмотря на понятную осторожность и некоторую недоверчивость, – не недоверие, а именно недоверчивость – все же были лояльны по отношению к происходящему, заинтересованы, старательны и честны. Подкупающе честны. Не делая скидок на авральные сроки, никто не пытался схалтурить, исходя из принципа “и так сойдет”. Никто не стремился пунктиром обозначить персонажа и движение сюжета, скорее, наоборот, старались играть внятно, плотно.

К сожалению, высокая степень актерского присутствия (несомненное достоинство труппы) невольно укрупнила проблему, проявившуюся во всех, без исключения, эскизах. Лаборатория называлась “КОТ” – “Кукла. Образ. Театр”. Так вот кукла в работах молодых режиссеров оказалась не на первом, и даже не на втором, месте. Возникало ощущение, что кукла вообще режиссерам не нужна. Она отвлекает, мешает, с ней не знают, что делать. Притом что попытки “изобрести” кукол из подручных бытовых предметов были заметны практически в каждом эскизе, ставку артисты в основном делали на себя, не на куклу. Особенно отчетливо проступала очевидная проблема с кукловождением – практически все куклы не “ходят”, а переставляются, видны руки артистов, у кукол отсутствует пластика, не говоря уже о характерности. Присовокупив сюда впечатления, полученные на Международном фестивале театров кукол в Улан-Удэ, прошедшем в сентябре этого года, следует, наверное, уже бить тревогу и говорить о тревожных тенденциях в театре кукол – о неготовности режиссеров и актеров работать с куклой.

Возможно, сказалось отсутствие у режиссеров театра кукол именно опыта лабораторной работы, когда надо сфокусироваться на главном – внятно рассказать историю, проявить тему, очертить стилистику. Опять же, на фоне спектаклей, показанных на фестивале в Улан-Удэ, увиденное на лаборатории в Красноярске заставляет сделать вывод, что имеет место еще одна неприятная тенденция – спектакли для детей сводятся к пересказу фабулы. Мало кто сосредоточен на теме, стиле, образе.

Любопытно, что артисты Красноярского театра кукол способны решать именно образные задачи. Очевидно, если приложить творческие усилия труппы именно к этой точке развития, если заиграет Кукла, сложится Образ, то проявятся и новые качества Театра. Решившись на Лабораторию, сибиряки показали, что в театре кукол такой формат работы над будущим спектаклем не только возможен, но ожидаемо плодотворен.

Туяна БУДАЕВА
  • Сцена из эскиза спектакля “Крокодил”

Фото Н.ТРУТНЕВОЙ

«Экран и сцена»
№ 23 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email