Зураб Нанобашвили: «Накануне юбилея»

3-1 19Одному из старейших в России, Вологодскому драматическому театру 1 ноября исполняется 165 лет. Этой дате посвящается премьера “Горе от ума” в постановке художественного руководителя Зураба Нанобашвили. Он работает в театре с 2001 года и за это время многое успел сделать. В репертуаре преобладает классика: А.Н.Островский, Ф.М.Достоевский, Ж.-Б.Мольер и У.Шекспир. Наследие Великого Барда занимает особое место среди работ Нанобашвили. Помимо “Сна в летнюю ночь”, “Макбета” и “Гамлета” совсем недавно появился редкий гость на наших сценах – “Ричард II”, прекрасно вписавшийся в пространство у Пятницкой башни на последнем фестивале “Голоса истории”. Ныне спектакль перенесен на подмостки родного театра. Зураб Нанобашвили сумел создать внутри коллектива творческую атмосферу, не зараженную интригами. Об этом критики знают не понаслышке: труппа не боится обсуждений, готова выслушать самые нелицеприятные мнения. Что говорит, в первую очередь, об авторитете художественного руководителя. С приходом Нанобашвили в театре появились новые пространства: Малая и Камерная сцены. На Камерной сцене под руководством Зураба Нанобашвили пробуют свои силы молодые режиссеры и артисты. В этом году Нанобашвили отметил 45-летие. Он родился в Тбилиси, там же закончил режиссерский факультет, позже проходил стажировку в Piccolo Teatro di Milano у Джорджо Стрелера. Несколько лет работал за рубежом. Режиссер с южным темпераментом нашел применение своему таланту в России. Дебютировал в Ивановском театре драмы, где проработал 5 лет (с 1996 по 2001). Его спектакль “Ханума” стал номинантом “Золотой Маски”. Постановки Нанобашвили неоднократно становились лауреатами на Международных и Российских театральных фестивалях и конкурсах.

– Театр отмечает солидную дату. Как бы вы сформулировали главную задачу руководителя вологодской драмы?

– За время своей работы в Вологде я постарался создать актерский ансамбль, который способен справиться с любой режиссерской или драматургической задачей, освоить сложный прозаический или поэтический язык, работать на самых разных сценических площадках, перед любым зрителем. Думаю, не случайно критики не раз отмечали слаженность работы актерского ансамбля. К юбилею мы готовим спектакль “Горе от ума”, где будет занята бОльшая часть наших артистов. Это хороший способ проверить состояние труппы, поскольку издавна считается, что в идеальной труппе именно “Горе от ума” должно легко распределяться.

– Не могли бы вы вспомнить свои первые впечатления от Вологды, от театра.

– Впервые я попал в Вологду в 1999 году на фестиваль “Голоса истории” с Ивановским драматическим театром. Поэтому мои впечатления были связаны с фестивальной жизнью города. Дневная тишина улиц сменялась вечерним оживлением, люди спешили к Вологодскому Кремлю, чтобы смотреть спектакли под открытым небом. В 2001 году, приехав на фестиваль с “Пиросмани”, я стал пристальнее присматриваться к Вологодскому драматическому театру, поскольку получил приглашение его возглавить. Но я не ставил “оценок”, не сравнивал, лучше он или хуже какого-то другого коллектива. Взяв на себя ответственность за областной театр с огромной историей, я просто начал нормальную повседневную работу. В театре важно всё – от жалования вахтера до правильно развешанных кулис. Но главным “действующим лицом” остается актер, вокруг которого и строится театральный мир.

– У Вашего театра есть свой зритель. Каким вы его видите?

– Безусловно, есть свой зритель, который десятки лет ходит в театр, вне зависимости от его сиюминутного состояния, прекрасно знает актеров, следит за их судьбой. Есть те, кто каждый год отмечает День рождения театра 1 ноября традиционным походом на спектакль. Такие зрители – наша гордость. Лично для меня более важен зритель “случайный”, который зашел в театр, устроился в кресле, ничего особого не ожидая, и вдруг ощутил причастность ко всему, что происходит на сцене. Вообще, зрительских лиц так много, что сложно составить целостный портрет. Хотя бы потому, что в театре работает три сцены и у каждой – свой почитатель. Кто-то ходит исключительно на комедии, просто увидев в афише определение жанра, а кто-то целенаправленно идет на “Гамлета”, потому что он поставлен на Малой сцене, а значит, это будет особое по атмосфере действо в камерном пространстве на расстоянии вытянутой руки. Самое ценное и дорогое – заставить сцену и зрительный зал дышать в унисон.

