Жизнь без больших успехов

• Николас Винтон
“Семья Никки” – полнометражный документальный фильм. Но мой текст не о фильме, а о той реальности, которая отражена в нем. Сам фильм – очень простое кино про простого человека.
Герой ленты – Николас Винтон, скромный, деликатный старик 103-х лет, брокер. Во время Второй мировой войны он спас 669 еврейских детей. Вывез их в Англию, пристроил по семьям и никому об этом не сказал. 50 лет спустя его жена увидела его учетные тетради – с фотографиями детей и адресами незнакомых людей – и позвонила журналистам. Он стал знаменитым, но известность смутила его больше, чем обрадовала.
“Я бы назвал эту операцию лучшим, что мне удалось сделать в жизни. Кроме этого, в моей жизни не было больших успехов, – говорит Николас с экрана. Мне не очень нравится та слава, которую мне принесло спасение детей: как мне кажется, это совершенно естественный, обычный поступок”.
Вы увидите его на экране. Разумный застенчивый элегантный мужчина. Он открыт для интервью по телефону, но я решила ему не звонить. Потому что у меня нет к нему ни одного вопроса, а плакать в трубку – нелепо. Поехать в Англию, опуститься перед ним на колени и целовать ему руки – это смутить его еще больше. Он и без меня зацелован: спасенные им дети, наконец, узнали, кто спас их, и смогли встретиться с ним. Их можно увидеть в фильме. Их детей и внуков. Около ШЕСТИ ТЫСЯЧ человек считают себя его детьми.
Словацкий режиссер Матей Минач короткими выразительными штрихами набрасывает цепь событий 1939 года. Реконструирует, как проходила операция по спасению, как Николас в одиночку смог организовать в Праге в 1939 году выезд массы детей – на семи поездах! – в Англию. Он уверен, что “семья” англичанина намного больше: на момент съемок удалось разыскать лишь 261 ребенка из 669. Минач снял спасенных, ныне стариков, их детей и внуков. А также людей, для которых поступок Винтона – пример для подражания.
Имя Николаса Винтона стало известно публике в феврале 1988 года. Утром лондонская “Сандэй миррор” дала несколько разворотов о “детях Винтона”, а вечером того же дня популярная телепрограмма устроила встречу с Николасом, в конце которой ведущая зачитала “список Винтона” – 669 имен – и попросила людей отозваться.
…А началось все с того, что в 1938 году 29-летний банковский служащий Никки Винтон собирался провести рождественские каникулы вместе со школьным приятелем Мартином Блэйком в Швейцарских Альпах. Складывал вещи, когда вечером 23 декабря позвонил Мартин, сказал, что отменил свою поездку в Швейцарию и срочно вылетает в Прагу, где ему нужна помощь. Времени вдаваться в детали не было, потому он попросил встретиться как можно скорее в пражской гостинице “Шрубек”. Четыре дня спустя Винтон был в гостинице “Шрубек”, и Мартин рассказал, что Британский комитет помощи беженцам, направивший его в Прагу, старается вывезти из страны людей, жизнь которых в опасности. Для этого надо найти гарантов, работу и получить для них разрешение на въезд в Англию. Этим он занимается. Но есть особый контингент – дети, и с ними ситуация несколько иная. Никки, не задумываясь, предложил взять заботу о детях на себя.
Чтобы представить, что происходило в Праге в последние дни уходящего года, следует иметь хотя бы общее представление о том, что творилось в то время. 29-30 сентября 1938 годы в Мюнхене премьер-министры Великобритании – Невилл Чемберлен, Франции – Эдуард Даладье, Италии – Бенито Муссолини и рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер составили и подписали “Мюнхенское соглашение”, по которому Чехия передавала Германии часть Судетской области. В соглашении оговаривалось, что население “переданной” территории имеет право выбора места жительства на или вне территории в течение 6 месяцев со дня принятия соглашения.
30 сентября премьер-министр Великобритании Чемберлен возвратился в Лондон и заявил: “Я привез мир нашему поколению”. А в Судетах началось массовое бегство: бежали чехи, евреи и судетские немцы-антифашисты, а вместе с ними беженцы из “старого Рейха” – Германии и аннексированной в марте 1938-го Австрии, – нашедшие приют от нацистских преследований в Судетах. 160 тысяч беженцев устремились из Судет в большие города страны – Брно и Прагу. • Кадр из фильма “Семья Никки”
Первого октября 1938-го германские войска заняли Судеты. Прага не справлялась с наплывом беженцев. Полиция грозила вновь прибывающим тюрьмой, но для многих тюрьма казалась если не спасением, то передышкой. Британские благотворительные организации разбивали вокруг Праги лагеря, ставили походные кухни, завозили и раздавали теплую одежду.
