Право на счастье

• В.Кириллов и А.Светлова в спектакле “Двое бедных румын, говорящих по-польски”. Фото Т.КУЧАРИНОЙВолковский фестиваль в Ярославле проводился в сентябре в тринадцатый раз. Именно здесь происходит вручение правительственных премий имени Федора Волкова. Лауреаты поднимаются на сцену первого русского театра, и, забыв о том, что сцена построена все же не при Волкове, начинают дрожать, бледнеть и краснеть. И потом признаются, что никак не ожидали, что их охватит такое волнение. В эти моменты происходит братание лауреата и постигшей его благодати. Говорю без всякой иронии. Ведь премии даются театрам и театральным деятелям России. А что такое для провинциального театра правительственная награда, можно понять, только живя внутри страны. Получив государственную поддержку на самом высоком уровне, театры могут рассчитывать, что и на местах их не забудут.
В этом году награду получил Коми-Пермяцкий национальный драматический театр, расположенный в Пермском крае. А индивидуально – Сергей Федотов, создатель и художественный руководитель пермского театра “У моста”, и Олег Рыбкин, главный режиссер Красноярского театра драмы имени А.С.Пушкина. Все лауреаты и их труппы хорошо известны театральной России. И всем им действительно нужна поддержка.
Коми-Пермяцкий театр уже двенадцать лет существует без своего здания, которое разрушилось от старости. А новое, строящееся под патронатом самого Путина, ввести в строй никак не могут. Буквально перед фестивалем двух чиновников арестовали при получении взятки, и строительство опять приостановлено. Молодое поколение артистов играет на настоящих сценах только на фестивалях. И это притом, что в течение десятилетия коллектив получал главные награды на Фестивале театров малых городов России, “Голосах истории”, “Золотом витязе”, успешно выступал на “Реальном театре”, на володинских “Пяти вечерах”. Театр двуязычен. Помимо спектаклей на русском языке, имеется коми-пермяцкий репертуар. Это и русские классические пьесы, переведенные на коми, и коми-пермяцкий фольклор (“Гузи да Мези”, “Сизимок” в свое время покорили фестивали финно-угорского мира). Коми-пермяцкий язык исчезает из быта, и жители округа идут в театр, чтобы прикоснуться к родному языку. Уникальная природа этого коллектива требует бережного к нему отношения. Волковская премия – сигнал: берегите!
Сергей Федотов двадцать пять лет назад создал в Перми авторский театр “У моста”. Театр этот, сразу получивший зрительское признание в городе, но не сразу победивший чиновничье равнодушие и ревность пермских театральных деятелей, участвовал за годы своей жизни в множестве международных и российских форумов. Сергею Федотову и его театру вручали Гран-при на фестивалях “Золотой лев” (Украина), “Молодой театр” (Латвия), “Театральные поиски” (Германия), “Театры европейского региона” (Чехия), “Экспериментальный театр” (Австрия), “Столкновения театров” (Польша). В театральной России Федотова знают как первооткрывателя драматургии МакДонаха, спектакль “Сиротливый Запад” стал номинантом Национальной театральной премии “Золотая Маска”, а “Калека с Инишмана” – ее лауреатом. Между тем, в родной Перми театр выживает с трудом. Деньги на постановки со времен “пермской культурной революции” театр может получить, только выиграв грант, а чтобы заработать на небольшом зале (160 мест), труппа играет до 60 спектаклей в месяц.
Ученик Петра Фоменко Олег Рыбкин возглавил Красноярский театр драмы имени Пушкина в 2007 году. Его спектакли, поставленные в Новосибирске, Омске, Самаре, Красноярске, не раз номинировались на “Золотую Маску”. Став главным режиссером Красноярской драмы, Олег Рыбкин за несколько лет своей работы переломил театральную ситуацию в городе. Его дерзкие, часто парадоксальные работы публика приняла не сразу. Но за эти годы сформировалась новая зрительская аудитория, которая идет в театр не за развлечением, а чтобы получить интеллектуальный и духовный месседж. Рыбкин создал при театре акцию “Драма. Новый код” (“ДНК”), каждый год привлекающую молодых зрителей, формирующую новое зрительское поколение.
Спектакли лауреатов премии имени Федора Волкова подтвердили своим зрительским успехом выбор учредителей. Коми-пермяки показали спектакль по пьесе Владимира Гуркина “Саня, Ваня, с ними Римас” (в постановке главного режиссера театра Сергея Андреева), уже прославившийся на многих российских фестивалях. Сергей Федотов предъявил мистическую “Женитьбу” Гоголя, а Олег Рыбкин прелестного, рукотворного “Конька-Горбунка” Ершова.
Волковская сцена приветлива к провинциальным театрам. Здесь нет так называемой “фестивальной лихорадки”, никто ничего никому не доказывает, все лауреаты уже объявлены, а приглашенные театры не бьются друг с другом за награды. Спектакли проходят при аншлагах под доброжелательным, хотя и придирчивым оком ярославской зрительской аудитории. Ярославская публика чувствует себя уверенной хозяйкой прославленной сцены и фестиваля. Это чувствуется с каждым годом все сильнее: по снисходительной любезности, которая сопровождает те постановки, что не слишком пришлись по вкусу, и по разговорам в партере, где сидят профессура, театральные деятели Ярославля, интеллигентные зрители, а вовсе не нувориши. На многих фестивалях этого ощущения нет вовсе.
