Конт(р)акт

Сцена из спектакля “Блонди”. Фото В.КОПАЛОВАВ Москве завершился шестой Всероссийский фестиваль молодой режиссуры “Артмиграция”, организованный Союзом театральных деятелей РФ с целью поддержки выпускников вузов Москвы и Санкт-Петербурга, работающих в региональных театрах. В фестивале приняли участие девять постановок, не считая спецпроекта “Показ Лаборатории 40+”. Спектакли состоялись в Боярских палатах СТД РФ, Театральном центре СТД РФ “На Страстном” и в театре “Школа драматического искусства”.

На небольшом квадрате сцены полтора на полтора метра, имитирующем запертый бункер, спорят, гуляют, живут и пьют цианистый калий четыре девушки. Они максимально телесны – одеты лишь в черные трусы с высокой талией и черные же бюстгальтеры, – этим утверждают собственное физическое присутствие на сцене. Они являют зрителям саму идею жизни, модель мира в миниатюре, со своими правилами и государственным устройством. Они терзают друг друга, ломают пальцы, изнемогают от похоти, ссорятся и пытаются примириться. Они – одновременно четыре несчастные собаки, которых стремятся отравить, и четыре всадника Апокалипсиса, вырывающиеся из ящика Пандоры на розовых скакунах. И если продолжать описание с еще большими подробностями, градус абсурда лишь возрастет.

Сергей Чехов поставил пьесу Дмитрия Богославского “Блонди” в Первом театре (Новосибирск). Блонди – кличка собаки Гитлера, а четыре девушки – якобы ее щенки, которых рейхсканцлер завещал убить. Смерть, страх, боль и конфликт в этой истории прикрыты шутками и игрой слов (“как же я устала быть сукой”), а блестки на костюмах весело отражают свет. Но лейтмотив фестиваля “Артмиграция”, в котором принял участие спектакль, остается на виду: в эру постепенного распада связей между людьми, режиссеры, чередуя сюжеты, все время возвращаются к теме человеческих взаимоотношений. Что может быть трогательнее и ужаснее, чем практически обнаженные героини, находящиеся в тесном контакте, и при этом бьющиеся об пол от невозможности договориться?

В “Контракте” Тимура Салихова (ТЮЗ имени А.А.Брянцева, Санкт-Петербург) художник Мила Берилло делит зрительный зал на две половины, между ними устанавливается длинный стол. С одной стороны этого стола восседает топ-менеджер (Анна Дюкова), с другой – сотрудница Эмма (Алиса Золоткова). Обе героини одеты в белое, идеально накрашены и изъясняются почти неизменно вежливо. Между ними высится объемная стопка бумаги – контракт, регулирующий работу сотрудников фирмы. Документ в этом мире наделен такой силой, что при одном его упоминании слышится райская музыка – и он же ввергает Эмму в пучину ада. Контракт требует уведомлять начальство о романтических и сексуальных отношениях на работе, и хотя это требование звучит не так уж страшно, одно посягательство на человеческую свободу дает простор остальному: топ-менеджер выясняет интимные подробности, разлучает героев, намекает на то, что совместный ребенок как свидетельство былых отношений должен умереть, лишает Эмму возлюбленного и, в конце концов, отправив к психиатру компании, собственной идентичности. В этой истории деловые отношения, лишь пародирующие человеческий контакт (власть способна только на монолог, но не диалог), внедряются в любовные и разрушают их.

Режиссер Елизавета Бондарь решила поставить “Пилораму плюс” (Театр имени Федора Волкова, Ярославль) как моноспектакль с Виталием Даушевым в роли Сани, задействуя других персонажей лишь в видеовставках. Несмотря на такой своеобразный театр одного актера, именно в этой работе вопрос разрыва человеческих отношений встает наиболее остро. Главный герой пережил войну в Чечне, пережил телесно, но не ментально: находясь в столярной мастерской, Саша общается с невидимыми друзьями – его внутренний мир расколот на части. Герой до безумия любит Катю (Мария Полумогина), и голоса в его голове спорят о том, что ему необходимо делать, командуют, неминуемо ведя к трагической развязке. Об ужасах войны известно всем, но в этой постановке и больнее, и актуальнее звучит тема потери собственной индивидуальности и, как следствие, распада контакта с Другими.

В одной из сцен “Близких друзей”, поставленных Яной Селезневой (Калужский областной драматический театр), Эрнестина (Зоя Останина) и Ханс (Вячеслав Соколов) лежат в прямоугольном ящике: зрителям видны только их ноги. Вся интимность происходящего выражается в том, как герои стряхивают с себя обувь и как Ханс пальцами ног снимает чулки с Эрнестины. Эта картина необыкновенно эротична и пронзительна и одновременно показательна: герои пытаются спрятаться в своем маленьком убежище, но реальность все равно их достает. Позже из символа крошечного замкнутого мира любви в огромном и недружелюбном большом мире ящик превратится в гроб, сначала для Ханса, а затем и для Эрнестины.

Фестиваль молодой режиссуры “Артмиграция” очерчивает круг проблем, волнующих новое творческое поколение. Кроме того, этот смотр показывает, что именно театр как искусство, подразумевающее телесное соприсутствие в ограниченном пространстве, возможно, больше всего подходит, чтобы рефлексировать над тем, какую роль занимают отношения в глобальном контексте нашей жизни, как они влияют на идентичность, и как идентичность влияет на них.

Илона ЛУАРСАБОВА

  • Сцена из спектакля “Блонди”. Фото В.КОПАЛОВА
«Экран и сцена»
№ 19 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email