Молодые по духу

Кадр из фильма “Кристин”Международный кинофестиваль в Турине прошел уже в 34-й раз. Когда-то назывался Cinema Giovani, что означает “молодое кино”, и до сих пор считается отличной профессиональной школой для начинающих кинематографистов.

Многие годы фестивалем руководил Альберто Барбера, который ныне возглавляет Венецианский кинофестиваль – один из трех главных в мире. Именно Барбера заложил основы туринской фестивальной политики и продолжает на нее влиять, будучи членом Ассоциации молодого кино и директором расположенного в Турине Национального музея кино, тесно сотрудничающего с фестивалем.

Этот музей, лучший из всех, что мне доводилось видеть, – настоящее чудо света. Поражает само помещение, в котором он разместился, – Моле Антонеллиана, самое высокое кирпичное здание Европы, построенное в свое время как синагога, но ставшее храмом кино и сохранившее черты мистической ритуальности.

Поднявшись на высоту купола, со смотровой площадки можно обозреть весь Турин и его окрестности. Внутри, на нижнем этаже, вас встречают экзотические аппараты, предшествовавшие кинопроектору: чего только человечество не выдумывало, двигаясь в сторону кино! Рядом можно устроиться на одной из лежанок в огромном холле и смотреть на двух больших экранах монтажные склейки на тему “Танец в кино”. Де Сантис, Феллини, Висконти, Бертоллуччи, Пазолини – у них еще и все танцуют!

Наконец, перед вами – выставка, посвященная одному из важных кинорежиссеров и размещенная по спирали, возносящейся от основания Моле к куполу. Сейчас это Гас Ван Сент, он еще к тому же и художник, и музыкант, и фотограф, и ценитель прекрасного, все эти ипостаси представлены на выставке.

Туринский фестиваль – большой, сложный и дорогостоящий организм. В его рамках работает TorinoFilmLab – лаборатория независимого кино с бюджетом в 470 тысяч евро на призовую поддержку 14 международных проектов. Параллельно проходят отличные ретроспективы и показы новых картин.

В Турине есть и конкурс. На первый взгляд, кажется, что его значение скорее педагогическое: ведь здесь показывают преимущественно дебюты или вторые-третьи фильмы режиссеров, еще не вошедших в фестивальную обойму. Учитывая, что всего двумя месяцами раньше проходит Венецианский фестиваль, а вслед за ним Римский, Турин совершенно правильно выбрал себе нишу, поставившую его вне какой бы то ни было прямой конкуренции.

Здесь можно увидеть фильмы, премьеры которых уже состоялись на других фестивальных широтах. Например, “Порто” Габе Клингера (последняя роль Антона Ельчина) или “Уэксфорд Плаза” Джойса Вонга. В картине Вонга мы становимся свидетелями усилий молодой толстушки, работающей в охране крупного мола, наладить свою личную жизнь. Из ее романа с коллегой ничего путного не получается, зато девушка раскрепощается и становится секс-звездой интернета.

Вполне достойным был уровень международного конкурса. В фильме “Механический человек” бельгийца Томаса Круйтхофа находят отражение страхи современного европейца перед наступлением правых сил. Главный герой, парижанин, вылечившийся алкоголик, никак не может найти работу и вот неожиданно получает предложение: расшифровывать и перепечатывать записи подслушанных разговоров известных политиков. В результате он оказывается вовлечен в адскую сеть интриг, сплетенную так называемыми патриотами, проще говоря, националистами, и вынужден проявить чудеса изворотливости, чтобы выбраться из нее живым.

Настоящим открытием фестиваля стал фильм, награжденный главным призом конкурса. Он называется “Донор”, снят режиссером Цзан Цыву, который работал ассистентом на проектах Чжана Имоу и приобрел опыт серьезного современного кино.

Герой картины Янг Ба – пожилой мужчина с мешками под глазами и почерневшими руками. Автомеханик на жалком пункте техобслуживания, он день напролет копается в железках, чтобы свести концы с концами, а в качестве приработка бегает в соседнюю больницу и сдает кровь. Но сил его не хватает, чтобы оплатить учебу сына и купить новое жилье взамен идущего на слом дома.

Богатый кузен предлагает герою приличную сумму, если Янг Ба отдаст свою почку для пересадки его тяжело больной молодой сестре. Сама операция проходит успешно, но пересаженный орган не приживается, поскольку взят у старого донора. Тогда кузен обещает осыпать семью бедного родственника золотом, если донором согласится стать его восемнадцатилетний сын.

Парень, соблазнившись посулами и желая помочь родителям, готов на это, и тогда отцу приходится пойти на крайние меры, чтобы сохранить драгоценное здоровье сына – единственное, ради чего он живет на этом свете.

В “Доноре” есть ощущение безмерной отцовской любви, которая не остановится ни перед жертвой, ни перед преступлением. И лицо главного героя, совсем не киногеничное, вдруг начинает гипнотизировать, становится почти прекрасным. А жизнь современного Китая, вступившего в потребительский бум, выглядит бездушной и жесткой, хотя режиссер в своем художественном методе изображения среды весьма деликатен и ничуть не сгущает краски.

“Донору” также присужден приз за сценарий.

Интересны и другие награжденные фильмы. Спецприз достался “Порядочной женщине” (режиссер Лукас Валента Риннер, производство Австрия/Южная Корея/Аргентина). Это саркастическая притча о группе богатых буржуа, укрывшихся от мира на красивой вилле, где они культивируют нудизм, восточные практики и свободный секс. Главная героиня устраивается прислугой в поместье неподалеку и постепенно оказывается втянута в альтернативный образ жизни соседей.

За лучшую женскую роль награждена Ребекка Холл, сыгравшая в фильме Антонио Кампоса “Кристин” тележурналистку Кристин Чаббак, покончившую с собой в прямом эфире. Эта реальная история, случившаяся в США в 1970-е годы, ознаменовала депрессию, усугубившуюся в обществе после духовного всплеска предыдущего десятилетия, а также дегуманизацию масс-медиа, что тоже стало тяжелой травмой для героини.

Лучшим актером признан юный Николас Дюран: в чилийском фильме “Иисус” Фернандо Гуцони он сыграл парня из проблемной семьи, попадающего в криминальные авантюры вместе со своими сверстниками.

Только одна картина международного конкурса напоминала о России, да и то косвенно. Это “Леди Макбет” Рейно Унидо – вольная экранизация повести “Леди Макбет Мценского уезда”. Сюжет Николая Лескова в фильме Рейно Унидо не только перенесен в Британию, но и актуализирован внедрением чернокожих персонажей.

Других знаков российского культурного присутствия в конкурсной программе не обнаружилось, что стало уже плохой традицией последних лет. Обидно, но не удивительно: в России появляется все меньше фильмов, говорящих на современном языке о том, что волнует думающую публику. Соответственно, и публика такая сходит на нет – в то время, как на любом хорошем зарубежном фестивале видишь ее невероятную активность. В Турине в том числе.

Елена ПЛАХОВА

Кадр из фильма “Кристин”

«Экран и сцена»
№ 24 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email