Весело и грустно

Фото М. ДЕНИСОВОЙ

Фото М. ДЕНИСОВОЙ

Спектакль “Море. Сосны” по одноименной повести Михаила Угарова, опубликованной в журнале “Новый мир” в 2010 году,  начали репетировать в Центре имени Вс.Мейерхольда в 2018, уже после внезапной смерти автора. Отпечаток грустного и, в общем-то, трагического контекста лежит и сегодня на постановке Саши Денисовой – тем более что играют в ней артисты и сотоварищи Михаила Угарова по Театру.doc и новой драме в целом. Ольга Лапшина была “звездой” “Облом off”, режиссерского дебюта Угарова в Центре драматургии и режиссуры, Алексей Юдников и Алексей Маслодудов участвовали в огромном количестве затей и лабораторных проектов Угарова и Елены Греминой, Игорь Стам – товарищ и любимейший артист, Дарья Гайнуллина играла в “Человеке из Подольска”, последней работе режиссера, Валентин Самохин – артист Театра.doc и не только. Вес этой никуда, кажется, не исчезнувшей дружбы ощущается и в постановке “Море. Сосны”, прелестной работе Денисовой и компании артистов, балующихся на Малой сцене ЦИМа в свое удовольствие и находящих ключ к очень личной прозе дорогого им человека.

В своих давних публичных жж-заметках Михаил Угаров предсказывал торжество документального свидетельства на российской сцене: говорил, что придут времена, когда только в сшибке с частным будет высекаться правда об “общем”, что только личная история в сочетании с “большим” историческим временем дает объем и прав-ду. “Море. Сосны” написаны как раз по такому рецепту: через частное путешествие ленинградского командировочного в Пицунду в середине 1960-х постепенно вырисовывается фрагмент истории страны, меняющей Хрущева на Брежнева и надеющейся на лучшие времена. В финале, после пережитого приключения с красивой девушкой Ликой (Полина Галкина) и веселыми советскими нудистами, командировочный Витя (Алексей Любимов внешне похож на молодого Угарова, служившего артистом в Кировском ТЮЗе) возвращается домой, и мы видим его уже стариком, в 2000-е. Беспамятство ждет всех – такой диагноз ставит Угаров в своей повести. Все забудется: и жаркая юность, и роковые увлечения, и купание голышом, и даже встреча с гэбешниками. Но тоска по временам счастливой молодости, когда можно было делать все, а страна пыталась запретить это все, звучит в “Море. Соснах” со всей силой интеллигентского сознания.

Саша Денисова использует в “Море” тот же или, во всяком случае, сходный метод, что и в хите Театра.doc “Зажги мой огонь”, заслуженно ставшем в 2012 году лауреатом “Золотой Маски”. Там соединялась личная биография артистов, испытывавших острый жизненный кризис, и истории рок-звезд, в тридцать с небольшим ушедших из жизни. А обрамлялось это остроумными шалостями исполнителей, для которых театральная игра в ее простодушном, веселом качестве столь же важна, как и собственные исповеди. В “Море. Сосны” эта готовность к игре и желание играть, присущие и Лапшиной, и Юдникову, и их товарищам, становятся сегодняшним контекстом для ностальгической и, в итоге, невеселой истории о потерянном рае. Начиная спектакль с дурацких веселых танцев, мельтеша перед зрителем цветастыми платьями с декольте, голыми ногами в сандалиях и майками-алкоголичками, артисты “Моря” сразу заводят разговор со зрителем. Комментарии в адрес друг друга носят смешанный характер, они то про персонажей, то про исполнителей. Эта многослойная оптика превращает прозу Угарова, где много описаний и лирических отступлений, в партитуру для исполнения. Те, кто ее держит перед глазами – как Юдников, специальным советским голосом читающий с листа “Новый мир”, или те, кто разыгрывает текст в драматических сценах, договорились друг с другом о главном – о свободе и смешливости. И того, и другого обычно бывает с лихвой на репетициях, но не всегда – на сцене. Здесь внутренняя работа над спектаклем стала частью его драматургии. Так Денисова, по профилю – драматург, обошлась с прозаическим текстом, остранив его стилистику и дав ему прозвучать в полный голос.

Ольга Лапшина и Дарья Гайнуллина играют смешной женский хор, то старушечий, пьяно завывающий “А у нас во дворе есть девчонка одна”, то эротический, заманивающий скромного Витю в пучину разврата. У каждой имеется выход, и не один, каждая выкаблучивается как может, со вкусом, гоготом и артистическим цинизмом. Стам, Самохин, Маслодудов и Юдников – своего рода комментаторы, с наслаждением опускающие Витю за нелепые поступки и вялость характера. У каждого еще по несколько “ролей”, от брутального шофера, пристающего к Лике, до нудиста-гомосексуалиста. И сыграв своего героя, они как бы спрашивают остальных – Ну как вышло? Ничего этюд, да? Студенческая вольница и доковский пофигизм – вот чем веет от этой игры, не стремящейся к перфекционизму, местами нескладной, но увлекательной.

Взяв сотворчество за принцип, Саша Денисова выиграла: ее спектакль располагает к себе самых разных зрителей, молодых и пожилых, откликающихся на в общем-то не великий сюжет о путешествии Вити на юг, написанный в пост-трифоновской манере. Здесь и текст становится партнером по игре – не чем-то, что нужно выучить, но и не тем, что можно эгоистично задвинуть в угол и проболтать. Вот так, в смешливом и серьезном разговоре с автором, который всегда стоял за живой театр, выросли на московском берегу совершенно чудесные “Сосны”.

Кристина МАТВИЕНКО
«Экран и сцена»
№ 4 за 2019 год.

Print Friendly, PDF & Email