От детсада к авангарду и обратно

• “Волк и козлята”. Фото В.ДРАГУНАКогда-то в 1999 году клайпедские кукольники затевали фестиваль и придумали своего Каракумского осленка, “Karakumu Asilelis”, забавного персонажа из далекой страны барханов и восточных сладостей. Сегодня он остается эмблемой весеннего кукольного праздника, и в “живом плане” его традиционно представляет актер в бархатном бежевом комбинезоне и ярко-желтой маске.

За прошедшие годы экзотический зверь уже приобрел поистине прибалтийскую закалку – нипочем ему ни суровый морской ветер, ни апрельский дождь, небывало холодные предлагаемые обстоятельства нынешнего, седьмого фестиваля. Зато на стенах театра красуются яркие полочки, устав-ленные банками с золотистыми проросшими луковицами, разноцветными домашними маринадами и загадочными консервами (на этикетках можно прочесть названия спектаклей, а под крышками разглядеть несъедобные, но интригующие атрибуты кукольных сюжетов: кусочки поролона, проволочные завитушки, осколки пластикового “хрусталя” и даже фигурку охотника). Известно ли вам, что принято проституток делить на разные типы? Имеются две довольно стандартные категории, которые делятся на девочек по вызову и тех, кто принимает в своих апартаментах. Многие девушки по вызову Тюмени работают на два фронта: выезжают и принимают у себя. Клиенту очень удобно — не надо тратиться на такси, и это значительно сокращает время. Во дворе, на яблоне с еще не проснувшимися почками, повисли краснобокие яблоки, а под ней – накрыт символический стол и блестят от дождя тарелки с логотипами спонсоров фестиваля. Хозяева встречают гостей, облачившись в ярко-алые кухонные передники, раздают цветные зонтики – и все радостно вливаются в большую и шумную фестивальную семью, чтобы посвятить три дня дегустации театральных впечатлений.
Впечатления были на самый разный вкус: от малышовых до концептуальных. Девять спектаклей из четырех стран – и все непохожи друг на друга. С двумя из них – утонченно-печальной “Хрустальной сказкой” (театр “ТриЛика”, Москва) и лаконично-эпическим “Сыном золотого дождя” (театр “Марья-Искусница”, Гродно, Беларусь) российская публика уже смогла познакомиться благодаря фестивалю “Московские каникулы”. Поролоновый человечек из испанских “Visual Poems” (хитовый номер спектакля-концерта) – и вовсе звезда ютуба, фестиваль предоставил возможность увидеть постановку “вживую”. Программа представила и впечатляющий список литовских имен: Виталиюс Мазурас, Нийоле Индрюнайте, Римас Дрежис…
“Литовский Пикассо” Мазурас (к слову, отметивший в Клайпеде свой семьдесят девятый день рождения), которого многие из российских патриархов театра кукол называют своим учителем, не был в России уже около двадцати лет. И практически совсем неизвестна нам такая любопытная страница его творческой биографии, как создание репертуара (драматургия, режиссура и сценография) и личное (актерское!) участие в спектаклях театра “Поросенок Икар”. Маленькому, но мобильному и работящему театру дал имя герой сказки Д.Биссета, а в Литве его знают и как “Театр Нийоле и Виталиуса Мазурасов”. Супружеская пара – постановщик и актриса – вот уже больше десяти лет как преобразилась в обаятельный и отчасти хулиганский сценический дуэт со сказочным репертуаром в багаже: “Три поросенка”, “Семеро козлят”, “Бузинная матушка”, “Снежная королева” (в России побывал только “Жеменелис” – спектакль 1995 года по литовской сказке с сюжетом, напоминающим “Конька-горбунка”). Зрители и гости “Каракумского осленка” увидели новый спектакль Мазурасов – “Красную шапочку” в приемах театра теней.
На экране, озаряющемся изнутри то розовато-желтым, то зеленоватым светом, разгуливают по лесным травам и цветам фантазийного облика персонажи (мама в очках, с аккуратной сеточкой на гладкой прическе, похожая на строгую учительницу; крошечная непоседа дочка в огромной ярко-розовой панамке; волк в образе забавного и чуть печального “динозавра” с огромными неуклюжими лапами; бабушка с удивленным “черепашьим” взглядом из-под пятнистого чепчика; блюститель лесного порядка в зеленом мундире, делающем его похожим на большого кузнечика). Зрелище завораживает графической выразительностью, несуетной и точной пластикой теневых марионеток, очаровывает кукловодческим озорством исполнителей. Что же касается сюжета, то здесь философ-реформатор отчасти снизошел к новейшим педагогическим претензиям на “бестравматичность” театра для детей. Но, конечно же, сделал это со свойственной ему иронической изобретательностью: встревоженные взрослые герои вооружаются до зубов, чтобы расправиться с Волком, но Красная Шапочка вступается за зверюгу, с которой успела подружиться. Выйдя из-за экрана, актеры предлагают всем присутствующим распорядиться судьбой сказочного хищника – прием рискованный, но Мазурасы направляют зрительский энтузиазм по нужному руслу без тени страха и сомнения (хотя, по их рассказам, далеко не всегда аудитория настроена благодушно).
