Результаты позже

• Сцена из спектакля “Макбет. Кино”. Фото В.ВАСИЛЬЕВА«ЭС» в сентябре подводит итоги минувшего сезона. Вопросы, предложенные авторам, традиционны.


1. Как вы оцениваете прошедший сезон?

2. Работы каких режиссеров, актеров, сценографов вам кажутся несомненными удачами?

3. Какие книги, театральные издания, вышедшие в последнее время, вы считаете наиболее значительными?

Вера СЕНЬКИНА
1. Сезон вышел небывало насыщенным, и с точки зрения премьер, и с точки зрения административных назначений. Сейчас, когда театры объявили о своих планах на новый сезон, есть надежда на то, что по количеству запоминающихся премьер он не уступит минувшему. По-прежнему вдохновляют назначения ведущих режиссеров художественными руководителями театров. Но в очередной раз приходишь к выводу, что количество мест в разы превышает количество людей, способных эти места занять. Отчасти, кажется, с этим связано назначение Андрея Могучего худ-руком БДТ. Хотя масштаб его фигуры и его деятельность абсолютно отвечали возможностям открывшейся новой сцены Александринского театра.
Сезон констатировал – началось движение. А понять, является верным или ложным выбранное направление, возможно, лишь продолжив двигаться.
2. Среди режиссерских работ важными событиями стали “Евгений Онегин” Римаса Туминаса в Театре имени Евг. Вахтангова и “Добрый человек из Сезуана” Юрия Бутусова в Театре имени А.С.Пушкина. К “Доброму человеку” я бы еще добавила “Макбет. Кино”. Поразительно, что в двух театрах Бутусов одновременно ставит очень резкие по форме, жесткие по высказыванию спектакли. В Ленсовете – это заявка молодых актеров, транслирующих колоссальную энергию в зал. Это спектакль о желании человека выпрыгнуть из шкуры, существовать на пределе возможностей. Постановка в Театре Пушкина – о том, как человек пытается существовать вопреки несправедливости, жестокости, безразличию и терпит фиаско. Противоречие, заложенное внутри самой личности, раздирает ее на части. Впечатлили работы Александры Урсуляк (“Добрый человек из Сезуана”), Лауры Пицхелаури (“Макбет. Кино”) и Виктории Исаковой (“Братья” в “Гоголь-центре”, режиссер Алексей Мизгирев). Это небывало самоотверженная игра актрис. Именно к ним применимо японское слово “отсукаре сама”, то есть “ты устал”, это высшая похвала зрителей, видевших, что актер не берег свои силы.
Еще вдохновляет, как достойно работают молодые актеры в профессиональных труппах: Федор Малышев, Никита Кукушкин, Роза Шмуклер, Софья Райзман, Олег Ребров, Александр Паль.
Запомнилась восхитительная по сложности и виртуозности исполнения сценография Робера Лепажа к спектаклю “Карты 1: Пики”.
3. Просто перечислю те книги, которые стали теперь настольными: Гордон Крэг “Указатель к летописи дней моих”, Вадим Гаевский “Книга расставаний” и “Книга встреч”, Эдуард Кочергин “Записки Планшетной крысы”.

 

Александра СОЛДАТОВА
1. Сезон, по моим ощущениям, был рубежным. Театр лихорадило в преддверии следующего качественного скачка. Много запоминающихся премьер, замечательные насыщенные фестивали, кадровая чехарда в руководстве театров… Время набрало сумасшедшую скорость, за всем уследить довольно сложно. Мне кажется, сейчас происходит очень важный процесс трансформации, который осмыслен будет гораздо позже, когда станут видны результаты.
Безумно интересно следить за тем, что происходит внутри “Гоголь-центра”, Центра имени Вс. Мейерхольда, театра “Практика”, не дождусь воплощения “театральной Касталии” Клима в Центре драматургии и режиссуры…
2. В памяти осталось многое. Откровением стали работы Юрия Бутусова – “Макбет. Кино” и “Добрый человек из Сезуана”, много размышляла после постановок Константина Богомолова – “Ставангер. Pulp people” и “Идеальный муж. Комедия”. Радостно было обнаружить несколько новых имен. Очень зацепил спектакль Владимира Бочарова “КРТК”, показанный в рамках фестиваля “Твой шанс” в Театральном центре “На Страстном”. Автор соединил три литературных отрывка на тему любви, столкнувшейся со смертью (“Кроткую” Достоевского, “Санькину любовь” Сорокина и “Божественную комедию” Данте), и завершил триптих получасовым бездействием перед зеркалом под музыку Б.Циммермана. К сожалению, после “Твоего шанса” спектакль исчез. Надеюсь, Бочарову еще помогут его воскресить. Второе вспыхнувшее имя – Андрей Калинин. О его дебютном спектакле “Танго” по Мрожеку в театре “А.Р.Т.О.” уже писала (“Экран и сцена”, № 9, 2013).
Если вспоминать картинки прошедшего сезона, на ум приходят две. Два квадрата. Один – Сергея Бархина к спектаклю Карбаускиса “Господин Пунтила и его слуга Матти” с перспективой и брехтовским остранением; другой – ослепляющая, дис-комфортная инсталляция Екатерины Бочавар к спектаклю Федора Павлова-Андреевича “Танго-квадрат”. Оба решения играли на режиссерскую концепцию, но давили на зрительское сознание своей громоздкостью и статичностью. За счет последней в основном и запомнились. Поразила противоположная тенденция в европейских спектаклях, привезенных на фестивали в Москву, – пластичность и энергичность сценографии. Декорации в спектаклях “Карты I: Пики” Лепажа, “Процесс” Кригенбурга, “Вещь Штифтера” Геббельса – это, конечно, культ визуальности в театре.
3. Из недавно вышедшего понравились мемуарно-критические “Охотничьи книги” Марины Дмитревской, а сейчас дочитываю “Историю красоты” Умберто Эко. В ближайших планах – Виктор Березкин “Дмитрий Крымов. Книга о лаборатории. Театр художника”, “Грузинский пейзаж” Натальи Казьминой и знаковая книга Ханса-Тиса Лемана “Постдраматический театр”, перевод которой только вышел (автор перевода Наталья Исаева).

