До самой сути

Кейт Бланшетт в фильме “Кэрол”Фильм “Кэрол” выходит после вручения “Оскаров”, на излете прокатной волны, знакомящей зрителей с большинством номинантов – и уже известно, что ни одна из наград картине не досталась. Ни оператору Эдварду Лачмену, тонко и сдержанно показавшему историю любви: ни композитору Картеру Беруэллу, написавшему очень запоминающуюся музыку и пронизавшему ее мелодиями 50-х годов, в которые происходит действие; ни Сэнди Пауэлл, художнику по костюмам, которые словно бы являются продолжением тел героев и героинь – так они им соответствуют и так отражают их личности. Ни Филлис Наги, адаптировавшей для кино роман Патриции Хайсмит “Цена соли”. Ни Кейт Бланшетт и Руни Мара, сыгравшим главные роли.

Большинство картин, завоевавших награду – яркие и страстные. “Кэрол” не из таких, она из разряда огней, мерцающих в своем сосуде тихо, не сжигая никого вокруг, несмотря на достаточно серьезные страсти, обуревающие героев. Музыка и костюмы постоянно подчеркивают и не дают забыть, что вокруг пятидесятые, и этот акцент сообщает картине едва уловимую, но все же сказочность, игрушечность. К тому же и начинается история в Рождество в игрушечном магазине, куда Кэрол (Кейт Бланшетт) приходит купить своей четырехлетней дочке куклу и встречает там Терез (Руни Мара). Клиентка в дорогой шубе и продавщица в алом сантаклаусовском колпачке, который ничуть ее не портит, словно узнают друг друга в праздничной толпе – одна с удивлением от самой себя, вторая – с немного хищным интересом.

Но фильм начнется не с этого, а с коротенькой сцены в кафе, где к плечу Терез с разницей в несколько секунд прикоснутся две руки – одна женская, вторая мужская. И будет большая разница в этих прикосновениях, и в реакции девушки – одно будто пронзит ее насквозь, второго она как будто не заметит.

У мужчин в этом фильме такой удел – их не замечают, даже если они очень заметны. В Терез влюблен красавец Ричард (Джейк Лэси), который мечтает увезти ее в Европу, и даже в какой-то момент делает предложение, и никак не может понять, почему его отвергают. У Кэрол есть муж, тоже красавец, Хардж (Кайл Чандлер), который негодует из-за того, что жена предпочитает ему свою давнюю подругу Эбби (Сара Полсон). Когда же в жизни Кэрол появляется Терез, Хардж и вовсе приходит в бешенство и начинает делать все, чтобы лишить жену возможности видеться с дочерью – потому что, по его словам, девочка не должна контактировать с матерью, которая ведет себя аморально.

Людям нетрадиционной сексуальной ориентации никогда еще не жилось особенно комфортно, и пятидесятые годы были не лучшим для них временем. Роман “Цена соли” в то время стал переворотом в лесбийской прозе – тираж книги достиг полутора миллионов, роман выдержал множество переизданий, но имя Патриции Хайсмит появилось на обложке только в восьмидесятые годы. Однополая любовь была связана с большим рис-ком, а лишить мать-лесбиянку родительских прав было очень легко – поэтому шантаж Харджа казался беспроигрышным.

Но до того в предрождественском зале игрушечного магазина Кэрол и Терез перебросятся несколькими фразами – например, о том, что в детстве Терез хотела не куклу, а поезд. Потом на прилавке будут забыты перчатки, их отправят вместе с игрушкой, покупательница перезвонит с благодарностью – вежливые слова, не особенно значащие разговоры, но в принципе обеим уже все ясно. Так в вымысле реализуется мечта писательницы: Патриция Хайсмит в юности тоже служила продавщицей в большом магазине, и клиентки восхищали и притягивали ее безответно.

Покинув двоих разгневанных мужчин, женщины отправятся в автомобильное путешествие, со стороны совершенно обычное, зимнее, ничем особенно не интересное, но для двух женщин напитанное нежностью, дружбой и страстью. Кэрол смотрит на уснувшую на переднем сиденье Терез. Терез протягивает Кэрол надкусанный кусок хлеба. Обе женщины шепчутся за столиком кафе, иронически поглядывая на очкастого коммивояжера, который пробовал робко ухаживать за Терез. Все трогательно, празднично и восторженно – как в стихотворении Цветаевой о прогулке с

Софьей Парнок на рождественский рынок:

“Как розовыми и несладкими

Я вафлями объелась – шесть!

