Сезон тревоги нашей

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯТрадиционно в начале сентября «ЭС» предлагает нашим авторам вопросы анкеты.

  1. Как вы оцениваете прошедший сезон в целом?
  2. Работы каких режиссеров, актеров, сценографов вы считаете несомненными удачами сезона?
  3. Какие издания, посвященные театру, вышедшие в свет в последнее время, вы считаете заслуживающими внимания?

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

  1. Неожиданно актуальными стали слова К.С.Станиславского, высказанные 110 лет назад о цензуре, особенно цензуре неофициальной, духовной. “Сила veto такой цензуры неодолима”. Известна история снятия с репертуара спектакля “Ганнеле” по вине церковных властей. “Театр задыхается от инстанций, опеки и произвола”, – констатировал основоположник МХТ. В свете последних событий невольно думаешь об актуальности старой пьесы Григория Горина “Забыть Герострата”.
  1. Сезон запомнится в первую очередь фестивальными впечатлениями. Их было немало и на “Сезоне Станиславского”, и на NETe, и на Чеховском. Трудно забыть эйфорию единения сцены и зала на спектакле Томаса Остермайера “Враг народа”. Как и звенящую тишину на действе Бретта Бейли “Exhibit B”. Оба названия – события фестиваля “Территория”. Финал сезона – променад “Remote Moscow” Штефана Кэги – еще один пример “самоорганизации” практиков и зрителей.

Порадовал воронежский Платоновский фестиваль искусств. Он показал, какие поразительные художественные результаты может дать взаимопонимание власти и творца.

Еще один важный мотив сезона: выстраивание дистанции между нашей театральной историей и сегодняшним днем. В спектакле Валерия Фокина “Маскарад. Воспоминания будущего” в Александринском театре есть грандиозность поставленных задач. Работа сценографа Семена Пастуха, сумевшего сделать “объемными” занавесы Головина (в это пространство вписаны воссозданные исторические костюмы), как и музыка Александра Бакши в сочетании с историко-документальной реконструкцией текста (при участии Александра Чепурова), – эксперимент, не знающий аналогов. Попытка понять прошлое двигала Евгением Писаревым, отметившим вместе с Театром имени Пушкина столетие Камерного театра.

Режиссерской удачей сезона я бы назвала “Нюрнберг“ Алексея Бородина с прекрасной сценографией Станислава Бенедиктова и великолепным ансамблем артистов РАМТа.

Театр Художника поражает воображение в “Сказках Пушкина” Театра Наций. Примечательно, что наш зритель готов к восприятию необычного зрелища, предложенного Робертом Уилсоном.

  1. “Для кого написан «Гамлет”» А.В.Бартошевича, двухтомник “Любовь к трем апельсинам” (составитель и ответственный редактор Л.С.Овэс), и два выпуска альманаха “Мнемозина” (редактор-составитель В.В.Иванов). Из нетеатральных книг назову “Бродский среди нас” Эллендеи Проффер Тисли.

 

