Владимир СПЕШКОВ: «Возвращение к нормальной жизни»

Сцена из спектакля “О чем молчат камни”.Фото И.КАТАЕВА
Сцена из спектакля “О чем молчат камни”.Фото И.КАТАЕВА

Осень – пора фестивалей, сменяющих друг друга. Театры собираются в дорогу, организаторы готовятся к встрече коллективов. Почти ежедневно возникают анонсы грядущих программ – от московской “Территории” до хабаровского Фестиваля театров Дальнего Востока. В сентябре в столице начались показы спектаклей-номинантов “Золотой Маски”, на 30 октября в “Зарядье” назначена торжественная церемония вручения премий. “ЭС” беседует с Владимиром Спешковым, членом жюри “Маски” о недавних фестивальных впечатлениях.

– Сколько ни смотри шедевры на экране компьютера, в какой-то момент наступает мучительная тоска по живому театру. Летом в Zoome состоялся разговор режиссеров о возможности работы онлайн, и кто-то сказал в сердцах: если я вдруг узнаю, что где-то на окраине Москвы самодеятельный театр играет ночью, подпольно “Вишневый сад”, я все брошу и поеду туда. Летом возобновилась работа жюри “Золотой Маски”, прервавшаяся в марте. В самом конце июля мы поехали смотреть “Ревизора” Петра Шерешевского в псковском Театре драмы имени Пушкина. Позднее мы побывали в Омской драме на “Драконе” Марата Гацалова. Просмотры были закрытыми, жюри сидело в больших пустых залах, что создавало странное впечатление. Становилось очевидно, что с одной стороны, актеры соскучились по зрителям, рады, что вышли на сцену, а с другой – не оставляло ощущение, что они “отапливают космос”. Не так давно мы ездили в Петербург на “Сирано де Бержерака” Николая Рощина в Александринском театре, и, хотя зал по новым правилам не был полон, жюри вздохнуло с облегчением. Смотреть спектакль с публикой – совсем другое дело.

– Надеюсь, у нас еще будет возможность обсудить итоги “Золотой Маски”, а пока хотелось бы услышать из первых уст ваши впечатления о первых офлайн-фестивалях, в частности, о “Тайнах горы Крестовой” в малом городе Губаха Пермского края.

– Ландшафтный фестиваль в Губахе происходит девятый год под-ряд. Он придуман Молодежной студией-театром “Доминанта”, созданным режиссером и педагогом Любовью Зайцевой. Театр (ему уже больше 20 лет) стал местом силы, во многом формирующим облик города.

– К сожалению, бывать там не приходилось. Но слышала о нем много хорошего. На последнем фестивале “Арлекин” во внеконкурсной программе артисты “Доминанты” показали спектакль “Мама, мне оторвало руку” Маши Конторович в постановке Дмитрия Огородникова.

– Театр постоянно осваивает новую драматургию. Его репертуар разнообразен: в афише и классика, и спектакли для детей и подростков. Фестиваль “Тайны горы Крестовой” – одна из форм работы “Доминанты” и, одновременно, способ привлечь в Губаху зрителей со всего пермского края и не только. Способ предъявить красоту природы Урала: это и гора Крестовая, и Каменный город, где скалы образуют пространство, в котором можно играть Шекспира, и Верхняя Губаха – брошенный город, живописные руины, деревья здесь проросли сквозь стены домов.

Открытие фестиваля традиционно происходит на закате на горе Крестовой, откуда открывается потрясающая панорама. Артисты Башкирского театра оперы и балета показали спектакль “О чем молчат камни” на музыку Николая Попова в хореографии Рината Абушахманова под проливным дождем. Зрители, а их было не меньше тысячи, сидели в дождевиках, в масках, и ни один из них не ушел. Невозможно было не восхищаться балетной труппой – в экстремальных условиях на мокрой сцене они работали самоотверженно и вдохновенно. Возникало ощущение возвращения к нормальной жизни. Оно мешалось с тревогой, никто не знает, насколько стабильным будет это возвращение. Надо отдать должное организаторам, они делали все возможное, чтобы “Тайны горы Крестовой” состоялись. Важно то, что власти города поддержали фестиваль. Он прошел сразу после того, как были сняты ограничения на проведение массовых мероприятий.

– Фестиваль в этом году провели с 22 по 25 августа.

– Да, в программе было всего пять спектаклей. Большое впечатление произвел театр из Буинска (Татарстан). Я о нем много слышал от коллег. Буинск, также как и Губаха, – малый город со своим фестивалем. Они играют спектакль “Барыня” (по “Муму” И.Тургенева, режиссер Тимур Кулов) как трагическую историю. В спектакле у каждого героя своя трагедия, не только у Герасима (Эльбрус Яруллин). Руфина Хаматдинова играет две роли: дворовую девушку Татьяну, в которую влюблен Герасим, и Муму. Обе героини – жертвы Барыни. Но и Барыня (Гульзада Картдинова) – тоже трагический персонаж. В финале она читает письмо матери к сыну – подлинное письмо матери Тургенева к Ивану Сергеевичу, очень горькое.

