Спи спокойно.com

• Сцена из спектакля “Персефона”. Фото В.ЛУПОВСКОГОВ свое время испанский театр “Комедианты” под руководством режиссера Хуана Фонта открывал программу V Международного театрального фестиваля имени А.П.Чехова, ныне они же закрывают X Чеховский фестиваль. К финалу приурочена мировая премьера спектакля “Персефона” (совместный проект театра и фестиваля), жанр которого обозначен как “смертельное варьете”.
Выбор в героини постановки Персефоны, на земле звавшейся Корой, – дочери Деметры и Зевса, супруги похитившего ее Аида, повелительницы царства мертвых и по совместительству богини плодородия, мало ассоциируется с кабаре, варьете, мюзиклом. Создателей спектакля это не смутило, скорее, напротив, тонизировало: “Мы решились дать Смерти заглавную роль, которую она, безусловно, заслуживает, поговорить о ней свойственным именно нам сценическим языком и в нашей манере постижения искусства”.
А манера эта такова – парад масок и карикатур, пародийный разгул цинизма и порока на фоне почти непрерывного, редко умиротворяющего, а все больше провоцирующего видеоряда. Нам рекламируют с экрана самые модные модели гробов по самым низким, без сомнения, ценам; демонстрируют всевозможные пантеоны, колумбарии, памятники, погребальные венки и букеты (акционерное общество “Спи спокойно.com”) и настойчиво твердят, что пора прекращать рыдать, ибо очередной цирк жизни уже начался. Главная героиня (Анхель Гоньялонс) тем временем, напевая и пританцовывая под живую музыку, спускается по черной винтовой лестнице, переодевается в эпатажный алый наряд, накладывает грим, водружает на голову корону и обещает наглядно продемонстрировать публике характерный для человечества марафон от колыбели до кладбища.
Веселая смерть, она же Персефона – деловая распорядительница в выборе вечности, покажет нам не только напичканные иронией похороны, но и тот вселенский грандиозный пир, на котором закусываем не мы, а закусывают нами, как говаривал Гамлет по поводу Полония, – экран кишмя кишит извивающимся полчищем червей. Этот так называемый ресторан в преисподней изо дня в день поет свой громоподобный отвратительный гимн разложению плоти.
Будут на сцене и плакальщицы на ходулях, и безликая (в прямом смысле) фигура с косой, и пляски на могиле, и танцы с покойником, а также черепа-каски и черепа-маски – разыграно это шоу всего лишь пятью исполнителями. Полный ассортимент ернической атрибутики, имеющейся в распоряжении у Мадам Смерть. Есть в спектакле и претендент на самоубийство, и претендент на казнь – одной только естественной смертью дело в мире не обходится. Костлявая рука Харона впечатляюще протягивается с экрана за очередной мздой, сильно напоминая фрагменты фильмов о “Гарри Поттере”.
Не слишком новую и не дюже длинную мысль о том, что жизнь коротка, а вечность бесконечна, испанцы растянули на полтора часа красочного и – надо отдать им должное – вполне зрелищного глумления над смертным человечеством.
Мария ХАЛИЗЕВА
«Экран и сцена» № 14 за 2011 год.

Print Friendly, PDF & Email