Владимир СПЕШКОВВладимир СПЕШКОВ

  1. Это был тревожный сезон. В самом начале его, кстати, вышла в свет чудесная “Книга ожиданий” Вадима Гаевского – заключительная часть его трилогии. Но если Вадим Моисеевич пишет про ожидание “чуда и катастрофы”, то большая часть критиков и практиков в минувшем сезоне ждала только катастроф. Или больших неприятностей. Дождались. История с “Тангейзером”, после которой по одну сторону баррикад оказались власть с церковью, а по другую – люди театра и культуры, в результате болезненно отразилась на судьбе Новосибирского театра оперы и балета. Удручает невозможность нормального диалога людей одного профессионального сообщества (я, разумеется, говорю, прежде всего о критиках, но не только о них), оскорбления вместо аргументов, летящие и из лагеря “почвенников”, и из стана “либералов”. Конечно, можно попробовать не читать до обеда Facebook (а главное – не читать его после обеда), но раздор, тотальное неуважение другого взгляда на профессию и жизнь проникают и из иных источников. Утешает лишь то, что обыкновенных театральных чудес (незаурядных спектаклей, содержательных фестивалей, плодотворных театральных лабораторий и умных книг) в минувшем сезоне тоже было немало. О них – далее.
  2. “Маскарад” Мейерхольда был сыгран в начале 1917-го как предчувствие невиданных мятежей. Посмотрим еще, что напророчит нам спектакль режиссера Валерия Фокина и сценографа Семена Пастуха “Маскарад. Воспоминания будущего” в Александринке. Пока он радует содержательностью диалога с великим созданием Мейерхольда– Головина, завораживает красотой и мощью. В роли Арбенина чрезвычайно интересен Дмитрий Лысенков. Среди героев сезона, конечно, Юрий Бутусов, поставивший целых три значительных спектакля: “Бег“ в Театре Вахтангова (в этом мороке и обмороке театральных снов особенно выделяется яростный Артур Иванов – генерал Чарнота), “Кабаре Брехт” и “Город. Женитьба. Гоголь” в Театре имени Ленсовета. Нельзя не назвать актерский ансамбль “Юбилея ювелира” в МХТ: Олег Табаков, Наталья Тенякова, Дарья Мороз. Режиссер Роман Феодори и сценограф Даниил Ахмедов продолжают радовать театральными феериями, в сезоне их было две: “Алиsа” в Красноярском ТЮЗе и “Русалочка” в Екатеринбургском ТЮЗе. Главный режиссер новосибирского театра “Старый дом” Галина Пьянова вместе со сценографами Антоном Болкуновым и Сергеем Мельцером нашла оригинальную и абсолютно убедительную форму для спектакля “Летов”: биография одного из главных российских рокеров рассказывается средствами театра художника. Из новых имен отмечу молодого московского режиссера Татьяну Воронину. В середине сезона я видел пару ее интересных эскизов на лабораториях РАМТа “Молодая режиссура – детям” в Челябинске и Иркутске, а в конце сезона уже не эскиз, а полноценный, многофигурный, хорошо придуманный и сделанный спектакль “Эшелон” в Коми-Пермяцком театре драмы города Кудымкара. И еще о героях сезона. Драматург Ярослава Пулинович написала и спела хулиганский “Театральный рэп” о гонителях “Тангейзера”, “Золотой Маски” и новой драмы (а кинорежиссер Алексей Федорченко снял клип) – эта настоящая полемика без перехода на личные оскорбления была убедительна, мрачна и, одновременно, весела. Другой молодой драматург Полина Бородина превратила в уникальное свидетельство беды, стойкости и достоинства свой вербатим “Болотное дело”; пьесу эту в гонимом Театре.doc поставила Елена Гремина. Дмитрий Крымов к 90-летию своего отца сделал в Бахрушинском музее замечательную экс-позицию “Анатолий Эфрос. Пространство мастер-класса”. Я был там тогда, когда свой мастер-класс в пространстве выставки вел Римас Туминас. Он был прекрасен, конгениален Эфросу.
  1. Кроме “Книги ожиданий” Вадима Гаевского назову еще три, которые вышли в минувшем сезоне, а читаться и перечитываться будут долго. Конечно, “Для кого написан “Гамлет”” Алексея Бартошевича. Книга Ирины Уваровой “Даниэль и все все все”. Там есть особые театральные главы о Питере Шумане и Викторе Новацком, но вообще вся книга пронизана театром, а еще больше атмосферой 60-70-х, которую очень полезно вспомнить в наши новые времена. И вышедший в Санкт-Петербурге к 75-летию театроведческого факультета ЛГИТМиКа сборник “Учителя” (составители – Марина Дмитревская и Евгения Тропп) – дань благодарной памяти.

