Семейные ценности

Кадр из фильма «СуперБобровы»«СуперБобровы». Режиссер Дмитрий Дьяченко.

Сценарий семейной комедии «СуперБобровы» написан Алексеем Казаковым («Горько», «Горько-2») и Михаилом Местецким («Легенда № 17»).

Упомянутые работы сценаристов показывают два способа отношения к жителям России – ироническое восхищение и светлая гордость, порой переходящая в пафос. В «СуперБобровых» эти два способа пытаются смешаться в один, но безуспешно, и звучащая на финальных титрах песня «Мы из России, суперБобровы, дружные семьи – России основа» воспринимается совсем не так, как, скорее всего, было задумано. На духовную скрепу дружная семья Бобровых не тянет, да оно и к лучшему.

Если бы эта семья случайно познакомилась с героями диптиха «Горько», это могло бы стать началом прекрасной дружбы – настолько они похожи. А могло бы, кстати, превратиться в не менее прекрасную вражду, случись им жить по соседству и спорить, кто ночью передвинул забор, чтобы присвоить полметра чужого участка, а кто позволил подрыть этот забор своим поганым собакам, которые разбили собственноручно закрученные банки с огурцами. То есть опять все то, что мы ежедневно видим вокруг, только щедро опоэтизированное картинами Жоры Крыжовникова.

В «СуперБобровых» это тоже поэтизируется: вновь приморский город, облезлый дом, где унитаз держится на скотче, большая семья. Мамы у них нет. Есть отец (Роман Мадянов), который любит петь советскую эстраду и аккомпанировать себе на гитаре, слегка запаздывая. Несколько лет он не выходит из дома, поскольку в какой-то момент несправедливое перераспределение материальных благ так его взбесило, что он поджег мирно стоявший на улице «Порше» и с того момента считал, что находится в розыске.

Роман Мадянов в роли Боброва-старшего великолепен – радует и гипертоническим румянцем, и непрошибаемой уверенностью в себе, и любовью к дому и семье, и страхом семью потерять, и уморительно-серьезным исполнением «Дельтаплана» и «Четырнадцати минут до старта». «Я верю, друзья, караваны ракет» – гордо поет Бобров, и это так же смешно, как детское хоровое исполнение той же песни в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Сам же герой даже не неуловимо напоминает Себейкина, персонажа Вячеслава Невинного из «Старого Нового года» – разве что в нем больше простодушия, да и отрицательным героем он быть не может, в фильме их практически нет.

Дети-Бобровы выписаны не столь выпукло. Старшая, Рита (Ирина Пегова), нежная и наивная. Самая младшая, Саша (София Мицкевич), обычный ребенок, разве что с рано пробудившейся сексуальностью. Сын Толик (Даниил Вахрушев) возится со стаей подобранных собак и хочет уйти в армию – потом он скажет, что мечтает покинуть свой город и сбежать в Москву, так что, наверное, власть над идеально выдрессированными собаками, которых он, в общем-то, не особо любит, дает ему возможность освобождаться от власти отца. Света (Оксана Акиньшина) так же уверена в себе, как и Бобров-старший – потому что она невероятно красивая, в отличие от остальных своих родственников.

В семье Бобровых есть еще дед – хрестоматийный сварливый пенсионер с клюкой, в подтяжках, а в комнате у него висит на стене портрет Сталина. Деда играет Владимир Толоконников, играет с юмором и горечью, а в финале окажется, что фамилия его не Бобров, поскольку герою Мадянова он приходится тестем.

Еще одним мужчиной в крепкой бобровской семье планирует стать бойфренд Светы Олег (Павел Деревянко), незадачливый контрабандист, в первых кадрах из жадности утопивший катер с тонной икры и крепко попавший на деньги. Он уговаривает Бобровых взять кредит под облезлый дом, чтобы расплатиться, и даже будучи отправлен по известному адресу, попыток своих не оставляет.

К пока еще не успевшему надоесть жанру веселого бытописания средней российской семьи относится первая часть фильма – там сконцентрировано большинство шуток и комических эпизодов, там разворачиваются характеры, и еще интересно, как дальше будут развиваться события, и удастся ли удержать комедию на том же уровне.

