Сердце любить должно

“Притяжение”. Режиссер Федор Бондарчук

“Притяжение” Федора Бондарчука назвали первым российским фильмом об инопланетянах. Поспорить трудно: с момента распада СССР как-то было не до инопланетян. А вот в советские времена другие миры всех как раз очень интересовали. Фантастика была одним из самых популярных жанров, и в любви к ней отражались разные желания: и сбежать в непохожий яркий мир из застойного и серого, и победить этот мир и переделать всю Вселенную под себя, и возгордиться в очередной раз тем, что живешь в лучшей стране на свете.

“Притяжение” – о прибытии инопланетян на Землю и о том, как их встречали люди на своей территории. Поэтому оставим в стороне планеты Солярис и Плюк и вспомним фильм Юрия Саакова и Юрия Цветкова “Эта веселая планета”, который всего лишь года три-четыре как перестали показывать по телевизору на Новый год. Инопланетяне, попавшие на новогодний карнавал в дом культуры, антропоморфны, но не умеют чувствовать. А люди умеют и учат пришельцев грустить и улыбаться под песни Давида Тухманова “Наши любимые” и “Сердце любить должно”.

В “Притяжении” инопланетяне, точнее, один из них, Хэкон (Риналь Мухаметов), тоже не умеет улыбаться, и его этому учит старшеклассница Юля (Ирина Старшенбаум). Еще Юля учит Хэкона понимать юмор – щедро намазывает блин горчицей, а потом объясняет красному давящемуся пришельцу, что это такая шутка.

Но самое главное – благодаря Юле Хэкон понимает, что такое любовь, а его коллеги и товарищи – что планета Земля, несмотря на высокий уровень агрессивности ее жителей, необязательно взорвется через 600 лет, как они предполагали. Любовь может помочь голубой планете выжить, несмотря на зло, живущее в душах землян. Вот так примерно звучит нравственный посыл “Притяжения”.

В девяностые, перед самым развалом СССР, вышел мини-сериал “Посредник”, снятый Владимиром Потаповым. Он о том, как над грязным пригородом завис большой шар с инопланетянами, которые начали подселяться в души людей и заменять их светлую сторону темной. В результате матери бросали детей, супруги начинали ненавидеть друг друга, и творилось разнообразное зло. Инопланетные злые силы не действовали только на детей и сумасшедших, поэтому победить существ из мрачного шара смогли школьники Сережа и Настя и инженер с говорящей фамилией Замятин.

“Посредник”, при всех своих длиннотах и наивности, говорил о важном и был про страх перед новыми временами, перед тем, как в девяностые стремительно менялись люди, внешне оставаясь теми же самыми, и перед тем, как же хорошо и СССР, и России подходит жанр антиутопии. Была там и спасительная идея: люди-то в целом хорошие, их испортили плохие инопланетяне, но придет кто-нибудь и всех спасет.

В “Притяжении” надежды на спасение нет. Это ясно с первых сцен, когда военные замечают в московском небе странный космический корабль, решают по нему выстрелить из серьезных орудий, и он падает и катится по Чертаново, давя людей и снося дома. Выглядит это впечатляюще.

Больше грандиозных жертв и разрушений не будет, и спецэффектов тоже не будет, поскольку инопланетяне окажутся миролюбивыми и любознательными, и главной их целью будет починить свой корабль и убраться с этой веселой планеты к своим нежно-зеленым деревьям и сверкающим ручьям. Поэтому искушение сравнить фильм Бондарчука с “Районом номер 9” Нила Бломкампа, где инопланетяне жили в обычном земном городе, в своеобразном гетто, пройдет быстро.

Примерно тогда же станет ясно, что реклама нас обманывала, и “Притяжение” не про инопланетян, а про жителей Земли – в основном тех, кто обитает в Чертаново, но будут и другие. Например, прелестный депутат, улучшенная копия Владимира Мединского, который попытается провести собственное расследование, но слабое сердце не позволит. Или мировые лидеры, которые будут волноваться за судьбу России в выпуске новостей – в теленарезке на секунду мелькнет лицо и Владимира Путина, но больше президента в “Притяжении” не будет: реальность и фантастику Федор Бондарчук разделяет умело.