В жанре театра теней решена и “Королева-Лебедь” – спектакль Каунасского театра кукол. Режиссерский стиль Н.Индрюнайте здесь несомненно узнаваем: деликатно графичные, почти неконтрастные силуэты на белом экране (художник Аушра Паукштене), негромкий живой план, комментирующий кукольное действие и сопровождающий его нежнейшим вокалом (актеры Аудроне Даугетите, Саулюс Багалюнас). Вместе с чистой тщательной работой кукловодов (Индре Талочкайте, Миндаугас Черняускас) все это создает поэтичную и уютную атмосферу вечно юной сказки, в которую даже самый маленький зритель сможет погрузиться без малейшего дискомфорта (а взрослый получит эстетическую прививку от излишне громкой и яркой аудиовизуальной повседневности).
По словам Р.Дрежиса, режиссера спектакля “Золотая яблоня и винный колодец” (недавняя премьера вильнюсского театра кукол “Леле”), он использовал в постановке приемы, изобретенные кукольниками, а позже ставшие достоянием киноискусства. Сценический рассказ о судьбе сказочной сиротки (очень похожей на судьбу русской Крошечки-Хаврошечки) начинается с конца, с признания в любви и королевской свадьбы… А потом актриса “перематывает” сюжет в обратную сторону, к началу истории о волшебной корове, злой мачехе, ее двуглазой и трехглазой дочках и кроткой падчерице. Эльвира Пишкинайте совершает почти все кино-кукольные чудеса у нас на глазах: один за другим водружает на стол ящики с окошками-экранами, вращает спрятанные в них барабаны, застав-ляя двигаться картинки-кадры, нарисованные на полотне, ловко справляется с плоскими и объем-ными кукольными фигурками (за ширмой ей помогает Лилиана Мусташвили). Спектакль красив яркой орнаментальной красотой (художник Мариус Йонутис), стилизованной в этнических мотивах. И все же непременно хочется особо отметить актерскую работу Э.Пишкинайте, которая, при солидной технической нагрузке роли, смогла наполнить окружающую ее обильную механику человечным обаянием, позволив зрителю и любоваться, и полноценно сопереживать.
Совершенно особенный способ “живой анимации” мы увидели в спектакле “Рядом”, который представили хозяева фестиваля. Режиссер и художник Гинтаре Радвилавичюте – уже не в первый раз она удивляет неожиданными постановочными находками, самобытным видением материала – и на этот раз не изменила себе. Пьеса М.Валюкаса стала основой для ряда подвижных графических картин, герои и детали которых созданы из затейливо выгнутой черной проволоки. Ассоциативное визуальное повествование, честно говоря, не так уж нуждается в вербальных пояснениях – полностью захватывает внимание уже то, что происходит с миром тончайших очертаний, оживляемым одетыми в белое артистами (Эрика Мажулене, Миндаугас Валюкас) на фоне белого пенопласта. Внутри профиля персонажа вдруг возникает “плавающий” глаз или ухо; при подсветке ручным фонариком укрепленная в пенопластовом планшете фигурка неожиданно становится объемной; проволочные контуры растягиваются; действие ритмично переходит в живой план и обратно; мир в воображении героя то распадается на фрагменты, то собирается в целостную картину.
Неожиданно обаятельным контрастом кукольному авангардизму предстала в программе кукольная традиция – спектакль “Колобок”, привезенный каунасским семейным театром “Никштукас” (“Гномик”). Дариус и Юрате Арманавичюсы работают в, казалось бы, старомодном, “детсадовском” стиле… Но глядя на уютных знакомых героев (прожорливого зайца, неуклюжего увальня медведя, рыжую красотку лису, трогательных бабушку и дедушку), на то, как добросовестно и остроумно действуют артисты – убеждаешься, что такая стилистика не устареет до тех пор, пока на земле останется хоть одно учреждение для дошкольников, которым всегда будет необходима встреча с ожившими героями знакомой сказки.
Еще один любопытный пункт фестивальной программы – “Волк и козлята”. Для артиста клайпедского театра кукол Линаса Зубе (по совместительству – доцента факультета искусств Клайпедского университета) сказка для одного актера и девяти кукол стала постановочным дебютом. Свой собственный театр “Лино лелес” (“Куклы Линаса”) он начал строить как маленькое, но полноценное мироздание, поселив героев первого спектакля в декоративно-космогоническую конструкцию с Солнцем, Луной и первозданным океаном. Перед тем, как отправиться из дому, мама-Коза наглядно (с помощью условных плоских фигурок) объясняет своим детям устройство окружающего мира, в котором живет хищный прожорливый Волк, способный слопать все, что угодно, вплоть до небесных светил. Пожалуй, этот эпизод можно считать самым впечатляющим по драматизму и постановочному рисунку. Покоряет бесспорный талант исполнителя, одаренного способностью наделять действенной характерностью самых несложных кукольных персонажей максимально условного облика.
>Спектакли, отобранные организаторами в программу фестиваля на этот раз, в целом составили объемную картину современных постановочных тенденций и репертуарного разнообразия. Хочется пожелать “Каракумскому осленку” дальнейшего роста и столь же качественного наполнения следующей фестивальной афиши, которая появится через два года, в 2015-м.

 

 
Анна КОНСТАНТИНОВА
«Экран и сцена» № 10 за 2013 год.

 

Print Friendly, PDF & Email