Далее крышу дома пробивает метеорит и в «СуперБобровых» начинается фантастическая линия. Отец получает способность к телепортации; Света исчезает, то целиком, то частично; Рита летает; Толик начинает понимать собачий язык; Саша обретает суперсилу, а дед то умирает, то воскресает. Благодаря этой его особенности Бобровы понимают, что суперспособности действуют только тогда, когда вся семья находится вместе.

Идея семейного единства и прилагающейся к нему непобедимости недалеко ушла от строчки «дружные семьи – России основа», однако движущая сила в бобровской семье скорее центробежная, чем центростремительная. И все хотят покинуть старый дом, если представится такая возможность.

Возможность возникает. Бобровы, как нетрудно догадаться, идут самым простым путем, считая, что человеку, непохожему на других, самое место в цирке, где в бухгалтерии удачно трудится Рита, – можно и мир посмотреть, и денег заработать. Но ушлый Олег, которого к тому же усиленно прессуют кредиторы, уговаривает всех ограбить банк. И в этом главное отличие картины Дмитрия Дьяченко от американской «Суперсемейки», с которой ее часто пытаются сравнить не видевшие фильма.

Классические супергерои немедленно пытаются спасать мир – Бобровым мысль о спасении мира даже в голову не закрадывается. Толик, например, получив дар святого Франциска, тут же разочаровывается в собаках, считая их слишком глупыми. Рита не летает над ярко-синим морем, а хочет, чтобы коллеги из бухгалтерии пооткрывали рты, увидев ее на сцене цирка.

Разве что дед искренне страдает – он уже давно мечтает о смерти, чтобы встретиться с бабкой. Да Бобров-старший, романтик, любящий смотреть на крупные южные звезды, использует свою телепортацию, чтобы оказаться на кочке посреди любимого пруда и радостно с нее нырнуть.

На исходе второй части начинает казаться, что авторы тоже не очень-то знают, что делать с внезапно открывшимися способностями героев. Сумбурные бобровские метания в результате приводят их к не менее сумбурному ограблению банка, что влечет за собой не только окончательный распад семьи, но и проблемы с развитием сюжета, и падение уровня шуток. А монолог, который произносит Олег, прежде чем покинуть Бобровых, настолько надуман и напыщен, что будто бы взят из какого-то другого фильма двумя уровнями ниже.

Из «СуперБобровых» в этот момент уходит вся энергия, и режиссеру приходится усиленно закачивать ее обратно. Классическим путем погони и перестрелки и чуть менее классическим, в виде кукиша властям: герои, воссоединившись и обретя в очередной раз выдернутого из колеса сансары деда, разносят зал суда, где слушают приговор за ограбление банка. За ними несется бесчисленное количество машин ДПС, которые потом все разбиваются. А благодаря Рите веселые грабители взлетают в небо на «уазике».

Все это довольно красиво выглядит и навевает приятные воспоминания о фильме «Братья Блюз 2000», рекордсмену по количеству разбитых полицейских автомобилей, и о других картинах, где машины разбивались и летали – да хоть бы «Назад в будущее».

Авторы «СуперБобровых» совершенно точно видели много фильмов, как простых, так и сложных, и литературы читали достаточно, и о русской душе и природе юмора имеют представление – тем обиднее, что местами это перестает чувствоваться. А то, что фильм соберет большую кассу и без этого, было ясно заранее.

Ограбив государство на порядочную сумму – а если вдуматься, отрицательным героем в фильме выступает именно оно, кредиторы Олега не считаются, с ними запросто справляется Саша – Бобровы покидают свой город и отправляются в теплые края. Видимо, надолго. Их милую уверенность, что за пару месяцев про украденные миллионы забудут, все же не стоит принимать всерьез. Теперь их семеро, та самая «Семь-Я» – о ней так любят рассуждать люди, для которых характерна светлая гордость за страну.

Правда, после бобровских приключений фраза о том, что именно такие семьи – России основа, звучит просто издевательски.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена»
№ 6 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email