Пока не начался джаз

Мультфильм “Душа” Пита Доктера и его сорежиссера Кемпа Пауэрса короткий, но удивительно насыщенный. Если бы небрежно затронутые в нем темы развить, а в героев попристальнее вглядеться, то получился бы сериал в несколько сезонов. А когда он заканчивается, кроме чистой зрительской радости чувствуешь еще и усталость – оттого, что размышляешь над теми же вопросами, что и персонажи фильма, а вопросы эти не самые простые.

Доктер говорит, что думал над сценарием примерно двадцать три года, с того момента, как у него родился сын, и режиссер перебирал разные версии того, как у такого малютки может быть яркий характер, и откуда вообще в человеке появляется личность. Зрителям лет двадцати трех, юношам и девушкам, обдумывающим житье, фильм подойдет – как и людям постарше, обдумывающим стремительно проходящее и уже почти прошедшее житье. Есть, конечно, у Доктера и несколько обращений к подросткам, да и ребенку понравятся смешные и милые персонажи, но все же “Душа” рассчитана на взрослых.

Помимо удивительной глубины, спрятанной в веселой и трогательной картинке, у этого мультфильма есть и еще одна особенность: это первая работа студии Pixar, где почти все герои – темнокожие. Художники фильма очень тщательно прорабатывали разные оттенки темной кожи, стараясь передать все разнообразие спектра. А еще Доктер пригласил целую группу консультантов, от докторов до музыкантов, отвечавших за достойное и верное изображение афроамериканской культуры. Джазмен Джон Батиста, написавший к фильму музыку, стал прообразом главного героя Джо Гарднера – движения кистей и пальцев главного героя такие же, как и у Джона. А Пит Доктер “поделился” с Джо своей пластикой, так что нежный джазист Гарднер получился разносторонним.

Сколько Джо лет, в фильме не сообщается, но можно предположить, что в районе сорока пяти. Его мама уже совсем седая, а мальчик, у которого он вел уроки музыки, вырос и превратился в огромного мужика. Гарднер, пианист-джазист, продолжает работать в школе на полставки, страдая из-за фальшивейших звуков, которые издают саксофоны и тромбоны учеников. В свободное время он выступает на мелких концертах, мечтает устроиться в настоящий оркестр, но его никто не берет: с одной стороны – странно, поскольку пианист он хороший, с другой стороны – не странно, поскольку на Гарднере, с его забавной шляпой и наивным выражением лица, давно стоит золотое клеймо неудачи.

Отец Джо тоже был джазистом, и семью кормила мама. Сейчас она мечтает, чтобы сын устроился на полную ставку и получил страховку и пенсию. Сын сопротивляется. Помимо мамы и музыки, его жизнь ничем особенно не наполнена. Другом он считает своего парикмахера, но говорит с ним только о джазе. Есть еще какая-то Лиза, но в фильме она так и не появится. Интересный ход придумал Пит Доктер – сделать историю о смысле жизни и при этом вообще обойтись без любви в ее привычном понимании.

Гарднеру будет суждено пережить несколько высших мгновений счастья. Тот самый бывший мальчик, ныне барабанщик, приглашает любимого учителя попробоваться в квартет знаменитейшей саксофонистки Доротеи Уильямс. И Джо оказывается с музыкантами на сцене, его пальцы сливаются с клавишами, и зал ревет от восторга…

В “Душе” есть несколько миров. Бодрый Нью-Йорк с переполненным метро, торопливыми прохожими, уличными певцами и городскими сумасшедшими. Подвесная темная лестница, по которой беленькие души бредут к сияющему шару – попасть в иной мир, который в фильме не покажут. И мир перед рождением, где резвятся юные души, тоже беленькие и большеглазые.

В этот мир и попадет Гарднер, пытаясь избежать встречи с сияющим шаром. Там за маленькими душами присматривают странные существа, созданные из квантовых полей, и всех их зовут Джерри. В результате музыкант оказывается в роли наставника и получает под опеку очередную юную душу под номером 22, которая уже много лет отказывается отправляться на Землю.