 Сцена из спектакля “О рыбаке и рыбке”. Фото Е.ПЛЯСУНОВОЙ
Сцена из спектакля “О рыбаке и рыбке”. Фото Е.ПЛЯСУНОВОЙ

Спектакль “Апокалипсис. Пос-ле” по пьесе “Зверь” В.Синакевича и М.Гиндина – премьера хозяев фестиваля. Режиссер Любовь Зайцева показывала его в Верхней Губахе, городе-призраке. Это история о том, как после катастрофы осталось некое племя одичавших людей. К ним посылают наблюдателя из числа чудом сохранившихся индивидуумов бывшей цивилизации. Зрители в наушниках с переводом (с языка дикарей, придуманного режиссером) наблюдают за героем из специального загона, огороженного сеткой. Старая пьеса неожиданно рифмуется с обстоятельствами пандемии.

В том же пространстве Березниковский театр играл спектакль “Уезжаю” по пьесе Алексея Слаповского. “Живой Маяковский” московской театральной группы “Терентьев” идеально вписался в разрушенный ДК шахты имени Калинина. Театральный критик Александр Вислов в этом спектакле – и режиссер, и драматург, и исполнитель одной из ролей. Все показы фестиваля зрители воспринимали восторженно.

– Из малого города перенесемся в большой. В сентябре в Екатеринбурге стартовал “Петрушка Великий” – один из самых престижных фестивалей театров кукол. Вы уже не впервые были членом жюри.

– “Петрушка Великий” – первый фестиваль театров кукол после карантина. Очень важно, когда у фестиваля есть союзник, который в этой сложной ситуации поможет и даст возможность реализоваться. В финале одну из наград наше жюри присудило Светлане Николаевне Учайкиной, министру культуры Свердловской области, с формулировкой “Ангелу-хранителю фестиваля Петрушка Великий”. Когда-то она была директором екатеринбургского Театра кукол, позже директором ТЮЗа. Это человек, без которого не было бы расцвета фестиваля. Светлана Николаевна радеет за это дело.

– Насколько мне известно, Театр кукол сейчас встал на капитальный ремонт. Где же проходили спектакли “Петрушки”?

– Театр переехал в бывший кинотеатр “Колизей”, спектакли фестиваля шли в двух его залах, Театре Музкомедии, на других площадках. Залы были полны публикой.

– “Петрушка Великий” – международный фестиваль. Но в этом году театры из-за рубежа прибыть не смогли.

– К сожалению, не смог приехать Марек Вашкель, традиционный председатель жюри, историк театра кукол, профессор Варшавской театральной Академии. Было несколько онлайн-показов европейских спектаклей. “Планета Эдем” виртуоза-кукольника Марка Шниттгера из немецкого города Киль произвела настолько сильное впечатление, даже в записи, что жюри присудило моноспектаклю награду за лучшую актерскую работу.

Гран-при “Петрушки” получил спектакль Театра кукол республики Марий Эл из Йошкар-Олы “Йуд орол” (“Ночной караул”) – необычайное, корневое зрелище. Сюжет связан с жизнью марийской деревни, традициями, верованиями в то, что существуют границы миров. По ночам духи деревни выходят в ночной дозор. Особенная, фантастическая среда, для которой театр и художник собирали вещный мир. Впечатления яркие, спектакль, поставленный режиссером Алексеем Ямаевым, можно будет увидеть в Москве в программе “Золотой Маски”. Спектакли “Петрушки” – очень разные, неоднородные, часто они существуют на разных полюсах. И это хорошо, что был такой диапазон впечатлений.

Петербургский Karlsson Haus увлекся физическим театром, его средствами он хотел передать впечатления от картин Иеронима Босха (спектакль “Сад наслаждений). Это театр чувственный, телесный. И с другой стороны – “О рыбаке и рыбке” Яны Туминой (Петрозаводский театр кукол) в оформлении Киры Камалидиновой – очень современная трактовка классики. Петербургский режиссер Руслан Кудашов обращается к корням русской жизни, используя поэзию и музыку Александра Башлачева в спектакле Красноярского театра кукол “Егоркина былина”.

Традиционно о программе “Петрушки” можно говорить как о последних достижениях российского режиссерского цеха с неизменным добавлением работ режиссеров Беларуси. В афише был “Гоголь” Кировского театра кукол, поставленный Александром Янушкевичем. Мы видели “Ноктюрн для влюбленных” Театра кукол Ижевска в режиссуре Евгения Ибрагимова. Все режиссеры решают не утилитарные задачи.

И “Тайны горы Крестовой”, и “Петрушка Великий” подарили надежду на то, что театры выходят из вынужденного карантина. Видно было, что актеры счастливы, что они снова на сцене. И эта радость передавалась залу. Очень бы хотелось, чтобы наши надежды сбылись.

Беседовала Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 19 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email