Где твои крылья, которые нравились мне?

• Анджелина Джоли в фильме “Малефисента”
“Малефисента”. Режиссер Роберт Стромберг

Очаровательная крылатая девочка Малефисента облетает свое родное королевство, приветствуя всех его жителей. Она хвалит новую шляпу одного смешного существа, весело швыряет комком грязи в другое смешное существо, общается с крохотными феечками и говорящими деревьями жутковатого вида. На фоне обитателей королевства Малефисента выглядит еще привлекательнее, и даже удивительно, каким образом она оказалась среди всех этих лилипутиков, долгоносиков и страшилок.
А вот каким образом Анджелина Джоли оказалась среди актеров, часть из которых не может достоверно изобразить даже испуг, не говоря уже о чем-то более сложном, известно. Сыграть волшебницу, в которой сочетались бы зло и добро, было давней мечтой Джоли – и фильм “Малефисента” стал ее бенефисом, где она должна была сиять, как бриллиант.
Оправа же для бриллианта подобрана недостойная, однако Джоли, ставшая еще и продюсером картины, предпочла этого не заметить. Роль у нее богатая: влюбленность, предательство, месть, нежность, удивление переменам в собственной душе и еще множество чувств – а их, отдавая дань жанру фильма-сказки, надо играть еще и чуть форсированно, с надрывом. И Джоли отдается этому со всем своим пылом.
Малефисенте была уготована сложная судьба – ее королевством издавна никто не управлял, и долгие годы оно находилось в не самых лучших отношениях с соседним королевством, над которым властвовал суровый правитель. С одним из его подданных, вознамерившихся стащить из ручья пару ракушек, Малефисента и познакомилась.
Мальчик Стефан оказался привлекательным (Майкл Хиггинс, когда вырастет, будет обладать идеальной фактурой для ролей обаятельных негодяев), часто приходил в гости, делился своей мечтой жить в королевском замке и, узнав о том, что феям приносит боль прикосновение металла, тут же выбросил свое кольцо – единственную драгоценность, что у него была. Естественно, Малефисента влюбилась. Но ей пришлось испытать боль, по сравнению с которой контакт с металлом ничего не значил: выросший Стефан (Шарлто Копли) исполнил-таки свою заветную мечту, женился на дочке короля и поселился в замке, а для этого ему пришлось исполнить королевское поручение и лишить Малефисенту крыльев, притворившись влюбленным и опоив ее снотворным.
Вообще-то король требовал фею убить, однако этого Стефан, несмотря на всю свою приобретенную с возрастом одиозность, сделать не смог – а вот крылья с собой унес и будущему тестю предъявил.
Малефисента сильно страдает, а потом решает отомстить. Она является на крестины Авроры, дочки Стефана, и предрекает ей в шестнадцать лет уколоться веретеном, уснуть и спать до тех пор, пока не разбудит ее поцелуй истинной любви.
Сюжет “Спящей красавицы” уже отыгрывался в мультфильме “Малефисента”, сделанном на студии “Дисней” в 1959 году – там полюбивший Аврору принц Филипп расправлялся с Малефисентой, пронзая ее мечом. Злодейка падала со скалы, и от нее оставалась только тень.
В художественной версии сказки от сюжета мало что осталось, да и само имя Малефисента, что переводится, как “вредоносная”, героине Джоли не особенно подходит. Сценаристка Линда Вулвертон пыталась придать новой Малефисенте двойственность, оправдать ее злые предсказания неразделенной любовью и дать понять зрителям, что все злодеи только на лицо ужасные, а внутри-то они добрые, и их при желании можно увести со стези порока. Как бы обошелся с этой версией Тим Бертон, который планировал ставить “Малефисенту”, мы уже не узнаем, а дебютант Роберт Стромберг, в чьем активе два “Оскара” за спецэффекты, в написанное, похоже, не вник и работой с актерами тоже манкировал.
Вулвертон давно работает со студией “Дисней”, была соавтором сценария “Короля-Льва”, писала сценарии к мультфильму “Мулан” и фильму Бертона “Алиса в стране чудес”, сейчас готовится к “Алисе в Зазеркалье”. Можно, но трудно представить, что все логические несостыковки, существующие в картине, допущены ею. Например, на крестины Авроры Малефисента, которую туда, конечно же, не пригласили, является спокойно, минуя стражу – так почему тогда она таким же образом не вернула себе свои крылья? Они лежали в застекленном ящике, а прикасаться к стеклу феям никто не запрещал.