Как всеми рыжими лошадками

Я умилялась в вашу честь”, –

И атмосфера праздника, игрушечного магазина, сказки не будет оставлять женщин, хотя Рождество уже прошло. Но касается это не только героинь. “Кэрол” очень напоминает рождественскую историю, где заплутавшие путники все-таки выбрались из леса и сели, еще запорошенные вьюгой, пить чай с пряниками. По канонам такой истории в лесу сначала надо заплутать – поэтому путешествие прерывается.

Фильм “Кэрол” часто сравнивают с другим фильмом режиссера Тодда Хейнса, “Вдали от рая”, где герои также бросают обществу вызов. Живущая в маленьком городке домохозяйка, застав мужа с мужчиной, сближается со своим садовником. И то, что он черный, вызывает у жителей городка ярость, едва ли не большую, чем гомосексуальность мужа-изменника.

Отношения героинь “Кэрол” тоже проходят трагическую фазу. Коммивояжер-очкарик оказывается совсем не тем, за кого себя выдавал, он шпион Харджа, собирающий факты, которые помогут лишить Кэрол родительских прав. Узнав о том, что мужу есть с чем идти в суд, женщина стремительно уезжает, и завершать путешествие Терез придется уже без нее. Сайт о кино новости кино рецензии, интервью, новости, статьи

Терез не сломается – именно благодаря Кэрол ей удалось раскрыть свой талант фотографа, а благодаря интересующимся ею мужчинам удастся и устроиться на очень хорошую работу. Режиссер подчеркнет самовлюбленность мужчин еще одной сценой: приятель Терез, сотрудник “Нью-Йорк Таймс”, решит, что на повороты судьбы девушки главное влияние оказал их несостоявшийся поцелуй, и это будет третий случай эгоцентризма, где один мужчина от обиды готов испортить жизнь своей маленькой дочери, второй не может понять, как это за него можно не хотеть выйти замуж, а третий не верит, что его поступки могут ничего не значить для других людей.

Хотя он, этот третий, способен оценить фотоработы Терез, и, увидев портреты Кэрол, скажет: “Ты уловила суть этой женщины”, но фотографии тут же будут спрятаны в ящик стола. Терез не готова их с кем-то обсуждать. К тому же она очень обижена – настолько, что во время обратного путешествия без Кэрол ей постоянно становилось плохо физически. Но со временем девушка уходит в работу, взрослеет и привлекает взгляды тем, что прекрасно выглядит Впрочем, брошенная в начале фильма фраза Ричарда о том, что у Терез есть удивительное свойство выглядеть на миллион даже ранним утром, может намекать на то, что эта девушка хорошеет как раз в те моменты, когда ей непросто.

Кэрол, встретив Терез, тоже поинтересуется, связана ли повышенная привлекательность девушки с тем, что они расстались – о необычном свойстве Терез она пока не знает, но все шансы узнать есть, потому что финал для фильма приготовлен счастливый, сказочный, с чаем и пряниками у горячей печки. Не без горьких жертв – Кэрол придется редко видеться с дочерью, но пойти против своей природы она не может. Хейнс не делает на этой горечи акцента, и само название фильма кажется чуть странноватым, поскольку Терез в этой картине чуть главнее, ее чуть больше, и историю мы чаще видим ее глазами. Оттого странноватым кажется и номинация Руни Мара за роль второго плана, которая на самом деле главная (она получила награду на Каннском фестивале 2015 года).

Суть, природа – основные темы этой истории, а еще то, что идти против себя странно и невозможно, даже если это опасно. И те, кто хранит свою суть, должны быть вознаграждены, и желательно прямо сейчас: пусть в мире все не совсем так, но с помощью вымысла это сделать можно.

Жанна СЕРГЕЕВА
Сцена из спектакля «Русский роман». Фото С.ПЕТРОВА
«Экран и сцена»
№ 5 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email