Быть максималистом всюду нелегко

• Сцена из спектакля “Аладдин и волшебная лампа”Мы живем в открытом мире. Западные режиссеры приезжают ставить спектакли к нам. А наши отечественные таланты работают за границей. Это нормально. Нормально, но грустно, когда страну покидают художники-лидеры, люди с театральными идеями, позволявшие цеху “сверять часы”. Каждый, кто хорошо знает историю “Золотой Маски”, надолго запомнил как ярчайшие события – “Якоба Якобсона”, “И пишу я тебе в первый раз”, получившие Национальную премию “за лучшую работу режиссера” в театре кукол. Этим режиссером, дважды награжденным “Маской”, стал Евгений Ибрагимов. Оба спектакля воспринимались как настоящее чудо, куклы, казалось, жили своей, независимой от людей жизнью. Абаканский театр “Сказка” обращался к вечным и глубоким темам, использовал библейские, евангельские мотивы.
Сегодня Ибрагимов работает в Чехии. Не так давно у него состоялась премьера “Аладдин и волшебная лампа”. О новом спектакле Евгения Ибрагимова “ЭС” попросила рассказать Ирину МЯГКОВУ, вернувшуюся из путешествия по Европе.
 
– Евгений живет и работает в городе Чешские Будейовицы, памятном нам по похождениям бравого солдата Швейка. Это удивительный патриархальный город в Южной Чехии с самой “правильной” в Европе центральной площадью изумительной красоты. Город исключительно комфортабельный, уютный, с размеренной жизнью и доброжелательными жителями. Может быть, слишком спокойный, слишком удобный для жизни, чтобы в нем могли происходить какие-то острые художественные события. Театр, в котором работает Евгений Ибрагимов, очень маленький (он и называется Малый), но все в нем отлично оборудовано. Последняя премьера очень важна для Жени, она предназначена для всех возрастов, и для семейного просмотра, и для детей, и для взрослых. Как обычно, текст он пишет сам.
– В спектакле театра кукол очень многое определяет фигура художника. Кто работал с Ибрагимовым над “Аладдином”?
– Для своего спектакля Ибрагимов пригласил прекрасного московского художника Виктора Платонова. Он вместе с женой Светланой делал все: кукол, костюмы, декорации. Евгений позвал еще одного своего давнишнего друга и соавтора, с которым дружен еще с питерских студенческих времен – египтянина Мохамеда Салеха – музыканта и композитора. В этом спектакле заняты австрийские актеры (это совместный проект) и двое наших соотечественников.
– Тема Востока не раз присутствовала в спектаклях режиссера. Помню озорного “Калифа-Аиста”, которого он делал в Абакане вместе с художником Захаром Давыдовым.
– “Аладдин” – не просто развлекательный спектакль. По сути своей Ибрагимов – большой моралист. Действие происходит в некоей восточной стране с определенным политическим строем, менее характерном для Чехии, чем для нас. В этой стране все улицы города носят имя великого Султана.
Замечательно придуман сам правитель. Это гигантская кукла, надутая, как мяч, которой управляют три маленьких вертких кукловода. Кукловоды – тоже куклы. Но правит страной, конечно же, не он. Всей властью обладает Визирь, а Султан всего лишь кукла Визиря. По замыслу Ибрагимова, у Султана нет детей, и принцесса-дочь оказывается украденной черкешенкой (режиссер любит использовать в своих спектаклях кавказские мотивы). Умыкнув черкешенку и полюбив ее, Аладдин оказывается претендентом на султанский престол, становясь преобразователем порядков в той несправедливой стране, которой правил Визирь.
Интересна трактовка Аладдина. Чем, собственно, этот герой должен оправдать свое избранничество? Ведь только ему открываются тайны мира, и только он способен вершить чудеса. Этот вопрос важен для спектак-ля. Ведь Аладдин ничем, казалось бы, не отличается от таких же, как он, молодых людей. Как всегда у Ибрагимова, замечательные массовые сцены. Самая запоминающаяся – сцена базара, где он выводит огромное количество кукол. Этот яркий, цветастый, восточный, нарядный, шумный мир, в котором Аладдин неотличим от других. Смысл же избранничества в том, что сначала он был выбран, а потом должен был соответствовать этому выбору. В том числе и своей возлюбленной – Принцессе.