 

Алексей ГОНЧАРЕНКОАлексей ГОНЧАРЕНКО

  1. Прошедший театральный сезон обречен войти в историю, прежде всего, не творческими свершениями, не открытием Электротеатра Станиславский и не новой жизнью в БДТ, а ситуациями вокруг “Тангейзера”, Театра.doc и “Золотой Маски”. Об этом трудно не упомянуть в личных итогах сезона.

Постараюсь найти заметные тенденции в любимых сферах – театре для детей и театре кукол. Это был сезон пика популярности театра для самых маленьких, бэби-лаб Екатерины Гаевой и Варвары Коровиной спровоцировала не только режиссеров, но и художников, и даже увлеченных мам смежных профессий на спектакли для зрителей в памперсах. Интересно будет проследить дальнейшую судьбу участников театрального бэби-бума: в деле останутся увлеченные, мод-ники перекинутся к иным целям. Лаборатории вообще оказались в тренде. Московский областной театр кукол, пригласив к сотрудничеству Михаила Бартенева и Павла Руднева, стал инициатором появления пяти новых пьес для театра кукол, которые, несомненно, станут бестселлерами в изголодавшихся по новым текстам узкопрофессиональных кругах.

  1. С точки зрения театра для юного зрителя интересный сезон выдался в Санкт-Петербурге: в Театре имени Ленсовета (“Странствия Нильса” Марии Романовой), НеБДТ (“Волшебник страны Оз” Евгения Карпова и Кирилла Семина), “Мастерской” (“Малыш и Карлсон” Галины Бызгу). Персонажи, с помощью которых легко говорить о детском одиночестве (соответственно Нильс, Дороти, Малыш), на самом деле гармоничны и целеустремлены, в то время как окружающие их взрослые закомплексованы и несчастны, даже если они обладают сказочными способностями. Отмечу отличные актерские работы. Среди детских ролей – витальный Малыш Андрея Горбатого, среди взрослых – уставшая Фея Татьяны Рябоконь, которая не любит девушек “в брУках” и так же остро переживает состояние “не замужем”, как чеховская Ольга в исполнении той же актрисы.

Надо запомнить имя режиссера Артема Устинова, который на лаборатории в Самаре показал эскиз “Пер Гюнта”, где в одной сцене смог представить идею будущего спектакля: в двухэтажном пространстве наверху умирающая мать моет пол, внизу стоит Пер, экипированный в путь, для него эти брызги – уже дыхание моря.

Радует, что театр для детей на большой сцене шаг за шагом чувствует себя так же уверенно, как на малой. Даниил Ахмедов в Красноярском ТЮЗе поставил “Алиsу” как шоу непровинциального масштаба и качества, а Полина Стружкова в Новосибирском “Глобусе” с помощью Корчака и его “Матиуша” открыла дискуссию среди детей, что такое государство и как надо оценивать поступки юного короля.

Переехавший из Минска в Пермь режиссер Александр Янушкевич убедил и удивил в Пермском театре кукол двумя спектаклями для взрослых по неизведанному кукольниками материалу: “Нармахнар” по пьесе М.Кулиша “Народный Малахий” и “Толстая тетрадь” А.Кристофф.

И конечно, прошедший сезон удался как минимум благодаря трем сильным ролям таких разных по своему опыту актеров – Олега Табакова (“Юбилей ювелира” в МХТ имени Чехова), Игоря Гордина (“Кто боится Вирджинии Вульф” в МТЮЗе) и Алексея Аграновича (“Обыкновенная история” в “Гоголь-центре”).

  1. “Искусство перформанса от футуризма до наших дней” Роузли Голдберг – книга, которая позволяет проследить, в каких близких родственных связях состояли во все времена авторы перформансов с кукольниками.

Гете-институт выпустил сборник новой немецкоязычной драматурги “ШАГ 11+”, где собраны пьесы для подростков. Какие-то из них обязательно будут поставлены в России, какие-то никогда, но, прочитав их, можно представить себе, какими проблемами живет современный европейский театр для детей.

Редакция «ЭС»
«Экран и сцена»
№ 17 за 2015 год.
Print Friendly, PDF & Email