Острые пуанты

Фото Е.ЛЕХОВОЙ“Золотая Маска”-2016

Парижский спектакль уральского театра

Балетный мир все-таки не перестает изумлять: фестиваль “Золотая Маска” предложил зрителям балетный спектакль, во многих отношениях парижский. Полный французского юмора, французского изящества, французского блеска, к тому же искусно демонстрирующий тонкости так называемой французской школы танца. И привез этот спектакль не парижский театр Гранд Опера, а Екатеринбургский театр оперы и балета. Сама Гранд Опера, как рассказывают счастливчики, побывавшие там, только что выпустила сенсационную постановку Дмитрия Чернякова, объединившего в одно целое оперу и балет, “Иоланту” и “Щелкунчика” (идея, когда-то предложенная Чайковскому Всеволожским, директором Императорских театров), и связавшего оба великих опуса одним апокалиптическим образом слепоты (Иоланта, как мы знаем, слепая), тьмы и конца света – света во всех смыслах слова. Екатеринбургский спектакль не о том, совсем не о том, он о началах, а не о конце, начале жизни, начале любви, а вместе с тем и о начале профессиональной карьеры – вот почему действие начинается развернутым эпизодом балетного экзерсиса. И он, этот спектакль, полон света – тоже всяческого и тоже во всех смыслах слова: света эмоционального и света декорационного, да и сценического освещения вдосталь. Что похоже – то, что и тут, как в Париже, под один общий занавес (к тому же написанный мастерски) попадают два несхожих классических балета, в разные сезоны поставленные здесь, в Екатеринбурге, и в разные эпохи появившиеся в мире. Сначала идет акт школьного урока из балета Бурнонвиля “Консерватория” (имеется в виду парижская учебная школа). Затем идут три акта из балета Петипа “Тщетная предосторожность”. В результате мы видим, как “Тщетная” во всем своем красочном великолепии рождается из “Консерватории”, из ее белизны, подобно тому, как сложное и сверкающее искусство рождается из ничем не окрашенного, но и ничем не запачканного и лишь полного светлых надежд экзерсиса. “Тщетная предосторожность” и сама по себе притча, таков, мы помним, ее изначальный сюжет, таково ее название, так удачно звучащее по-русски (на премьере в далеком 1789 году она называлась иначе: “La fille mal gardee” – “Худо сбереженная дочь”, это название сохранилось). Притча у екатеринбуржцев получила и второй смысл, связанный с творчеством, не только балетным. Здесь главная неожиданность спектакля: сюжетное действие перенесено куда-то в лучезарный ван-гоговский южно-французский Арль, а в декорациях и костюмах использованы гипнотически-прекрасные ван-гоговские мотивы. Палитра балета ошеломляюще хороша. Как хороши соломенные шляпки и сине-голубые платьица кордебалета. Остается назвать тех, кто все это придумал. Автор идеи – так значится на афише – Павел Гершензон, автор сценографии – Альона Пикалова, автор костюмов – Елена Зайцева, обе – театральные художницы, работающие в Большом театре в Москве, обе мастерицы высокого класса.

Наконец, должен быть назван главный виновник торжества: Сергей Вихарев.

В который раз он совершил тур де форс, вернув к новой жизни уважаемый, но постаревший и пострадавший от долгого времени шедевр, оставив все лучшее, убрав все чуждое. При этом Вихарев следовал примеру великого реставратора Мариуса Петипа, который сохранил весь замысел и всю конструкцию оригинала французского гения конца XVIII века Жана Доберваля, но модернизировал хореографию по лекалам уже своего века. Вихарев с текстом Петипа поступает примерно так же, как сам Петипа поступал с текстом Доберваля. Везде сохраняется хореографическое остроумие оригинала, везде продемонстрированы острые пуанты современных танцовщиц – на чем, нужно сказать, и основана современная французская школа. Этими острыми пуантами щеголяет женский кордебалет, этими острыми пуантами искусно работает и героиня – Лиза-Елена Воробьева, нынешняя соискательница “Золотой Маски”. В финале к ней присоединяется другой соискатель – Виктор Механошин, Марцелина которого (ее обычно исполняет бывший мужской премьер) неожиданно – и это еще один сюрприз постановки – являет зрителю блестящие воздушные пируэты.

 Вадим ГАЕВСКИЙ

Фото Е.ЛЕХОВОЙ
«Экран и сцена»
№ 6 за 2016 год.
Print Friendly, PDF & Email