Правительство Великобритании, испытывая угрызения совести за Мюнхенское соглашение, выделило деньги на расселение внутренних беженцев в самой Чехии. Часть денег передали правительству страны, часть – Британскому комитету помощи беженцам. Но вскоре стало ясно, что правительство Чехии не торопится расселять чешских немцев и евреев. Благотворители поняли, что надежнее будет помочь беженцам эмигрировать – получить английскую транзитную визу, позволяющую временно находиться в стране – до следующей иммиграции в одну из стран Британского союза, либо до возвращения на родину, когда опасность минует.
18 октября 1938 года Германия депортировала 12 000 польских евреев, постоянно проживающих в стране. Польское правительство приняло только 4 000 возвращенцев, а восьми тысячам отказало под предлогом просроченных паспортов. В ночь с 9 на 10 ноября нацисты разгромили в Германии и Австрии 7 500 еврейских бизнесов, сожгли 267 синагог, убили 91 и арестовали 25 000 евреев. Еврейские общины в Палестине обратились к британским мандатным властям с просьбой разрешить въезд в Палестину десяти тысячам еврейских детей из Австрии и Германии, и получили отказ. Два дня спустя еврейские лидеры в Британии обратились к премьер-министру Чемберлену с просьбой принять в страну хотя бы пять тысяч еврейских детей из Австрии и Германии и получили разрешение ввезти в страну на временное проживание и без родителей неограниченное число детей не старше 17 лет. При одном условии: за каждого ребенка будет внесено 50 фунтов стерлингов, чтобы покрыть “транспортные расходы” на въезд в Англию и возвращение на родину.
Сформированное в Англии “Движение по спасению детей Германии”, в котором объединились еврейские и христианские, религиозные и светские группы и организации, заверило правительство, что гаранты внесут залог. К собственным гражданам правительство Британии обратилось с просьбой помочь и принять на воспитание детей-беженцев из Германии. За короткое время было собрано 200 000 фунтов стерлингов пожертвований и 500 семей выразили готовность дать детям кров. Владельцы магазинов “Маркс и Спенсер” обязались снабжать продуктами питания приюты, где разместили детей Германии. Аукционный дом “Кристи” провел несколько торгов в пользу детей-беженцев. Радиостанция Би-Би-Си в ежедневных получасовых передачах освещала положение евреев в Германии, рассказывала о проблемах и нуждах прибывающих малолетних беженцев.
Первый “киндертранспорт” отправили из Германии в Британию 1 декабря 1938-го. В нем было 200 детей из еврейского дома сирот в Берлине, разграбленного и разрушенного в “хрустальную ночь”.
А в Праге в том же декабре юноша 29 лет, Николас Винтон, которого друзья звали Никки, в одиночку делал то, что делала в Англии большая организация. Собственной рукой юноша составил список детей. Первыми были сироты: родители арестованы, пропали без вести, брошены в лагеря, скрываются. Параллельно начал искать возможность вывезти детей из Чехии. Первыми откликнулись шведы, и Винтон тут же отправил двадцать детей в Швецию. Рождественские каникулы кончились, но Лондонская фондовая биржа, где он служил, продлила их еще на десять дней. Винтон вернулся в Лондон 16 января 1939-го. В его списке было около двух тысяч имен. Он обратился за помощью к “Движению”, спасавшему детей из Германии и Австрии, но ему отказали.
И тогда Винтон пошел своим путем.
Он заказал несколько пачек типографских бланков, на которых напечатал: “Британский Комитет Помощи Беженцам, Детская Секция” и поставил адрес своего отеля в Праге, где останавливался, приезжая. На этих бланках Винтон рассылал запросы в школы-пансионаты, общежития-коммуны, во все известные благотворительные организации всех конфессий Англии. Откликались быстро, хотя не всегда разумно: христиане упрекали, что он рвет семейные узы, раздавая братьев и сестер в разные семьи, ортодоксальные раввины выговаривали, что он отдает еврейских детей в христианские семьи.
Винтон отвечал всем одно и то же: “Я – человек не религиозный, и мне все равно, еврейских ли, коммунистических, католических или еще каких детей я вызволяю из опасности и в чьи спасающие руки передаю. Возможно, я делаю то, что с религиозной точки зрения выглядит не так, но зато дети живы! А что лучше – мертвый, но еврей, или живой еврей, но прозелит?”
Детей разбирали быстро – в частные школы-пансионаты, в сельхозкоммуны, в семьи. Тем, кто колебался, кого взять – девочку или мальчика, старшего или младшего, – Винтон высылал фотографии детей. Меньше чем за пять месяцев из Чехии в Британию прибыло 669 “винтоновских” детей.
