Грани и границы

Сцена из спектакля “Встречи”. Фото предоставлено фестивалемСоздатель и арт-директор международного фестиваля современного танца “На грани”, известный музыкальный критик Лариса Барыкина считает, что само название отражает по меньшей мере три особенности акции. Географическую: фестиваль неизменно проходит в Екатеринбурге, а столица Урала, как известно, располагается на границе Европы и Азии. Содержательную: в афише всегда немало постановок, существующих на грани между contemporary dance и вполне традиционным балетом, танцем и драмой, рафинированным пластическим экспериментом и простодушной клоунадой. Фестиваль, заточенный на поиск новых хореографических идей, и одновременно отражение сегодняшнего процесса, в котором не все совершенно, разумеется, но все живое и перспективное – интересно. Третья особенность – сам статус российского современного танца в нынешнем культурном пространстве. Несмотря на очевидные успехи последних лет и официальное признание (к примеру, появление “золотомасочной” номинации “Современный танец”), большинство российских коллективов contemporary dance по-прежнему существуют “на грани”: бездомные (своей сцены нет даже у таких прославленных театров, как екатеринбургские “Провинциальные танцы” Татьяны Багановой и челябинский Театр современного танца Ольги Пона), с минимальной государственной поддержкой или вообще без таковой, с будущим, ничем не гарантированным.

Седьмой фестиваль “На грани” был посвящен памяти и 60-летию Евгения Панфилова, пермского самородка и абсолютного гения contemporary dance. Уместно вспомнить, что тринадцать лет назад, сразу после трагической гибели Евгения Панфилова, хореограф Ольга Пона и ее челябинский Театр современного танца посвятили памяти мастера спектакль “Смотрящие в бесконечность” – танец скорбного прощания. А нынешний фестиваль “На грани” открыл екатеринбургский Эксцентрик-балет Сергея Смирнова спектаклем “Девятая песнь. Посвящение” (в названии – напоминание о знаменитой работе Евгения Панфилова “Восемь русских песен”). Не мне одному показалось, что мы присутствовали на своеобразном пластическом “спиритическом сеансе”. В хореографии Сергея Смирнова соседствовали языческие и постиндустриальные темы, аутентичное пение Ольги Федосеевны Сергеевой из архангельской деревни (уроженцем такой деревни был Евгений Панфилов). В этом органичном соединении, казалось бы, несоединимых миров на сцене материализовалась квинтэссенция творческих исканий пермского балетмейстера, простиравшихся от эксцентричных данс-шоу до высокой классики.

Вечер открытия продолжил пермский театр “Балет Евгения Панфилова”. Запомнилось соло дочери, Арины Панфиловой – пластический вскрик, память о боли, которая не проходит, очень сильное эмоциональное высказывание. Была программа панфиловских миниатюр “Еще не раз вы вспомните меня…”, доказавшая, что лучшее в наследии мастера по-прежнему живо, особенно когда на сцене Мария Тихонова – танцовщица грандиозная, с победительной пластикой и несомненным драматическим даром.

“Балет Евгения Панфилова”, сохраняющий верность панфиловскому стилю, но ведущий поиск и на совершенно других территориях, показал на фестивале еще три свои недавние премьеры. Это две постановки петербургского хореографа Константина Кейхеля (“Тревожное небо” и “Генезис”) и спектакль “Саломея” московского хореографа Ларисы Александровой. В пряной и провокативной чувственности этой “Саломеи” много не только от Уайльда и Бердслея, но и от Романа Виктюка (в его лучшем варианте, надо заметить). “Саломея” шла под музыку Арво Пярта, который, кажется, становится самым востребованным композитором для постановок contemporary dance, а четверку главных героев (Саломею, Иродиаду, Иоанна Крестителя и Ирода) танцевали Елизавета Чернова, Мария Тихонова, Алексей Колбин, Алексей Расторгуев – ведущие солисты панфиловской труппы.