У Юли есть любимая подруга Светка (Дарья Руденок) – она успевает быстро вызвать симпатию своей добротой и беззаботностью, а потом гибнет в чертановской космокатастрофе. На плакатике, который школьники делают в память о погибшей однокласснице, рядом со словами “ты вечно в нашей памяти” и “любим, скорбим”, черным фломастером будет написано “отомстим”.

Еще у Юли есть папа-полковник Валентин Лебедев (Олег Меньшиков), чья хрупкость, задумчивые глаза цвета чернослива и склонность спорить с начальством по поводу радикальных мер подтверждают основную идею фильма: только любовь, только любовь спасет всех нас. Да и начальство Лебедева (Сергей Гармаш) тоже не обладает звериной натурой – дома это просто дед, который обнимает свою маленькую внучку.

Но не каждая любовь подойдет для реабилитации агрессивных землян в глазах галактической общественности. Вот, к примеру, парень Юли Артем (Александр Петров – он приобрел уже совершенно мистическое сходство с братьями Чадовыми), который заботится о ней, не дает никому обижать, но не нравится ее отцу – как оказывается впоследствии, не зря.

Но режиссер дает возможность несколько раз поменять мнение об Артеме, и интрига какое-то время сохраняется, пока в ловком, рисковом и заботливом парне не включится безудержная ревность пополам с ненавистью к пришельцам. Впрочем, его можно понять: его девушка практически уходит от него к инопланетянину, а в сумбурной драке гибнет его лучший друг Рус (Никита Кукушкин). И Артем начинает войну с пришельцами под девизом “Это наша земля”, с которым охотно соглашаются завсегдатаи популярной социальной сети “Люберцы с вами!”, а кое-кто из них действительно подтягивается к месту падения корабля, чтобы замочить пришельцев бейсбольными битами и арматурой.

Команда Артема, в которую, кроме Руса, входят еще Женя (Алексей Маслодудов) и Питон (Евгений Сангаджиев), подобрана отлично: лидер очевидный, лидер скрытый с налетом инфернальности, человек-загадка и человек-слабак. Между ними развивается какой-то собственный сюжет, до которого у авторов будто руки не дошли, все намеками, коротенькими диалогами, а жаль, там интересно: дружба-противостояние Артема и Руса наполнена такой энергией, какой нет в развивающихся отношениях Юли и Хэкона (горчица не в счет) и в напряженных катаниях полковника Лебедева по Москве.

Конечно, львиную долю времени было необходимо отдать персонажам строго положительным, как же иначе… А для того, чтобы они не были совсем скучными, их действия разбавлены легким безумием. Хэкон, например, какое-то время ходит в старых вещах Лебедева – большой пушистой ушанке, шинели и тренировочных, и его странный вид и манеру выражаться Юля объясняет своей бабушке (Людмила Максакова) так: “Просто он из Питера” (смех в зале).

Имеется в “Притяжении” уже совершенно странная сцена, когда Юля с одноклассником по прозвищу Гугл (Евгений Михеев), занимающим в фильме нишу рассеянного профессора, проносят в ведомственную больницу бездыханного Хэкона, найденного в разрушенном доме, и своими силами переливают ему кровь Юли второй группы.

Но это ничего, фильм все-таки фантастический. С благородными героями, отважной дерзкой девушкой, растерянными незлыми военными, предостережением от более развитой цивилизации и старой собачкой, спасенной инопланетянином от преждевременной гибели. Зато без темных сил, с которыми обычно бьются и побеждают благородные герои. И правильно – потому что битва с темными силами могла бы превратиться в парад спецэффектов и вынужденное соревнование с другими фантастическими фильмами.

“Притяжение” же от материи ушло в чувства, тем самым обезопасив себя от лишних сравнений – любовь, что движет солнце и светила, дружба крепкая, неразлучная, а также неуловимые мстители, грозная дубина народной войны, звездное небо над нами и моральный закон внутри нас. И живая, веселая, с блестящими молодыми глазами собачка.

Жанна СЕРГЕЕВА

«Экран и сцена»
№ 2 за 2017 год.
Print Friendly, PDF & Email