Нижневартовский феномен

• Н.Наумова, И.Креймер, В.Зайчиков, М.Зайчикова
Примерно полвека назад было модно летать на Самотлор (там открыли крупнейшее в мире нефтяное месторождение) и писать про первопроходцев романтические песни, сегодня звучащие как пародия: “Живем в комарином краю, и лучшей судьбы не хотим…” Тогда не предполагалось, что вахтовики освоятся на этих болотистых топях, обживутся, начнут строить город.
И вот уже сорок лет на берегу суровой Оби, на древней земле Югры стоит город Нижневартовск, в котором живет сейчас четверть миллиона жителей. Раньше люди приезжали сюда, зарабатывали на квартиру и уезжали от морозов, летней мошки и нехватки кислорода в атмосфере. Но постепенно обжились. Для поколения их детей и внуков Нижневартовск – родина, которую любишь не за климат, а потому что здесь родился и вырос.
Город красив неяркой северной красотой. Летом в нем огромное количество цветов. Это важно для города, в котором восемь месяцев лежит снег, небо висит буквально на бровях, а среднегодовая температура – минус 1,4 градуса. (В последний раз я была здесь в конце октября, и снег раскинулся на улицах вполне уверенно.) “Живешь в таком климате, того и гляди, снег пойдет”, – слова чеховской героини мог бы повторить каждый житель этих мест. Но… ко всему привыкает человек.
Театры в таких местах обычно возникают не по воле властей. Как только на земле, пусть и болотистой, поднимается город, обязательно появляются люди, задумавшие создать театр. Так случилось в 1985 году, когда в городе родилась детская театральная студия “Скворечник”. С 1995 года, когда в театре сформировалась стабильная труппа, студия стала работать как профессиональный коллектив. Создание театра в Нижневартовске двумя супружескими парами до сих пор представляется мне труднообъяснимым феноменом. С этими людьми я давно дружу, присматриваюсь к ним в свои приезды, но до конца понять не могу. Они сами вырастили своих будущих артистов в театральной студии, потом выучили их в театральных вузах и создали театр.
Директор театра Игорь Креймер – человек уникальный. Таких директоров в России больше нет. Он – синолог, мастер спорта по ушу, судья международной категории, вице-президент международной федерации ушу. Светловолосый, арийской внешности с нордическим характером, он не лезет ни в какие творческие вопросы, но следит, чтобы в театре было тепло, светло, все были накормлены, чтобы нигде не капало и, не дай бог, не горело. А еще он поит у себя в кабинете волшебными китайс-кими чаями. Все зовут его Саныч.
Его супруга Наталья Наумова, художественный руководитель театра, между делом защитила кандидатскую диссертацию по педагогике, воспитала двух собственных детей, которые стали артистами, и еще кучу чужих, которые тоже стали артистами. И все – талантливыми. Наталья занята внешней и внутренней политикой, сложносочиненными отношениями со спонсорами (ее называют “главный дояр”), а еще она ставит хорошие детские спектакли. Она мудрый человек.
Вторая пара основателей – это Маргарита и Вячеслав Зайчиковы. Маргарита – главный режиссер театра, Вячеслав – главный художник. Маргарита – режиссер талантливый и современно мыслящий, в ее спектаклях всегда чувствуется драматизм. Когда время от времени меня зовут приехать в их театр, звучит такая формула: “Пора сверить часы!”. Больше я нигде таких предложений не получала.
У Зайчиковой много очень разных спектаклей, и среди них ни одного скучного. В разные годы я видела брутальный, агрессивный “Пир во время чумы” А.С.Пушкина, щемяще-нежный “Наш городок” Т.Уайлдера, ироничный, резкими мазками поставленный “Месяц в деревне” И.С.Тургенева. Странным образом соединяющий в себе карнавал жизни и трагическое смирение “Король умирает” Э.Ионеско и романтический “Сирано” Э.Ростана. Она не разменивается на коммерческие постановки, о чем размышляет – про то и ставит. Вместе с Натальей Наумовой они воспитали требовательных к себе, к своей профессии артистов, и перед ними надо разворачивать серьезные художественные задачи. Эта высокая требовательность.