Понятно, что коллективы, спектакли и хореографы, географически причастные к “уральскому треугольнику современного танца” (Пермь – Екатеринбург – Челябинск) традиционно становятся фаворитами фестиваля “На грани”. Большой спектакль Ольги Пона и челябинского Театра современного танца “Встречи” и выразительную миниатюру двух танцовщиц этого коллектива Марии Грейф и Татьяны Сущенко “Solo for two” (они – и хореографы, и исполнительницы) объединяет, пожалуй, бесконечный поиск новых выразительных возможностей человеческого тела и особая пластическая графика. Хореографы и танцовщики екатеринбургской танц-компании “Zonka” Александр Фролов и Анна Щеклеина показали два очень разных спектакля: историю любви “Здесь хорошо”, где много лирики и не

меньше веселья, Александр и Анна танцуют сами, в их мистической и медитативной “Троице” на сцене три классические танцовщицы балетной труппы Екатеринбургской оперы. “Троица”, кстати, начиналась в рамках “Данс-платформы” Екатеринбургской оперы – проекта, дающего шанс реализоваться замыслам молодых хореографов. Зритель фестиваля “На грани” увидел еще один маленький балет, начинавшийся на “Данс-платформе” – спектакль молодого московского хореографа Софьи Гайдуковой “Она”, где блестяще солировала прима-балерина екатеринбургской балетной труппы Елена Воробьева. А в лихом спектакле екатеринбургской танц-компании “Окоем” – “ЛоМания” (хореография Александра Гурвича) под живую музыку группы “Изумруд” на балетную сцену как будто переселились герои пьес и спектаклей главного драматурга уральского (и не только) театра Николая Коляды.

У седьмого фестиваля “На грани” воистину не было границ, его география (в том числе международная) – редкость и ценность на фоне нынешнего на глазах скукоживающегося географического и духовного пространства. Приехала американская “Company E” со спектаклем “Speak Easy” (“Проще говоря”): хореография Роберта Прайора на джазовую музыку должна быть, наверное, отнесена к развлекательному искусству, но это развлечение высокой пробы. Спектакль “Chess Piece” финской компании “Tangotheatre Kiukkarainen”, пытающийся без особого успеха совместить танец и клоунаду, – развлечение классом пониже. А вот эстонский “Fine5 Dance Theatre” в постановке “…and Blue” (хореографы Рене Ныммика и Тийны Оллеск) предложил очень серьезный разговор на языке танца о сущностных проблемах бытия, герои этого балета напомнили о персонажах бергмановских фильмов.

Особый сюжет фестиваля – совместный с Французским институтом проект “ФрансДанс”. Четыре известных французских хореографа поставили спектакли в российских коллективах современного танца: Рашид Урамдан – “Удерживая время” в “Балете Москва”, Том Лебрен – “Унесенные-2” в камерном балете “Пантера” (Казань), Фабрис Ламбер – “После нас” в театре “Провинциальные танцы” (Екатеринбург), Мод ле Пладек – “DEMO-Materials” в театре танца “Скрим” (Самара). Все четыре премьеры были показаны на екатеринбургском фестивале, причем, для трех из них это оказался первый показ. Именно эти спектакли вызвали, пожалуй, наиболее заинтересованные обсуждения в дискуссионном клубе “На грани”, который каждый вечер собирался в гостеприимных стенах Свердловской музкомедии; этот театр и его директор Михаил Сафронов неизменно становятся главными организаторами и гостеприимными хозяевами фестиваля.

Шесть дней, 24 спектакля, из них 15 – премьеры. Наверное, стоит, хотя бы назвать остальных его участников: компания “Диалог Данс” из Костромы со спектаклем бельгийского хореографа Карин Понтьес “Потерянный рай”, проект Павла Глухова (Москва) с постановкой “Дом восходящего солнца”, екатеринбургская танц-компания “2046” со спектаклем “Алиса”, проект Ольги Зиминой и Ильи Манылова (Сарапул – Екатеринбург) и их спектакль “Шаркунок”. Частью программы “На грани” был “Утренник contemporary dance” – дети на сцене и дети в зрительном зале. И надо сказать, что юные танцовщики екатеринбургского театра балета “Щелкунчик” (они показали спектакль “День рождения дядюшки Ау” в постановке Александра Гурвича) и театра-студии современной хореографии Ирины Афониной и Игоря Шегая (Москва) с их программой миниатюр позволяют надеяться, что будущее российского современного танца в надежных руках. И ногах, разумеется.

Владимир СПЕШКОВ
«Экран и сцена»
№ 1 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email