Для Аладдина очень важна поддержка родителей. Ибрагимов – кавказский человек, и для него отношения со старшими по роду гораздо значительнее, чем это принято в Европе. Там нет таких трепетных, тесных связей между родителями и детьми, как на Востоке, и особенно, на Кавказе.
У Ибрагимова в спектакле много злых джиннов, и один из них превращает отца Аладдина в козла. В нашем понимании козел связан с дьяволом. На Востоке это животное не имеет негативного шлейфа. В семье Аладдина появляется чудесная кукла Козла. И актер Вячеслав Зубков, ведущий куклу, был лучшим в спектакле. У всех кукол в этом спектакле есть ножки. Каждый шаг зафиксирован. Козлик цокает по планшету и постоянно участвует в действии.
Среди ярких эпизодов – сцена Аладдина с Принцессой. Герои преодолели множество препятствий. И вот, наконец, две куклы оказываются рядом. В какой-то миг начинают действовать законы черного кабинета, и мы не видим кукловодов. Две куклы обретают самостоятельность, “сами” движутся навстречу друг другу. Это до слез волнующий момент.
– Сделать так, чтобы неживое стало живым – особое умение Ибрагимова. В этом уникальность лучших его постановок. Как, вероятно, и чувство юмора, характерное для всех его работ.• Сцена из спектакля “Аладдин и волшебная лампа”
– Конечно, я не все понимала. Но было очевидно, что в череде джиннов оказывался джинн из компьютера, из гугла. Были и мобильные телефоны. Все это радостно приветствовал зал. Сказка не теряла своего восточного колорита, но при этом была современной.
Ибрагимов нашел меру гармонии старой сказки и современности. Примерно так, как это делает Дмитрий Черняков в опере. Реакция публики очень живая. Не забудем, что это была премьера. Мне кажется, спектакль нужно немного сократить. Думаю, так и произойдет.
Я говорила о работе кукольника Вячеслава Зубкова. Замечательно сыграла доброго джинна Дана Хроустова (жена Евгения Ибрагимова).
– В Чехии нашего Евгения давно и хорошо знают. Читала в интернете, что его спектакли шли в Театре кукол в Остраве. Как складывается творческая жизнь Ибрагимова в Будейовицах?
– У меня сложилось ощущение, что самое острое в существовании Жени в этом городе и в этом театре – это его взаимоотношения с труппой.
– Владеет ли Ибрагимов чешским?
– Женя Ибрагимов – уникальный человек. Когда он работал в Таллинне, он выучил эстонский и общался с актерами на этом нелегком языке. Чешский он выучил давно, говорит на нем свободно. Он человек общительный. Горожане его знают, не только потому, что ходят в театр, но просто потому, что он безумно легко входит в любую среду и в этой среде себя прекрасно ощущает. Женя вообще – организатор жизни.
Единственное место, где он чувствует себя напряженно, – это театр. Театр очень благополучный, как и всё в этом городе. Здесь привыкли жить, не напрягаясь. Нет у актеров стремления к подвигу. Им важно, чтобы сохранялся привычный уклад жизни. Они хотят работать в живом плане. Он пытается вернуть их к куклам.
– Но ведь его бескомпромиссность проявлялась не только в Чехии?
– Это правда. Его отношения в любом театре сложные. Ему, видно, нужно что-то преодолевать, чтобы делать искусство.
– Хотя идей ему не занимать?
– Их у него множество. Рядом есть прекрасно сохранившийся средневековый город ХIII века Чешский Крумлов, куда он намеревается выезжать летом с театром и играть там спектакли для туристов. Городское и краевое начальство готово во всем ему содействовать.
– Театр бывает на фестивалях?
– Неоднократно. Но такое впечатление, что этот успех актерам не особенно нужен. Актеры – те же обыватели. Ведь не случайно в Чехии всегда были сильны диссидентские выплески.
Евгению трудно обратить труппу в свою веру. Возможно, все-таки удастся преодолеть ситуацию. Кстати, в Эстонии у него были похожие проблемы. Он максималист, а максималистам всегда живется нелегко.

Материал подготовила
Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена» № 5 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email