Волковский фестиваль резко изменился три года назад, когда директор театра Борис Мездрич привел свою команду. Тогда новые веяния приняли в штыки в самом театре и вокруг. Мездрич пришелся не ко двору и вынужден был уехать. А арт-директор фестиваля Ольга Никифорова осталась. Слишком много новых дел было начато: выпуск журнала “Театральный круг“, создание “Центра имени Треплева”, многообещающие проекты, в том числе – фестивальные. Театральная молодежь поверила в перемены. Новый директор Юрий Итин научился работать “в предлагаемых обстоятельствах”, начал налаживать отношения с городом, с местными СМИ, начал, как он сам объявил труппе, “с малых дел”. А это, в действительности, немало: отремонтировать кровлю и фасад здания, открыть Камерную сцену и так далее. Теперь спектакли фестиваля идут на двух сценах, и не надо, высунув язык, перебегать в другие театры. Фасад доделать не успели, и он пока стыдливо прикрыт сеткой. Директор переживает это болезненно. Но лучше сетка на фасаде, чем облупившиеся скульптуры и барельефы. Зато на следующий год фасад первого российского театра будет полностью соответствовать проходящему в нем театральному форуму.
То, что фестиваль на глазах становится все масштабнее, видно по его программе. В ней есть место для спектаклей на все вкусы. Итин и Никифорова понимают, что раз в городе нет музыкального театра, значит, надо привезти музыкальные спектакли. И на сцене волковского в этом году выступали Музыкальный академический театр имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко с балетом “Каменный цветок” Прокофьева, Государственный академический симфонический оркестр России имени Евгения Светланова с “Шехерезадой” Римского-Корсакова и “Весной священной” Стравинского. Открыл фестиваль один из лучших спектаклей предыдущего сезона в драме – “Таланты и поклонники” Миндаугаса Карбаускиса, а закрыл – ставший брендом Театра Наций “Рассказы Шукшина” Алвиса Херманиса. Между этими безусловными зрительскими радостями предлагались спектакли для более авангардной публики. На волковский приехал Театр ОКТ/Городской театр Вильнюса (Литва) с двумя спектаклями Оскараса Коршуноваса “На дне” и “Миранда”. Горьковское “На дне” было воспринято публикой вполне адекватно, а вот “Миранду” по мотивам “Бури” Шекспира, в блестящем исполнении литовских артистов предлагающую совершенно нелинейное переосмысление текста, поняли и признали далеко не все. Но зато большая часть зала провожала артистов – Айриду Гинтаутайте и Повиласа Будриса – бурными овациями. Между прочим, интеллектуальное меньшинство тоже имеет право на счастье. Этого когда-то не поняли культурные начальники в Омске, где Ольга Никифорова проводила две первых придуманных ею международных театральных фестиваля “Академия”.
Волковский театр начал сотрудничать с русскими театрами ближнего зарубежья. В этом году азербайджанский русский драматический театр привез спектакль Тимура Насирова “Волки и овцы” А.Н.Островского. Спектакль поучителен тем, что в нем явственно виден непростой альянс режиссера нового поколения (Насиров – выпускник мастерской Григория Козлова в Петербургской театральной академии) и театра, находящегося в совершенно ином пространстве, исполняющего важную роль хранителя русскоязычной культуры. Надеюсь, что азербайджанские артисты, выступавшие накануне закрытия, сумели посмотреть “Рассказы Шукшина”. Как важно театру, оторванному от родной почвы, увидеть такой спектакль – объяснять не надо. Хорошо бы, чтобы это сотрудничество с русскими театрами бывших республик продолжилось.
Что же касается дальнего зарубежья, то на фестиваль был привезен изящный итальянский спектакль “Паладины Франции” из Саленто режиссера Энцо Тома, где артисты играют марионеток, исполняющих трагикомическую историю паладинов императора Карла, страдающих от любви и умирающих на поле брани. Это двойное преображение вполне в русле форума, объединяющего самые разные театральные культуры.
Особую нишу на фестивале заняли спектакли с грифом “18+”. Проще сказать, спектакли, где используется ненормативная лексика. Семен Серзин поставил с молодыми артистами театра и примкнувшим к ним Владимиром Майзингером спектакль по пьесе Натальи Ворожбит “Вий”. Главный режиссер Волковского театра Евгений Марчелли – “Двое бедных румын, говорящих по-польски” Дороты Масловской. Обе пьесы по-своему провокативны. Оба спектакля тоже. Они идут на Камерной сцене, предлагая зрителю иные, более жесткие условия игры. И зритель у Камерной сцены тоже свой. Поразительно, как быстро находят друг друга новые зрители и новые театральные опыты. “Двое бедных румын” в интерпретации Марчелли вовсе лишены социальной подоплеки. Никакого тебе “театра против наркотиков”. Так же как и в “Вие”, Серзина вовсе не интересовали нравы украинского села. Соединение двух языков и двух разных миров, столкновение реальности Facebook и абсолютной нереальности мира украинской деревни извлекает какую-то невероятную театральную энергию, несмотря на несовершенства и текста, и действа.
Спектакль Марчелли – это безудержный и бессмысленный карнавал двух людей, мчащихся неизвестно куда, неизвестно зачем, и не понимающих, кто они такие. Бесстрашный актерский дуэт Анастасии Светловой и Валерия Кириллова прекрасно дополняют проносящиеся как будто в смутном тумане персонажи – владелица ВМW Татьяны Мальковой и инфернальный Дед Николая Шрайбера. Никогда еще текст Масловской не вызывал такого карнавального смеха. И никогда не было так страшно в финале. Эти спектакли Камерной сцены – эксперименты, разумеется, “не для всех”. Важно, что и они нашли место на столь представительном театральном форуме.
Татьяна ТИХОНОВЕЦ
«Экран и сцена» № 21 за 2012 год.

Print Friendly, PDF & Email