Обнуление человечества

Фото И.ХАРИТОНОВАМоноспектакль Encounter английского актера и режиссера Саймона МакБерни (название можно перевести как “Встреча”, “Контакт” или “Столкновение”) выпущен лондонской театральной компанией Complicite (французское слово обозначает “Соучастие”, но и “Противодействие” тоже), некогда созданной самим режиссером. Мировая премьера состоялась 6 августа 2015 года на Эдинбургском фестивале. За три года Encounter обошел лучшие театральные сцены мира и крупнейшие театральные фестивали. В майской Москве, благодаря объединенным усилиям фестивалей “Золотая Маска” и “Черешневый лес”, он был сыгран триж-ды, причем третий показ стал завершающим в трехлетней эпопее, последней гастролью.
Зачем режиссеру Саймону МакБерни понадобилось переносить на сцену документальную историю фотографа журнала National Geographic Лорена МакИнтайра, описанную в книге Петру Попеску “Сияние Амазонки”? Явно не только ради увлекательных приключений любопытствующего белого в джунг-лях и магии неизведанного. История о встрече с первозданностью природы и человека – для режиссера повод погрузиться в философию и психологию времени. Категория времени занимает МакБерни давно, вспомним его спектакль о Дмитрии Шостаковиче, показанный в Москве на Чеховском фестивале 2005 года, – он назывался по-мандельштамовски “Шум времени”.
Невысокий подвижный человек с не слишком выразительной внешностью, одетый почти как монтировщик сцены – в серой рубахе, джинсах и защитного цвета бейсболке, лихо переходит от типичного стендапа к типичному сторителлингу. Пространство вокруг оформ-лено как просторная студия звукозаписи, она заставлена микрофонами и завалена, помимо отработанной пленки, пластиковыми бутылками с питьевой водой – ее тут, в отличие от дебрей лесов Амазонки, изрядные запасы.
История Лорена МакИнтайра обретает полноту и объем во многом благодаря акустическим спецэффектам: микрофоны преображают голос МакБерни, меняя его высоту и тембр, и вот уже он говорит не только от себя, но голосами Петру Попеску или самого МакИнтайра. А особый бинауральный микрофон, смахивающий на голову манекена, и вовсе позволяет монологам МакБерни пробираться через наушники непосредственно в голову зрителя, создавая впечатление, что актер шаманит за твоей спиной, подкрадываясь то к левому уху, то к правому. Нам периодически хочется отмахнуться от жужжащих насекомых или отпрянуть в сторону, услышав совсем рядом тревожный звук. Одним словом, на этом спектакле голоса джунглей обступают, берут в плен и сжимают в тиски, а речи героев вживляются в сознание и подсознание.
Спектакль сделан, несомненно, ради размышлений о народе майоруна (люди-кошки), бегущем от наступающей цивилизации – в лице белых с их алчными поисками нефти – все глубже в джунгли, о настороженности и милосердии туземцев, о доверчивости и недоверии; о способностях представителей майоруна к телепатии и непостижимой для нас традиции обнуления. С завидной периодичностью племя майоруна разрушает очередное свое селение, сжигает в огромном костре весь незатейливый скарб, меняет место обитания и начинает сначала.
Режиссер-исполнитель, сын известного археолога, заворожен присутствием прошлого в настоящем, а потому в его спектакле прослеживаются три пласта времени: наряду с сиюминутным пребыванием на подмостках – далекое прошлое (МакИнтайр, бредущий вдоль Амазонки и увлекаемый в чащу джунглей туземцами-майоруна) и недалекое прошлое (беседы-интервью с Петру Попеску и сам процесс сочинения спектакля ночами, когда маленькая дочка никак не хочет заснуть и задает бесконечные вопросы – ее голосок звучит в записи).
МакБерниевский Encounter можно воспринимать по-разному – как высокотехнологичный акустический аттракцион или как путь к истокам: Амазонки, человечества, времен.

Мария ХАЛИЗЕВА

Фото И.ХАРИТОНОВА

«Экран и сцена»
№ 11 за 2018 год.
Print Friendly, PDF & Email