В мире перед рождением все происходит примерно так же, как и в “Синей птице” Метерлинка, которую авторы, безусловно, хорошо знают: лазоревый дворец Царства Будущего, дети, которые принесут на Землю какое-то изобретение – Машину Счастья, летающую машину без крыльев, преступления, огромный виноград и управление девятью планетами. В “Душе” к метерлинковскому символизму примешивается коучинг. Чтобы попасть на Землю, надо сперва побывать в специальных домах и набрать определенное количество черт характера; в результате получаешься “раздражительный любопытный тихоня”, “авантюрист с манией величия” и так далее. А затем отыскать что-то вроде главной цели жизни, так называемой искры. Сделать это и помогают наставники, предлагая душе примерять на себя разные роли – пожарного, космонавта, библиотекаря…

Выходит, что цель жизни во многом связана с профориентацией, от которой изо всех сил отказывается 22. Она сменила многих наставников – Авраама Линкольна, мать Терезу, Юнга, Махатму Ганди. Для Гарднера его занятие тоже составляет суть его жизни, как и у всех вышеперечисленных, но он, в отличие от них, слабохарактерный. Поэтому упрямая 22 вертит им так же, как и ученики-подростки, которые на его уроках валялись на стульях и пускали самолетики.

Зато благодаря ей Джо узнает, как устроен лазоревый мир. За многие годы 22 изучила его досконально. Она знакомит наставника с мистиками – по вторникам они рулят на розовом корабле по пустыне и спасают потерянные души. Мистики (их возглавляет Лунаветр) оказываются в лазоревом мире, когда выходят в астрал. В обычной жизни они занимаются целительством, медитацией, а сам Лунаветр в образе городского сумасшедшего танцует на углу с рекламой какого-то магазина.

Потерянные же души, похожие на толстых жуков, становятся таковыми, когда их охватывает только одна идея. На глазах у Гарднера мистики спасают душу молодого клерка, который радостно покидает душный офис. А потом Лунаветр озвучивает идею, что терять свою душу необязательно в офисе. И целители, и художники, и все, кто выходит в астрал, рискуют: творчество дает огромное наслаждение, но, если посмотреть чуть более пристально, такие люди тоже охвачены только одной идеей.

Эту мысль можно обдумывать довольно долго, пока идет часть мультфильма, которая понравится детям. Там Джо и 22 попадают на Землю, причем душа 22 вселяется в тело Гарднера, а душа Гарднера в тело больничного кота, и далее следуют разные веселые приключения, во время которых 22 наслаждается земной жизнью, с удовольствием ест пиццу, любуется сережкой ясеня, болтает с парикмахером о его жизни. Во время этого разговора возникает следующая непростая идея: предназначение не такая ясная вещь, как кажется всем Джерри и самому Гарднеру. Джерри считают, что искру можно найти в профориентационных домах. Джо моментально понял, кем ему быть, когда отец привел его в джазовый клуб, и думал, что смысл жизни всем открывается именно таким образом. А парикмахер мечтал стать ветеринаром, но семейные обстоятельства сложились так, что стал он стричь людей и стричь прекрасно, все хотят попасть к нему. Это призвание? Или нет?

Есть и третья идея – ее Джо услышит от мудрой Доротеи после концерта. Гарднер мечтал об этом концерте, но теперь разочарован. Чувства не те, которых он ждал, а дальше, оказывается, будет снова концерт, а потом еще один, и еще – обычная жизнь. Доротея ласково смотрит на него и рассказывает притчу про маленькую рыбку, которая хотела попасть в океан. “Ты уже в океане, прямо сейчас”, – сказала ей старая рыбка. И юная рыбка возмутилась: “Это просто вода, а мне нужен океан!” И, слушая эту историю, сравнивая себя с порывистой 22, думая о том, что же такое искра и с каких разных сторон на нее можно смотреть, Джо Гарднер медленно взрослеет. Нет, детскость в нем остается, но теперь она нужна для того, чтобы видеть жизнь, разговаривать с другими, любоваться сережкой ясеня и понимать, что пицца – вкусная. И, видимо – что жизнь выше искусства.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 2 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email