Первый транспорт с 20 детьми вышел из Праги 14 марта 1939-го, когда страна была еще независимой. На следующий день, объявив Чехию протекторатом Третьего Рейха, нацисты взяли Прагу, но “киндертранспорт” не запрещали. Война еще не началась. Возможность уехать существовала. Но при этом большая часть детей была из еврейских семей, а поезд следовал через Германию. Никки спешно организовывал состав за составом, отправил семь поездов с детьми, и ни разу никто не противился этому. Нацисты не только не возражали, а на старых фотографиях, которые сохранились, можно видеть, как гестаповцы помогают сесть детям в поезд. Дети ехали поездом по Чехии, Германии, Голландии, потом – паромом через Ла-Манш до английского порта Хэридж, а оттуда – снова поездом в Лондон.
Старики – они вспоминают в кадре, как детьми прибыли в Англию в начале июля, на станцию Ливерпуль-Стрит, и у каждого на шее была большая бирка с номером и местом назначения, как будто они были не людьми, а посылками.
– На Ливерпульском вокзале в Лондоне я сам встречал каждый поезд из Праги, – рассказывает Николас. – В Британии тогда все было довольно хаотично; то, чем я занимался, больше походило на деловое предприятие. Нужно было вызволить ребенка и одновременно найти семью, согласную его принять. Затем нужно было их соединить, получить подпись на квитанции о доставке ребенка – что походило на получение коммерческого груза – и сопроводить его к месту жительства. Но главная трудность заключалась в том, чтобы добиться разрешения на въезд детей. Дело в том, что британское министерство внутренних дел давало разрешение на въезд ребенка только при наличии английской семьи, которая согласилась бы его содержать.
Если Николас был занят на службе, детей встречала его мама – Барбара Винтон. Она поддерживала связь с детьми, навещала их, утешала. Некоторые “дети” приходили к ней в гости.
>Он с горечью говорит, что его работа закончилась в день, когда началась война. 3 сентября 1939 года масса детей собралась на вокзале. Это должен был быть самый большой транспорт, но…
– Последний поезд, который не удалось отправить, мне особенно памятен. Это должен был быть наш самый большой транспорт; нам удалось собрать 250 детей на вокзале в Праге. Все были готовы отправиться в Англию. Но главное: у нас были адреса 250-ти английских семей, гарантировавших, что примут этих детей. Однако нам не удалось их вывезти. Мы ничего не знаем об их судьбе. Кое-что известно об одном ребенке или двух из этого транспорта, которым удалось спастись, но остальные дети погибли. Самое ужасное, что все эти дети уже находились в поезде, когда пришел запрет на его отправление, – началась война.
Николас молчит, потупившись в пол.

• Королева Елизавета II, сэр Николас Винтон и Джо Шлезингер, один из 669 спасенных детей

Потом началась война и для Англии, и Николас ушел на фронт. Всю войну он прослужил летчиком Королевского военно-воздушного флота и вернулся живой, удостоенный воинских наград. Сегодня известно, что летчики Англии погибали стремительно: один – каждые десять минут.
Дальше была долгая мирная жизнь. Он работал, женился, у него родился сын. Полвека спустя на склоне лет Никки решил привести в порядок свои бумаги… И наткнулся на потертый портфель, где были листы с детскими фото, письма от частных лиц и организаций, иммиграционные формуляры, адреса родителей и тех, кто брал “в воспитанники” детей. Он хотел его выбросить, но жена, пережившая оккупацию Дании, возразила: “Как можно, это ведь людские жизни?!
”Весной 1988-го супруги Винтон встретились с Элизабет Максвелл, женой британского медиамагната Роберта Максвелла (1923-1991) и показали ей бумаги. Сам Максвелл вполне мог быть в списке “детей”: чешский еврей, он в 1938 году сам бежал в поисках работы в Вену и Париж, а к 1940 году добрался до Англии. Его жена Элизабет Максвелл, историк, много труда вложила в то, чтобы Британия знала о Катастрофе Второй мировой. Готовя статью и передачу о Винтоне, Элизабет Максвелл отправила по довоенным адресам из винтоновского портфеля письма с просьбой рассказать о последующей судьбе детей. И получила 150 ответов, 60 – от самих детей!
В феврале 1988-го Англия впервые увидела и услышала самого Винтона.
В телестудию пришли трое его “чешских детей”. С одним из них Винтон приветливо рас-кланялся: они многие годы работали в одном комитете, но не знали ничего друг о друге. В конце программы ведущая прочитала “список Винтона” – 669 имен – и попросила отозваться.
Студию и редакцию газеты засыпали звонками и письмами.
Самые разные люди писали, что слышали о Николасе Винтоне: он построил дом для престарелых в пригороде Лондона и поддерживает его материально и духовно (после смерти жены Никки переехал туда, чтобы не обременять своей старостью единственного сына). В 1983 году он был удостоен звания MBE (Представитель Британской Империи) – честь, которую оказывают за выдающуюся общественную деятельность.
