Еду по России, не доеду до конца…

На съемках фильма “Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов”Фильм “Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов” прошел с 19 по 25 сентября в ограниченном прокате в московском кинотеатре “Иллюзион”. Ранний старт был дан, чтобы члены российского оскаровского комитета успели вынести вердикт – поедет Чеснок в Лос-Анджелес за заветной статуэткой или нет.

Надо отметить, что фильм уже успешно прокатился по многим российским и международным кинофестивалям, собрав неплохой урожай наград. И поездка в Штаты была бы, наверное, главной победой дебютанта Александра Ханта, но его обошел Звягинцев с “Нелюбовью” (что не стало неожиданностью). Несмотря на это, режиссер остался в выигрыше – снял совсем не проходное кино.

Сюжет довольно прост на первый взгляд. Витька Чесноков, он же Чеснок, бывший детдомовец, живет по принципу – днем работа на заводе, вечером пьянки-гулянки с пацанами в клубе. Тут вам и алкоголь, и драки, и любовница вся такая дерзкая. А дома теща, самая настоящая, почти анекдотическая, в исполнении прекрасной Ольги Лапшиной, нелюбимая жена в халате и вытянутых лосинах и маленький сынишка. Все это для Чеснока давно стало отягчающим обстоятельством, неким бонусом, приобретенным по молодости и дурости. И глядя на свадебную фотографию на стене, становится одновременно и смешно от шаблонного снимка, и грустно, потому как много таких неудавшихся “залетных” семей.

Все, о чем мечтает Чеснок, это съехать от жены на квартиру – на нее денег, конечно, нет, однако всегда найдется контора, готовая под адские проценты дать вам кредит на что угодно. Но! Чесноку в кредите отказано. Жизнь кончена? Нет, потому что тут, как прошлогодний снег, на голову сваливается папаша, бывший уголовник по кличке Штырь. Теперь он прикован к инвалидному креслу и вообще на ладан дышит.

Понятно, ни о каком счастливом воссоединении семейства и речи быть не может. Возиться с ним Витька не намерен, да только папаша его – счастливый обладатель заветных квадратных метров, их Чеснок и унаследует после смерти родителя. Вот оно светлое будущее, в которое Витька может въехать со своей любовницей. Осталось только дождаться кончины или сдать отца в дом инвалидов.

Спешно собрав необходимые документы, Витька пакует отца в свой красный минивэн и везет по дорогам и весям необъятной нашей Родины. Казалось бы, что проще? Но именно дорога и вынужденное общение с отцом, который не собирается ни заселяться в казенное учреждение, ни тем более уходить в мир иной, меняет что-то в сознании Витьки. Что именно? Витька простил отца за то, как он бил его мать черенком от лопаты? Или за то, что она повесилась, когда отец их бросил, а его самого сдали в детский дом, где он учился выживать? Не зря он бьет первым, потому как закон такой – либо ты, либо тебя. И не поэтому ли и его семья неполноценна? Лишенный любви, заботы в детстве, он и сам не способен дать ее ни жене, ни сыну. Или все-таки способен?

Это задорное роуд-муви, тем не менее, оказалось не только фильмом о приключениях сына и отца, выехавших из пункта А в пункт Б. Это нечто большее, скрытое внутри красивой и яркой обертки. Через призму гротесковых персонажей и трагикомических, порой не совсем правдоподобных ситуаций, случившихся во время путешествия, проявляется тема, пожалуй, самая непростая и сложная для каждого без исключения – тема выбора: оставаться человеком или нет.

Жизнь постоянно подбрасывает нам ситуации, в которых мы должны решать, как быть, что сделать, и, конечно, “каждый выбирает по себе”. Вот и здесь в предлагаемых обстоятельствах Витька Чеснок не раз сталкивается лоб в лоб с выбором. И на вопрос братка бандитской наружности: “Ты кто сам по жизни?”, отвечает: “Я – человек”. В этом ответе скрыто то, что меняет отношение Витьки к отцу, к ситуации, а возможно, и подходу к жизни. Финал фильма открыт, и главный выбор Витьки остается за кадром, но мы можем попытаться решить для себя, как он поступил.

Тандем Серебряков–Ткачук – бесспорно главный бриллиант фильма, органичный и переливающийся. Не зря жюри московского кинофестиваля “Будем жить” вручило специальный приз “За актерский ансамбль”, а в Выборге на фестивале “Окно в Европу” Евгений Ткачук удостоился награды “За лучшую мужскую роль”. Он легко и эффектно создает на экране образы бесшабашных пацанов с окраин, но, с другой стороны, Ткачук вырос из подобных ролей, и они ему маловаты. Поэтому, глядя на Чеснока, можно увидеть и Леху из “Зимнего пути”, и Женьку Шустрого из “Чужой”, и даже “Парижа” из фильма Игоря Волошина “Я”. Это ни хорошо, ни плохо. Это данность, а актерский диапазон Ткачука гораздо шире, чем Витька Чеснок, сыгранный, несомненно, “по чесноку”.

Алексей Серебряков в одном из давних интервью говорил, что ему после успеха фильма “Фанат” тоже часто предлагали схожие роли: “Это естественно: кино почти всегда отрабатывает сложившиеся стереотипы. Можно огорчаться по этому поводу, но это ничего не изменит. Если уж ты попал в какую-то схему, продюсеры начинают ее отрабатывать по полной программе…”

Тем не менее, знакомые актерам образы Чеснока и Штыря получились не картонными персонажами, а довольно таки колоритными и, самое главное, живыми и интересными героями, над которыми можно не только посмеяться, но которым можно сопереживать.

Александру Ханту удалось снять увлекательное жанровое кино и не скатиться ни в банальную чернуху, ни в пошлую комедию, ни в беспросветную провинциальную тоску, хотя для этого были все условия: провинция, квартирный вопрос, гопники, бандиты. Просто в его уравнении совпало все: отличный актерский ансамбль, качественная операторская работа, интересный сценарий, не лишенный юмора и самоиронии, сочная визуальная картинка и идеальный музыкальный ряд, который задает тон всему фильму, заставляя вас кивать в такт во время просмотра, даже если вы совсем не любитель рэпа. Итог этого уравнения – дебют состоялся.

Татьяна СЛАУТИНА

  • На съемках фильма “Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов”
«Экран и сцена»
№ 20 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email