– Какова роль фестиваля “Голоса истории” в судьбе театра?

– В моей жизни “Голоса истории” сыграли особую роль. Кстати, Вологодский драматический – и инициатор создания “Голосов истории”, и один из основателей фестиваля. Сейчас уже сложно представить себе Вологду без “Голосов истории”: это культурное событие, которое объединяет и разнообразит театральную жизнь города. Фестиваль дает возможность вырваться за пределы привычной театральной коробки и работать на открытых площадках, которые способствуют поиску новых выразительных средств, созданию необычного театрального действа. В 2003 году мы придумали сценическую площадку в Архиерейском саду специально для спектакля “Сон в летнюю ночь”, а в 2005-м открыли уникальную сцену на крыше театра, где шел спектакль “Дневник Анны” (по известному “Дневнику Анны Франк”), герои которого, как известно, прячутся на чердаке. Для спектакля “Карамазовы и ад” в 2007 году впервые выстроили самостоятельное трехэтажное сооружение в стенах Вологодского Кремля в Консисторском дворе. Три года спустя там же поставили импровизированный железнодорожный вагон и играли “Эшелон”. На последнем фестивале 2014 года мы освоили одну из сложнейших площадок Вологодского Кремля – сцену у Пятницкой башни, где был представлен спектакль “Ричард II”.

– Как происходит смена поколений в театре, где Вы ищете молодых артистов?

– Смена поколений у нас происходит мягко, без потрясений и конфликтов. Молодых артистов нахожу в вузах и в театрах, хотя в основном – они сами находятся, обращаются к нам, уже зная о репертуарной политике театра.

 – Какие проблемы театра Вам кажутся сегодня самыми острыми?

– Из множества проблем можно выделить три, наиболее для меня актуальные. Как художественный руководитель, ответственный за репертуарную политику, и режиссер в поисках своего автора я осознаю отсутствие единого пространства между театром и сов-ременной драматургией. Если изредка появляется хорошая пьеса, ее берут в работу почти все российские театры, возникают многочисленные “клоны”. Большинство новых пьес рассчитано на камерное пространство, где проще создать необходимую атмосферу и эффект нагнетания конфликта. Поэтому мы и вынуждены “эксплуатировать” классику, помещая классический сюжет в разные миры, чтобы современным языком выразить проблемы, поставленные автором много лет назад.

Другая, даже не проблема, а опасность для театра, связана с тем, что существующая государственная культурная политика никак не затрагивает гастрольную деятельность провинциальных театров – единых гастрольных планов не предусмотрено. Те же государственные культурные программы, которые дают возможность осуществлять обменные гастроли, охватывают настолько незначительную часть театральных коллективов в России, что говорить о полноценной гастрольной жизни не приходится. К слову, с 2011 года Вологодский драматический театр еще ни разу не получил возможность реализовать обменные гастрольные планы через федеральную программу. Собственно, для профессионального общения коллективов остаются только фестивали: за два дня смонтировать декорацию, посмотреть пару спектаклей коллег, показаться самим и возвращаться домой, чтобы продолжать выполнять госзадание по сыгранным спектаклям и количеству обслуженных зрителей.

– На обсуждении итогов первого этапа работы Федерального центра по поддержке гастрольной деятельности возникала эта тема. Центр готов помогать региональным театрам. Будем надеяться, что проблема будет решаться в недалеком будущем.

– Еще одна острая проблема – насущная и практически не решаемая в провинции: отсутствие новых профессиональных кадров, связанных с процессом создания спектакля – бутафоров, художников по свету и т.д. Выходим из положения, привлекая к работе молодежь смежных, более привычных специальностей, обучаем их прямо в театре. Правда, удерживать молодые кадры на голом интересе невозможно, они ищут более удачные в материальном плане варианты.

– Какой вам видится перспектива театра?

– Оставаться живым, интересным, провокационным. При этом нужно помнить, что в провинции театр должен выполнять просветительскую и воспитательную функции, как бы немодно это сейчас не звучало. Ключевым для самого большого и главного театра области остается умение объединять разные слои общества, существующего сегодня в Вологодской губернии.

Беседовала Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ
«Экран и сцена»
№ 19 за 2014 год.
Print Friendly, PDF & Email