Откликнувшиеся из “пражского киндертранспорта”, писали, что услышали ответ на всю жизнь томивший их вопрос: как мы оказались здесь, кто нас спас. И добавляли, что никакие “спасибо” не могут передать их благодарность человеку, подарившему им жизнь. И что они сами, и их дети, и дети их детей в неоплатном долгу перед мистером Винтоном.
Летом 1989 года в Оксфорде состоялась международная конференция о влиянии Катастрофы еврейства на современный мир. Гостями конференции были те, кто пережил Катастрофу. Там впервые собрались “дети Никки”. Съехались не только со всей Англии, но из многих стран мира – Австрии и Австралии, Израиля и Южной Африки, Канады, Новой Зеландии и США, Венгрии, Чехии и Словакии, – более 200 человек. Среди них были известные ученые, писатели, журналисты, военные. Они понятия не имели о том, кто спас им жизнь.
Затем последовал торжественный приезд сэра Винтона в Прагу, где президент Вацлав Гавел наградил его высшей чешской государственной наградой – орденом Белого льва. Была и встреча с “детьми”, живущими в Праге. Дальше – Николас с женой впервые поехали в Израиль, чтобы передать мемориалу Яд ва-Шем потертый портфель с документами 1938-39 гг.
Кто-то из “детей” предложил, чтобы имя “отца” внесли в список праведников мира в Яд ва-Шеме. Но Винтон решительно возразил: “По всем статьям не подхожу: во-первых, я не рисковал своей жизнью, спасая еврейских детей; во-вторых, я – еврей, крещеный, но еврей”.
Явление Винтона народу вызвало невероятный резонанс. Нашедшие его дети писали, звонили, навещали, знакомили его с приемными родителями, звали в гости, и он отвечал им, и навещал их в разных странах, снова став “Никки”. О нем писали газеты и журналы. Англия в одночасье восстановила в памяти одну из благородных инициатив своих военных лет – “киндертранспорт”. Даже Маргарет Тэтчер вспомнила, что в войну в их семье жили дети с континента!!!
За спасение 669 детей Николасу Винтону воздают честь во многих странах, где живут его дети, но прежде всего в Чехии и Англии. В 2002 году королева Великобритании Елизавета II пожаловала Винтону рыцарское достоинство, и он стал сэром Николасом, а в 2008-м сэр Николас оказался в Словакии одновременно с королевой, и она дала ему аудиенцию. В 1998 Чехия вручила Винтону высшую награду республики – орден Масарика и Крест 1-й степени за доблесть и отвагу.
На пражском вокзале открыт памятник ему.
К столетию Николаса Чехия приготовила подарок – “поезд Винтона”, составленный из довоенных вагонов и паровоза, который прошел тем же путем, что и в 1938-1939 гг. Ехали повзрослевшие на 70 лет “дети Никки” и их потомки. Перед отходом поезда на привокзальной площади в Праге состоялось открытие памятника Николасу Винтону работы английского скульптора Флора Кента.
Провожать поезд в Праге пришли первые лица чешского государства, а по всему пути следования поезда по Чехии к железнодорожному полотну вышли граждане страны. Просто стояли и махали пассажирам руками – в знак приветствия и солидарности. На Ливерпульском вокзале в Лондоне у памятника детям “киндертранспорта” пассажиров встречал сам сэр Николас.
Все было, как тогда, но с одной печальной поправкой: в нынешнем “поезде Винтона” звучала преимущественно английская речь. Потому что многие “дети” вернулись в Чехию после войны, но не нашли родных – они погибли в нацистских газовых камерах. Их дома и квартиры были заняты чужими людьми, вещи разворованы, и новые хозяева не желали вернуть даже чашку – на память о погибшей семье. Дети узнали, что на родине им не рады, и уехали обратно в Англию или дальше – в Америку, Канаду, Израиль.
На премьеру фильма “Семья Никки” в Прагу сэр Винтон приехал сам.
P.S. Cреди спасенных детей Николаса Винтона – Карел Рейш. Британский режиссер с чешскими корнями. Один из основателей британской “новой волны” 50-х – 60-х годов. Глава Британского института кино. В списке снятых им фильмов – “В субботу вечером, в воскресенье утром”, “Айседора” с Ванессой Редгрейв в роли Айседоры Дункан, “Боевые псы”, “Женщина французского лейтенанта”. Карел Рейш спродюсировал картину Линдсея Андерсона “Такова спортивная жизнь”.

Александра СВИРИДОВА
«Экран и сцена» № 4 за 2014 год.
Print Friendly, PDF & Email