Посвящается кошечке

• Сцена из спектакля “Лейтенант с острова Инишмор”. Фото Е.ЛАПИНОЙПо тайным коридорчикам театра зритель проходит на сцену большого зала МТЮЗа. Там, за кулисами, спрятавшись от всего мира, он будет смотреть черную комедию “Лейтенант с острова Инишмор” в постановке Александра Суворова. Выпускник режиссерского факультета ГИТИСа (мастерская Л.Е.Хейфеца), Суворов перенес в МТЮЗ свою дипломную работу. В спектакле, игравшемся в знаменитой 39 аудитории еще несколько месяцев назад, был антракт, иная сценография, костюмы и частично другие актеры. В действующем составе только несколько однокурсников Суворова: Руслан Братов – Падрайк, Софья Райзман – Мейрид, Олег Ребров – Кристи и Александр Паль – Джоуи. Остальных четырех персонажей играют опытные актеры труппы театра: Павел Поймалов – Донни, Евгений Волоцкий – Дейви, Антон Коршунов – Джеймс и Алексей Алексеев – Брендан. Постановка в МТЮЗе больше продумана визуально и сыграна профессиональнее, чем студенческий вариант, но режиссерский рисунок в ней тот же. Пьеса Мартина МакДонаха (перевод Павла Руднева) во многом диктует постановщику ход мыслей. МакДонах сам режиссер: снимает кино по собственным сценариям (“Залечь на дно в Брюгге” и “7 психопатов” – его недавняя премьера) и всегда следит за постановками своих пьес на родине. Его абсурдные и жестокие, смешные и сентиментальные тексты – материал, слабо поддающийся трактовкам. Ирландец обладает неподражаемым стилем, играет на эффекте неожиданности, поминутно шокирует зрителя и тем самым несколько облегчает режиссеру задачу.
Александр Суворов обыгрывает кинематографичность и ироничность пьесы, которая, по авторскому признанию, “Посвящается Кошечке (1981–1995)”. В начале спектакля по бокам ниши, где будет развиваться основное действие, включаются два маленьких телевизора, на розовом экране возникает название – “Лейтенант с острова Инишмор”, звучит веселенький саундтрек к “Криминальному чтиву” Квентина Тарантино, с чьими фильмами неоднократно сравнивалось творчество МакДонаха. После кинозаставки зажигается свет, на сцене появляется Дейви. В его наушниках играет только что звучавшая музыка. Деревенский парнишка – с плеером, в кроссовках и спортивном трикотажном костюме, с белками глаз по-детски голубого оттенка – к концу спектакля будет вынужден распиливать уже четвертый труп из-за своего чрезмерного простодушия. Инфантильность – корень зла на Инишморе, в той или иной мере она свойственна всем героям, из-за нее и случаются самые ужасные события. Падрайк, бывший лейтенант, готов убить отца и Дейви в отместку за трагическую гибель любимого кота. Террористы Кристи, Брендан и Джоуи мечтают о свободной Северной Ирландии и играют в злодеев, как двенадцатилетние мальчишки. Мейрид стреляет коровам в глаза, чтобы выразить протест против торговли мясом, и стремится вступить в террористическую организацию.
Молодые актеры со знанием дела отыгрывают разрушительный юношеский максимализм. Героиня Софьи Райзман – единственная девушка на сцене и самый беспощадный убийца. Она неловко держит оружие в тонких пальцах, смотрит исподлобья и угрожает слабеньким голоском. Бывший лейтенант Падрайк в исполнении Руслана Братова – модник и невзрослеющий подросток, который все делает напоказ. Надев брутального вида ботинки, темные брюки, майку, коричневую жилетку с блестящими пуговицами и бархатный зеленый пиджак, он в одиночку “борется со злом”. Юный террорист развлекается вырыванием ногтей наркоторговцам: под музыку, шутя, пританцовывая, параллельно набивая футбольный мяч и записывая свои подвиги на камеру. Таких контрастов жестокости и детской наивности в спектакле еще много. Велосипед Дейви, на котором он якобы раздавил кота, – белый девчачий круизер с корзинкой, а наркоторговец Джеймс для смеха одет в костюм Тигры из диснеевского мультфильма. Взрослых, считай, нет, они навсегда покинули этот ирландский остров. Донни – отец Падрайка, когда-то давно избил до смерти собственную мать, а теперь по-черному пьет картофельный виски. Это мир глупых и жестоких детей, в котором человеческая жизнь не имеет никакой ценности, но важна любовь к домашнему любимцу и мечта стать национальным героем.
Александр Суворов эффектно рассказывает историю лейтенанта, которую до него в Москве еще никто не ставил. Форма найдена – смесь пародии на блокбастер и стильного комикса. Чуть больше шуток, чем прописано в пьесе, чуть меньше обсценной лексики и цинизма. Динамичный темп, резкие переходы между сценами, красивые, причудливо одетые актеры, необычный реквизит: хоть, вопреки воле драматурга, тут и нет трупов животных, зато есть пилы, плоскогубцы, бирюзовые банки бобов… Режиссер создает брызжущий красками (речь не только об искусственной крови) спектакль в мрачном пространстве закулисья МТЮЗа. На фоне черных кирпичных стен стоят слесарный и столярный верстаки, дальняя часть сцены отделена ржавыми решетками, висит огнетушитель и техническая табличка, виден склад декораций. Пять лет назад в этом сакральном для театрала пространстве состоялась премьера уже исчезнувшего из репертуара “Роберто Зукко” Камы Гинкаса. Героем спектакля был хладнокровный убийца, имевший реальный прототип. Провокационная работа заставляла надолго задуматься о морали современного человека. Так получилось, что “Лейтенант с острова Инишмор” отчасти совпадает по теме с пьесой Б.-М.Кольтеса, поставленной Гинкасом. В постановке Александра Суворова нет морализаторства, только – современный юмор. Зритель вздрагивает от выстрелов, но смеется над жестокостью и даже смертью героев. Лишь один раз он замирает в оцепенении. В финале спектак-ля на сцену выходит живой и невредимый кот Падрайка, Томас. К голове животного приставляют два ствола – должен же кто-то расплатиться за всю пролившуюся кровь. И вот тогда в зале шепчут: “Только не кошечка!”.
 
Александра СОЛДАТОВА
«Экран и сцена» № 21 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email