 

Алексей ГОНЧАРЕНКО
1. Сезон 2012/2013 показался мне сезоном крупных задач, почти все ведущие режиссеры выпустили важные спектакли-высказывания. Разумеется, не все было удачно. Отдельные имена упомяну в ответе на второй вопрос. Отрадно, что сезон повернулся лицом к подросткам, самой ущемленной театральной аудитории. Например, Хабаровский ТЮЗ поставил пьесы американских тинэйджеров, а балет “Москва” впервые в нашей стране обратил внимание школьников на современный танец. В театре кукол ушедший сезон запомнится спектаклями для взрослых, поставленными по произведениям Гоголя, Достоевского, Стриндберга, Шекспира, Мрожека, Мериме, Маркеса. Для меня наиболее убедительными стали “Убить Кароля” Владимира Бирюкова в Пензе, “Кармен” Бориса Константинова в Вологде и “Старый синьор и…” Виктора Никоненко в Театре кукол имени С.В.Образцова.
2. Прошедший сезон вывел на первый план новое поколение сильных трагических актрис: Мария Рыщенкова в роли Лавинии в “Участи Электры” Алексея Бородина, Александра Урсуляк – Шен Те и Шуй Та в “Добром человеке из Сезуана” в Театре имени А.С.Пушкина, Лаура Пицхелаури в роли-танце леди Макбет в “Макбет. Кино” в Театре имени Ленсовета у Юрия Бутусова (для меня – режиссера № 1 в этом году). На грани трагедии, фарса и документального театра преподнесла Нору Ольга Белинская в “Приюте комедианта”. Среди актрис старшего поколения хочется отметить Светлану Брагарник, бесстрашно (кстати, бесстрашие – залог успеха большинства лучших ролей сезона) сыгравшую в “Гоголь-центре” влюбленную пенсионерку Лиду. В молодой части обновленной труппы Кирилла Серебренникова выделяется Никита Кукушкин в “Братьях”. Среди интересных мужских ролей не могу не отметить Александра Матросова в том же “Добром человеке” и Евгения Байковского в спектакле “Цена” Театра имени Вл.Маяковского. Выпустили интересные работы режиссеры Анатолий Ледуховский (“Васса” в “Ведогонь-театре”) и Елена Невежина (“Географ глобус пропил” в Пермском “Театре-Театре”). И это радостно, оба постановщика давно о себе не напоминали глубокими и точными работами.
3. Книга Дины Годер “Художники, визионеры, циркачи” успела у меня стать настольной. С интересом прочитал долгожданные, в чем-то спорные труды Ирины Уваровой “Вертеп: мистерия Рождества” и Бориса Голдовского “Режиссерское искусство театра кукол России ХХ века”.

 

Елена ГЕРУСОВА
1-2. По интенсивности событий, достойных не просто стать опознавательными знаками театрального года, или даже войти в историю петербургской сцены, но и дать ей новую почву для развития, сезон 2012-2013 годов в Петербурге состоялся.
Александринский театр открыл оснащенный самыми современными сценическими и медийными технологиями комплекс Новой сцены, предназначенный для экспериментов молодых режиссеров и опытов авангардного театра, а также для обучения практиков театра по специально разработанным магистерским программам. Сейчас первые студенты уже приступили к занятиям. А первые зрители смогли познакомиться с новой театральной площадкой на спектаклях, прошедших в виде исключения по такому редкостному случаю не осенью, как обычно, а в мае, на Международном театральном фестивале “Александринский”.
Вместе с тем, авангардная площадка Александринки аккурат перед открытием потеряла своего запланированного главного режиссера – Андрея Могучего. В конце сезона он получил неожиданное предложение и согласился возглавить БДТ имени Товстоногова. Новую программу БДТ объявили уже в начале этого сезона, но залогом, будем надеяться, возрождения театра, стало уже само назначение. Руководить Новой сценой Александринки в результате оказался приглашен Марат Гацалов. Что ж, именно непредсказуемые повороты и создают особую ценность истории. Расстановка сил в городе явно обновилась.
К тому же именно в этом сезоне новый главный режиссер Театра имени Ленсовета показал вектор развития вверенной ему труппы, поставив своего рода спектакль-тренинг “Макбет. Кино”. Молодая труппа Григория Козлова выпустила в своей “Мастерской” редкий по изобретательности, качеству и энтузиазму ансамблевой игры “Тихий Дон”. Сезон и в целом дал большое количество крепких, достойных и стилистически разнообразных премьер, поставленных как молодыми, так и давно работающими режиссерами, как в репертуарном театре, так и на проектной основе.
Наиболее состоятельными в рассуждении именно содержательности и стилистической чистоты и вытекающей из них художественной ценности спектаклей стали, пожалуй, премьеры “Коварства и любви” в постановке Льва Додина и “Литургии Zero” Валерия Фокина.
3. Среди выпущенных в этот год театральных книг особенно стоит отметить сборник мемуарных рассказов “Записки Планшетной крысы” патриарха отечественной сценографии, главного художника БДТ и отличного литератора Эдуарда Степановича Кочергина. В него вошла и повесть “Медный Гога”, понятное дело, про Георгия Александровича Товстоногова.

 
«Экран и сцена» № 18 за 2013 год.

Print Friendly, PDF & Email