Другой непроясненный момент касается веретена. После мстительного предсказания король велит уничтожить все прялки в стране, но в день шестнадцатилетия у Авроры неизвестно почему начинает чесаться палец, и она сомнамбулически бредет по направлению к целой свалке неликвидированных прялок. Чем помешал сценаристке вариант Шарля Перро про милую старушку, сохранившую свое орудие труда, неизвестно.
Милые старушки, тем не менее, в картине имеются – это три крошечных феи; после предсказания они превращаются в женщин нормального размера и шестнадцать лет воспитывают Аврору в лесу, вдали от посторонних глаз и случайных прялок. Приглашенные на эти роли актрисы Джуно Темпл, Имельда Стоунтон и Лесли Мэнвилл изображают существ крикливых, глупых и абсолютно безруких – младенец давно бы умер от голода, если бы не Малефисента, неожиданно привязавшаяся к девочке. Она называет Аврору “прегадким чудовищем”, но вместе с тем передает ей еду с помощью своего ручного ворона Диваля, который умеет превращаться в кого угодно, в том числе и человека (Сэм Райли).
В результате странного воспитания и нерегулярного питания Аврора вырастает в совершенно счастливую девушку (Эль Фэннинг) – она все обожает, всем восхищается, улыбается беспрерывно, а Малефисенту считает своей феей-крестной, и та не спешит развенчивать эту идею.
После трагического укола принцесса впадает в глубокий сон, а окружающие принимаются суматошно искать того, кто мог бы подарить ей поцелуй истинной любви. Принц Филипп (Брентон Туэйтс), прибывший по делу в замок Стефана, а по дороге познакомившийся с Авророй, оказывается единственной подходящей кандидатурой – узнав о том, что девушка ему понравилась, все начинают уговаривать Филиппа поцеловать ее. Принц сомневается, мнется, но вопли фей: “Целуй, целуй же” все же подвигают его прикоснуться к губам принцессы. Чуда в эту секунду не происходит – если молодой мужчина сомневается, целовать или нет красивую девушку, рассчитывать на него глупо.
В следующие секунды создатели фильма сообщают зрителям, что те могли немного подзабыть, что у любви есть и иные формы проявления, нежели страсть между мужчиной и женщиной: Малефисента склоняется над уснувшей девочкой, которую когда-то мечтала убить, и скорбно целует ее. Поцелуй истинной любви состоялся, Аврора открывает глаза, волшебство свершилось.
Вялый Филипп, чья энергетика оказалась недостаточной для того, чтобы преодолеть заклятие, и карьерист Стефан, предавший свою любовь и едва не умертвивший любимую ради престола, никакой симпатии не вызывают.т Мужчины в этой картине проигрывают сильным и умным женщинам подчистую. Даже королевство Малефисенты после всех событий переходит к Авроре, и править им собирается именно она. И хотя принц в этот момент толчется поблизости, никто не произносит ни слова о том, что помимо королев, бывают еще и короли.
Антимаскулинная идея, в отличие от остальных, звучит в фильме ясно, отчетливо, и ее только подчеркивает третий мужской персонаж, который ведет себя очень прилично и служит своей хозяйке Малефисенте верно и благодарно – но он превращается в мужчину только по ее воле, а на самом деле птица.
К плюсам “Малефисенты” можно отнести и визуальную составляющую, которая выглядит очень достойно: оранжево-зеленое пламя, вырывающееся из пальцев Малефисенты, взбешенные деревья, бегущие защищать родимый край от войск Стефана, уморительные существа, обитающие в королевстве фей – все это сделано с большой тщательностью, и доказывает то, что Стромберг совсем не зря получил свои два “Оскара”. Именно компьютерным эффектам в этом фильме он и подарил свой поцелуй истинной любви, а вот оживить нескладный сценарий и картонных актеров не получилось.

Жанна СЕРГЕЕВА
«Экран и сцена» № 12 за 2014 год.

Print Friendly, PDF & Email