Неидеальный «Немхат»

Сцена из перформанса “33 сестры”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля
Сцена из перформанса “33 сестры”. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Пермская театральная компания “Немхат” привезла на фестиваль “Вдохновение” два спектакля: “Я танцую, пока ты смотришь на меня” и “33 сестры”. Обе вошедшие в Молодежную программу работы со всей очевидностью относятся к неконвенциональному театру. Так что тем, кто по разным причинам устал от традиционной вертикальной модели с главенствующим положением режиссера, привычным разделением на сцену/зал, исполнителей/зрителей и директивно утверждаемым творцами художественным смыслом происходящего, на показах “Немхата” было не скучно. Ведь компания эта ищет и находит пути создания нового театра в комфортной для зрителей форме.

Оба перформанса исполняются непрофессиональными артистами, часто набираемыми для показов буквально с улицы, по open-call. Так, например, было в Петербурге, где “Немхат” выступал на фестивале “Точка доступа”. На странице проекта в соцсетях появился призыв: “что нужно делать? просто танцевать. возьмем первую девятку написавших”. Их спектакли похожи на это объявление: без лишних слов и любых формальностей вроде заглавных букв, обаятельные, максимально развернутые к зрителям, которые для “Немхата”, как уже понятно, вовсе и не зрители, а участники перформансов.

В экспериментальном балете “Я танцую, пока ты смотришь на меня” (концептмейкер Саша Шумилин, продюсер Максим Потаскуев, директорка Катя Шумилова, художник по свету Антон Оборин) публика расположилась на стульях с трех сторон сценической площадки, четвертую занимают ведущий и технические сотрудники за своими пультами. Ведущий произносит имя одного из шестнадцати заявленных участников, запускается саундтрек – его заранее выбрал сам исполнитель. Он встает с пола и начинает танцевать: как умеет, как ему кажется верным в данный момент, чтобы донести до зрителей свое состояние и мысли. Зрители же могут посмотреть в смартфонах так называемое “либретто”: перед началом его скачиваешь на свое устройство по qr-коду, чтобы узнать, “про что танцуют участники”. Либретто состоит примерно из таких текстов: “Настя Лобанова, 19 лет. Мне нравится моя шея и ключицы. Мне не нравится моя непластичность. Я танцую про одиночество и свою несовместимость с миром”.

Задача участникам была поставлена именно так – ответить на три вопроса: “что мне нравится в моем теле”, “что мне не нравится в моем теле” и “про что я танцую”. Своим танцем они, такие же несовершенные и живые, как и люди в зале, по мере сил отвечают на них. А заодно подталкивают зрителей задуматься о том же и, возможно, встать со своего места и начать танцевать.

В этом энергичном и честном перформансе звучат 16 совершенно разных, завораживающих несовершенством высказываний, цепляющих своей простотой, обнаженностью чувств и человеческой значимостью.

“33 сестры” сделаны, казалось бы, по такому же принципу, только функцию танца берут на себя аудиозаписи (к уже названной команде добавляется линейный продюсер Ирина Симакова). Актрисы в маленьких черных платьях сидят с прямыми спинами на стульях по периметру холла, а зрители подсаживаются к ним, чтобы послушать через наушники их истории.

Оба перформанса компании “Немхат” показывал в цокольном этаже монумента “Рабочий и колхозница”, и громадность, внечеловечность и официоз скульптуры контрастировали с камерностью, непафосностью и вниманием театра к каждому конкретному человеку. Но если в “Я танцую, пока ты смотришь на меня” все сложилось удачно с точки зрения результата, то в “33 сестрах” что-то оказалось недокручено, недопридумано. Истории участниц – чуть более или чуть менее драматичные, порой совсем легковесные, – не сложились в единую художественную канву, так и остались необязательными случаями из жизни. И формальная привязка к “Трем сестрам” Чехова тоже не сработала (в буклете фестиваля сказано, что «проект родился из эксперимента: авторы попросили желающих перечитать чеховскую пьесу и ответить на вопрос, что в ней происходит. 90% участников сошлись во мнении: “Героини не могут уехать в Москву и ноют, жалуются на что-то”» – вывод стал отправной точкой работы). Да, чеховские сестры порой ноют, но все-таки не так долго. А немхатовские 33 сестры только и делают, что жалуются. Хотя, может быть, так происходило только на московских показах. Заявлено ведь, что в “33 сестрах” “главным действующим лицом становится сам зритель, его оценки, эмоции и чувственность”. Похоже, просто не повезло со зрителями.

Катерина АНТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 16 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email