Ангелы и чародеи Ирины Уваровой

11-1_10В Театральном салоне Дома-музея М.Н.Ермоловой, филиала Бахрушинского музея, открылась необычная выставка – “Мои добрые ангелы. Ирина Уварова” (куратор выставки Лидия Омельченко).

Экспозиция на третьем этаже отчасти напоминает атмосферой современный жанр, который принято называть “квартирником”. Известный искусствовед, историк театра, художница Ирина Павловна Уварова организовала уютное, домашнее пространство, где портреты и фотографии дорогих ее сердцу людей (они-то и есть добрые ангелы, заявленные в названии выставки) соседствуют с куклами-персонажами из спектаклей, сочиненных Уваровой в разных городах страны.

На вернисаже Ирина Павловна говорила:

Я не считаю себя сценографом, боже упаси. Но я человек, который любит кукол и может сделать кукольный спектакль в любую минуту и на любом месте. В жизни есть много радостей, и одна из них – дивные мастера, мне с ними страшно везло. Я считаю, что если ты сделал спектакль в каком-нибудь театре и после этого он стал для тебя родным домом, а режиссер – ближайшим родственником, значит, жизнь удалась.

Кукольные спектакли шли не по магистральной линии, у меня были другие занятия. Я проработала в журнале “Декоративное искусство” двадцать лет. Много еще чем я занималась, и, тем не менее, кукольная периферия, очень для меня важная, отразилась на этой выставке.

У меня в Москве много моих собственных домов, как я их ощущаю. Один из них – Дом Бахрушина. Другой – Дом Мейерхольда. И, наконец, театр “Тень”, где я уже тридцать с лишним лет провожу свои Лаборатории (эти Лаборатории – одна из лучших инициатив Кабинета театров для детей и театров кукол СТД. – ред.). Режиссеры и художники из разных городов собираются каждый год в театре Майи Краснопольской и Ильи Эпельбаума. Что такое Лаборатория? Это возможность нам всем повидаться. Возможность придумать сумасшедшую тему занятий. Пригласить в гости самого невероятного человека. Кукольники – это порода человеческая, а не профессия. Мне нравятся эти люди.

Еще один Дом – “Котофей”, последний театр, в работе которого я принимаю участие. Это мои любимые ученики. У них нет стационара. Но мой дом – там, где они выступают.

Мне хотелось бы посвятить выставку замечательному человеку Хенрику Юрковскому, историку и философу театра кукол, ушедшему от нас в январе этого года.

Преамбулой к выставке стал маленький спектакль. Александр Мудряк и Мария Овчаренко показали одну из первых своих работ – “Балаган Котофея”. Дуэт Саши и Маши (так называют друзья создателей семейного передвижного театрика “Котофей”) напомнил об одной из любимых тем Ирины Павловны. Блестящие статьи о Балагане публиковались, и будем надеяться, еще будут публиковаться в “ЭС”.

Среди экспонатов – фотография Всеволода Мейерхольда в роли клоуна Ландовского (в ранней постановке “Акробаты” Франца фон Шентана). Режиссер сам перевел пьесу и поставил ее в Херсоне в 1903 году. А под портретом – чудесные куклы, сделанные к спектаклю И.П.Уваровой “Я – клоун” прекрасными художниками Светланой и Виктором Платоновыми. К сожалению, проект остался неосуществленным.

Однако сама идея необыкновенно интересна и характерна для героини этой выставки. Ирина Павловна не раз пыталась материализовать свои искусствоведческие изыскания. И, в частности, творчество Мейерхольда. Она принимала непосредственное участие в создании Музея-квартиры Всеволода Эмильевича в Брюсовом переулке. Книга Ирины Уваровой “Смеется в каждой кукле чародей” о Мейерхольде (М., РГГУ, 2001) стала библиографической редкостью.

Серьезные работы по истории народного театра, любовь к фольклору реализовались в живом деле возрождения Рождественского вертепа. Благодаря соавтору и соратнику Виктору Новацкому волшебный ящик перестал быть только музейным экспонатом, оказался (конечно, не в прямом смысле) на городской улице, в любом помещении, где праздновали Рождество. Вертепом заинтересовались профессионалы и любители. В начале 1990-х в Москве возникли “Рождественские семейные вечера”, организованные Кабинетом детских театров СТД, позднее ставшие ежегодным Фестивалем народной музыки и театра “Вертеп” в Коломне.

На выставке можно видеть одну из предтеч этого важного начинания – чудесный ящик Виктора Назарити. Он был сделан для семьи Ирины Павловны, сейчас перекочевал в театр “Котофей”, они играют “Царя Ирода” на Рождество.

Для художника работа и дом – неразрывны. Судьбу Ирины Павловны определили ее отец – врач Павел Гузиков (он стал прототипом главного героя в повести Людмилы Улицкой “Казус Кукоцкого”), муж – писатель, поэт, переводчик Юлий Даниэль, суд над которым стал началом диссидентского движения в нашей стране, и сын Павел Уваров, историк.

“ЭС” публиковала главы из книги “Юрий Даниэль и все, все” еще тогда, когда вопрос о ее издании был неясен. В экспозиции можно видеть портреты героев этого сборника.

В первом зале выставки разместились фотографии и эскизы 1960-х годов, рассказывающие о сотрудничестве Уваровой с кишиневским театром “Лучафэрул”. Этот важный период запечатлен Ириной Павловной в книге “Был такой театр”. Твое любимое русское кино

Второй зал посвящен спектаклям разных лет. Здесь можно видеть кукол и костюмы из “Макбета” Тюменского театра кукол и масок (спектакль создавался в соавторстве с художником Мариной Перчихиной), декорации и кукол из спектаклей Мыти-щинского театра “Огниво” – “Золушка”, “Король и его дочери”, “Карлик-нос”.

Каждый, кто придет на выставку в Дом Ермоловой на Тверском бульваре, получит подарок – ангела, нарисованного Ириной Павловной.

Режиссер Юрий Фридман, чей портрет можно видеть в экспозиции, когда-то писал: “Уварова – не просто человек театра, она театрализует саму жизнь вокруг себя, свой быт, грезит о несбыточном театре и заражает нас своими мечтами”.

Выставка открыта до 26 июня.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 10 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email