Здесь живут люди

Сцена из спектакля “Убить Кароля”. Фото предоставлено театромПензенскому “Кукольному дому” – 75 лет. Его сегодняшний день, возможно, даже интереснее, чем давняя история. “Кукольный дом” – театр режиссера Владимира Бирюкова и художника Виктора Никоненко, сторонников психологизма, полного мельчайших подробностей, и тонких технических деталей. Обращаясь к привычным сюжетам для детей, Бирюков любит менять название на афише. Слово “сказка” с разными эпитетами встречается чаще всего. В репертуаре пензенцев есть “Зимняя сказка”, “Русальская сказка” (обе основаны на фольклоре), “Забытая сказка” (в основе – “Волшебное кольцо” Бориса Шергина), “Сказка дождя” (по мотивам пьесы Григория Остера “Клочки по заулочкам”). “Бирюков последовательно вычел остеровскую ироничность: в итоге осталась простая волшебная история о победе добра над злом или, лучше сказать, простодушия над хитростью”, – писал о последней Александр Соколянский.

В этой сказке и в других спектаклях “Кукольного дома” важна история дома, обретенного или потерянного. Мир Окулиста в “Убить Кароля” Славомира Мрожека был продуман и удобен до мелочей. Персонажи Николая Коляды в постановке “Попугай и веники” покинут насиженный продувной полустанок, где они привыкли торговать, а в малогабаритных квартирах их ждут салат оливье и непременная “Ирония судьбы” в едва работающем телевизоре – единственные признаки стабильности, за которые стоит ухватиться. Мышиная нора в «Играем “Дюймовочку”» крошечна под стать хозяйке, но устроена максимально для нее комфортно. И, конечно, название “Кукольный дом”, отсылающее не к пьесе Генрика Ибсена, а к идее театра-дома, – это мечта о собственном пространстве. Тема эта болезненна для коллектива, который больше 20 лет ютится в маленьком зале, оставаясь камерным по необходимости.

Персонажи Виктора Никоненко всегда убедительны под стать сценографии. Его животные не говорящие, а мыслящие. Медведь в “Жили-были” (по сказке “Машенька и медведь”) сделан, как и все куклы в этом спектакле, из кожи. Глаза и нос – пуговицы, а руки или лапы похожи на никогда не используемые по прямому назначению боксерские перчатки. Все они немного мишки, только вопреки общепринятому представлению – ловкие и работящие. В “Сказке дождя” у понурого пострадавшего Зайца вечно почти до земли опущены уши.

Среди жанров Владимиров Бирюков предпочитает драму. Его спектакли для взрослых говорят о безысходности. Пьеса “Кароль” получает в названии довесок в виде опасного глагола и становится спектаклем “Убить Кароля”, а главный герой Окулист решается на не дописанный автором суицид. Финал “Попугая и веников” – музыкальное обещание “А зима будет большая…”. Кстати, когда размышляешь о спектаклях “Кукольного дома”, в памяти звучит музыка. В музыкальном оформлении, а им всегда занимается сам Бирюков, помимо настроения важны тексты. Они из его родины-времени, эпохи Высоцкого и Визбора.

“Кукольный дом” – наверное, самая маленькая труппа государственного театра – всего 7 человек. Но когда спектакли Бирюкова выдвигались на “Золотую Маску”, бывало, что сразу два актера пополняли обыкновенно не богатый список актерской номинации театра кукол. Все герои, и живой план, и куклы – персонажи с судьбой. И не только в постановках по Мрожеку или Коляде. Джинн из спектакля “Мой друг Джинн” (еще одна принципиальная смена названия истории об Аладдине) располагал к себе в первую очередь человеческими слабостями, вернее, это делали два Джинна – для повышения производительности волшебного труда они работали в паре.

Бирюков ценит партнерский театр. Так сложились тонкие дуэты: Марина Прош-лакова – Ольга Шнитько и Антон Некрасов – Русланбек Джурабеков. Судьбы исполнителей важны Бирюкову не менее судеб их персонажей, поэтому режиссер старается в каждой следующей постановке задать актеру новый поворот, предложить еще несыгранное.

“Когда играешь злого, – ищи, где он добрый”, – знаменитый постулат Станиславского. Актеры “Кукольного дома” с ним солидарны, а еще они хорошо знают, что положительные персонажи – даже обладающие волшебной силой – уязвимы в своих решениях и поступках. И добрый не всегда слепо уверен в победе, хоть и не сомневается в собственной правде. Эти знания у труппы – от лидера.

Алексей ГОНЧАРЕНКО

  • Сцена из спектакля “Убить Кароля”. Фото предоставлено театром
«Экран и сцена»
№ 17 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email