Устоим хоть раз

Фото И.АФАНАСЬЕВОЙ
Фото И.АФАНАСЬЕВОЙ

Песенка про зайцев из фильма “Бриллиантовая рука” вспоминалась на юбилейной, двадцатой церемонии вручения премии “Гвоздь сезона”. Отличная идея московского кабинета СТД РФ – поручить это важное событие команде Зависимого театрального проекта “Заячий стон”. У квартета молодых артистов “Ленкома” – Максима Амельченко, Виталия Боровика, Кирилла Петрова и Алексея Полякова – хорошая репутация, число их поклонников неизменно растет. На “Гвозде”, как всегда собирающем актерскую братию Москвы в Театральном центре “На Страстном”, яблоку было негде упасть. Старожилы не припомнят такого переаншлага.

Очевидно, что в переживаемые нами дни желание собраться вместе многократно возрастает, как возрастает и ширится поток тревожной информации, касающейся каждого. Перед началом в фойе в гуле голосов можно было расслышать сетования на непредсказуемость нынешней ситуации, в том числе и театральной, когда почти ежедневно приходят новости о слиянии коллективов с принципиально разными установками, эстетическими принципами. “Неравные браки” заведомо не сулят ничего хорошего и ставят под вопрос не только материальное, но и творческое благополучие театров.

Сегодня прошлый сезон, итогам которого посвящен “Гвоздь”, несмотря на пандемию, кажется почти идиллическим. Экспертный совет премии под руководством главного редактора журнала “Современная драматургия” Андрея Волчанского заранее объявил о спектаклях-победителях. Три из пяти названий совпали с номинантами “Золотой Маски” – “Горбачев” Театра Наций (режиссер Алвис Херманис), «Моцарт. “Дон Жуан”. Генеральная репетиция» Мас-терской Петра Фоменко (режиссер Дмитрий Крымов) и “Сын” РАМТа (режиссер Юрий Бутусов). Такие совпадения бывают нечасто. В прошлом сезоне оба экспертных совета сошлись только на одном “Садко” Дмитрия Чернякова в Большом театре. На этот раз музыкальные театры на “Гвозде” не были представлены. К номинантам “Маски” добавились спектакли “Мольер, avec amour” Театра Олега Табакова (режиссер Сергей Газаров) и “Ричард III” Театра имени Моссовета (режиссер Нина Чусова).

Задача новых ведущих “Гвоздя сезона” оказалась как никогда сложной. Необходимо было найти верную интонацию действа – не пафосную и не утешительно умиротворенную. В прологе на экране появился дисклеймер: “Все совпадения с реальными личностями и событиями не случайны. Все сказанное является исключительно мнением авторов”. Очень скоро стало очевидно: ребята отлично знакомы с “материалом”. Они представили нынешнюю картину жизни театральной Москвы, избрав жанр сатирического капустника с элементами абсурда, в котором досталось всем “сестрам по серьгам” (к слову сказать, не только практикам, но и зрителям, а также критике, если считать таковой пресловутую “закулиску”).

“Нет, вы посмотрите, что делается: “Мастерской Фоменко” премии уже за репетиции дают”. “Если хотите сделать красиво – позовите Франдетти”. Репризы сменялись острыми пародиями на худруков, остроумными откликами на постоянно возникающие скандалы. К примеру, эпистолярный поединок между Татьяной и Онегиным (так был изображен конфликт Олега Долина и Олега Меньшикова) или воображаемый телефонный звонок Евгения Марчелли обиженному Александру Домогарову. Подпольный театральный клуб, как назвала себя компания “зайцев”, храбро высказывался о наболевших проблемах, не пряча своего отношения к происходящему. Стоит сказать о том, что тексты писались самими исполнителями вместе с режиссером Филиппом Гуревичем. В какой-то момент на сцену выбежал персонаж с лозунгом “Верните Епишева и Богомолова!”.

Между тем квартет “Заячий стон”, на мой взгляд, выгодно отличался от популярных ведущих “Гвоздя”. Его юмор не был злым, тем более жестоким. Но главное отличие заключалось прежде всего в самоиронии. Она ощущалась во всем, начиная с униформы. Молодые люди предстали “белыми лебедями”. Сочетание балетной пачки с пиджаком подчеркивало нелепость четверки клоунов.

Почти вымерший жанр театрального капустника торжествовал на Страстном. Во все времена этот жанр “для своих”, понимающих, о чем речь, с полунамека, был востребован и необходим.

Удивительно и то, что этот капустник не затемнял смысла всего мероприятия, был найден верный баланс между “номерами” и традиционным чествованием лауреатов “Малого хрустального гвоздя”.

В финале зал напряженно ждал, кто же получит Гран-при – “Большой хрустальный гвоздь”. Решение о победителе принимал секретариат во главе с Александром Калягиным. Главный гвоздь по праву был вручен Российскому Молодежному театру за спектакль “Сын”.

Екатерина ДМИТРИЕВСКАЯ

«Экран и сцена»
№ 7 за 2022 год.

Print Friendly, PDF & Email