Главный художник Вячеслав Зайчиков – человек особенный. Раньше он был похож на Карлсона. Добродушный, округлый, одетый невероятно экстравагантно, в какие-то блузы, комбинезоны, которые сам придумывал. Всегда хотелось уточнить: нет ли пропеллера. Сейчас он посуровел, стал не таким открытым. Он отличный сценограф, но этим не исчерпывается его талант. Слава – настоящий театральный философ, постоянно придумывает и осуществляет выставки. В прошлом году на престижной международной выставке театрального плаката Зайчиков завоевал третье место за плакат к спектаклю “Мера за меру”. trastik.com Его наблюдения за театральным миром остроумны, иногда грустны, иногда ироничны, но всегда добры. Сейчас в театре демонстрируется его выставка графики – “Сто платочков Дездемоны” и подборка фотографий, посвященных миру “Старшего сына” А.Вампилова. На ней старые здания, обжитые городские углы, исчезающий уют обветшалых дворов. Красиво и грустно.
А еще Зайчиков прекрасно ставит комедии. Давно уже я видела у него комедию Нила Саймона “Дураки”, которую он поставил “за пятнадцать копеек” (как он сам объяснил). Костюмы были сшиты из мешковины, всяких тряпочек, панамок. Из такого же “сора”, обрезков досок, картона, фанеры была создана деревня Куличовка, в которой живут одни дураки и дуры. Как легко и смешно играли артисты своих героев! Невозможно было представить, что они, такие серьезные и умные молодые люди, – Евгений Наумов, Виталий Шемяков, Женя Цариценская, Наташа Федорышкина, Саша Лебедев – способны так дурачиться. Пару лет назад на фестивале театров малых городов России и на пермской “Текстуре” с успехом прошел его “Урожай” по пьесе П.Пряжко. Это был стильный, ироничный спектакль об абсурде русской жизни.
В октябре на фестивале “Северные встречи” – международный фестиваль камерных спектаклей, который проходит в этом театре, – был показан спектакль Вячеслава Зайчикова “Вот такие пироги” по рассказам В.М.Шукшина. В нем было много смешного, нелепого, грустного, а под конец – трагического. Все это составило пеструю, странную картину русской жизни, которая уже почти исчезла, осталась в воспоминаниях. Возникновению острого, щемящего чувства помогли песни живого вокально-инструментального ансамбля, в музыкантах люди старшего поколения легко “узнают” ВИА “Орэра” и с трудом – артистов, которых они хорошо знают.
Обычно театры студийного типа – это замкнутые структуры. Они с трудом раскрывают створки своей раковины, сложно принимают “чужаков”. Их ведь объединяет не место службы, а память об общем взрослении. Городской драматический театр Нижневартовска преодолел эту родовую черту студийности. В труппе появляются артисты со стороны, спектакли приглашенных режиссеров. “Дембельский поезд” по пьесе А.Архипова, поставленный Антоном Коваленко, стал одним из лучших по этой пьесе.
Нашему знакомству около десяти лет. Артисты, которые были (или казались мне) совсем молодыми, повзрослели и выросли творчески. “Двенадцатая ночь” У.Шекспира, поставленная Маргаритой Зайчиковой, – это утраченная человечеством Иллирия, страна всеобщей влюбленности, розыгрышей и развлечений. Действие помещено в карнавальную атмосферу фестиваля хиппи Woodstock и одето в за-мысловатые костюмы, придуманные Зайчиковым из принесенных жителями города старых джинсов. На улице был конец октября, и уже стояла зима. А на сцене страдали, влюблялись, веселились герои Шекспира, не из конца шестидесятых годов, а сегодняшние молодые, примеряющие на себя принципы жизни хиппи. Хрупкая Виола Ольги Горбатовой была похожа на юркого пацана, а не на молодого дворянина, Сэр Тоби Евгения Наумова играл на барабанах, издевался в компании с пышной Марией Елизаветы Шаханиной над застегнутым на все пуговицы Мальволио Ивана Хлебникова и явно пародировал Гребня. Все песни, а это хиты мировой рок-музыки эпохи хиппи, звучали на двух языках, и по всему залу распространялись волны любви и музыки. Молодой и свободный театр как будто напоминает самый известный лозунг этого легендарного движения: “Make love, not war!” И это их ответ нашему времени, когда для любви почти не осталось места.

Татьяна ТИХОНОВЕЦ
«Экран и сцена» № 1 за 2014 год.