У Бога все живы


• Виктор СЛАВКИН
Один за одним уходят мои старшие друзья, товарищи, братья и сестры. Родные. Вася, Андрей, Белла, Инна…
Возвратившись вечером 12 марта из Переделкино, где мы только что отпели и предали земле Инну Лиснянскую, я узнал новую скорбную весть. Только что скончался Витя Славкин. Который в свои семьдесят восемь лет так и не стал для тех, кто его знал и любил, Виктором Иосифовичем. Хотя уж и поседел весь… “Как лунь”, – не забыл бы уточнить вечно издевавшийся над беллетристическими штампами Славкин.
Более полувека прошло со времен той еще легендарной катаевской “Юности”, где трудился когда-то Витя. Мы общались с ним почти сорок лет. Славкин всегда был на людях, на виду. Однако мало кто видел, что легкость этого остроумного человека, сначала смешливого сатирика-юмориста, а в дальнейшем – серьезного драматурга и телевизионщика, имеет тяжелую тайную подоснову. Я иногда замечал, как в какой-то миг дружеского застолья или литературного праздника он внезапно и не-ожиданно исчезает, лицо его меняется, и кажется, что он вдруг оказался в каких-то иных сферах, где лишь мрачность и вечность правят бал, где любые шутки неуместны. “Вить, что-то случилось?” – однажды, не выдержав, спросил я, и он тут же вернулся на нашу грешную землю. Снова заулыбался, снова замахал руками – дескать, все в порядке, старичок, все в порядке. Все, как всегда, в порядке…
Сегодня его тело проводили в последний земной путь. Без истерики, без погребальных преувеличений говорили о нем над его разверстым гробом, где он лежал похудевший, осу-нувшийся и внезапно посерьезневший. Вдруг зазвучала тихая мелодичная музыка. Я прислушался. Нет, не Шопен это был рыдающий, а лихая “Чаттануга Чучу” из прославившей его пьесы “Взрослая дочь молодого человека”, некогда блестяще постав-ленной Анатолием Васильевым на сцене Театра имени Станиславского, с чего собственно и началась бешеная слава Славкина. К Дому литераторов подъехали погребальные автобусы. И я подумал, о чем только ни переговорили мы с тобой, Витек, за долгое время нашего знакомства и нашей дружбы. Практически все обсудили. Кроме одного – Веры вообще и Веры в Бога. И я прошептал ему вслед: “У Бога все живы, дорогой друг Витя. Думаю, ты в этом уже убедился”.

Евгений ПОПОВ
«Экран и сцена» № 6 за 2014 год.

Print Friendly, PDF & Email