Кино в Канне-2021

Кадр из фильма “Титан”
Кадр из фильма “Титан”

НАГРАДЫ 74-ГО КАННСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ

“Золотая пальмовая ветвь” – “ТИТАН”, режиссер Жюлия Дюкорно

Гран-при жюри – “ГЕРОЙ”, режиссер Асгар Фархади

Гран-при жюри – “КУПЕ № 6”, режиссер Юхо Куосманен

Лучший режиссер – ЛЕОС КАРАКС. “Аннетт”

Лучший актер – КАЛЕБ ЛЭНДРИ ДЖОНС. “Нитрам”

Лучшая актриса – РЕНАТЕ РЕЙНСВЕ. “Худший человек на свете”

Лучший сценарий – РУСЮКЭ ХАМАГУТИ, ТАКАМАСА ОЭ. “Сядь за руль моей машины” (режиссер Рюсукэ Хамагути)

“Золотая камера” за лучший дебют – АНТОНЕТА КУСИЯНОВИЧ (“Мурина”)

Приз жюри – “ПАМЯТЬ”, режиссер Апичатпонг Вирасетакул

Приз жюри – “КОЛЕНО АХЕД”, режиссер Надав Лапид

Гран-при секции “Особый взгляд” – “РАЗЖИМАЯ КУЛАКИ”, режиссер Кира Коваленко

Приз жюри ФИПРЕССИ (основной конкурс) и приз экуменического жюри – “СЯДЬ ЗА РУЛЬ МОЕЙ МАШИНЫ”, режиссер Рюсукэ Хамагути

Приз Высшей технической комиссии Каннского кинофестиваля – оператору ВЛАДИСЛАВУ ОПЕЛЬЯНЦУ (“Петровы в гриппе”, режиссер Кирилл Серебренников)

Специальная награда жюри премии “Золотой глаз” за лучший документальный фильм – “БАБИЙ ЯР. КОНТЕКСТ”, режиссер Сергей Лозница

Почетная “Золотая пальмовая ветвь” – актрисе ДЖОДИ ФОСТЕР, режиссеру МАРКО БЕЛЛОККЬО

Наконец фестиваль состоялся! В то время, как Россия в нынешнем году уже провела несколько небольших местных фестивалей и масштабный Московский Международный, в Европе только что начали открываться кинотеатры и проходить крупные культурные мероприятие. В ожидании снятия жестких карантинных мер Каннский киносмотр передвинули с мая на начало июля, а Карловарский переехал с начала июля в конец августа и зажат теперь между Локарно (4-14 августа) и Венецией (1-11 сентября).

В прошлом году Каннский фестиваль не состоялся из-за пандемии, но программа была собрана и объявлена. Однако, кроме “Французского вестника” Уэса Андерсона, фильмы из конкурса 2020-го в конкурс 2021-го не вошли. Лишь несколько картин показали в новой секции “Каннские премьеры” или как специальные события.

74-й выпуск Каннского фестиваля был гигантским, если не сказать “титаническим”: 24 фильма в основном конкурсе, насыщенные секции “Особый взгляд”, “Двухнедельник режиссеров”, “Неделя критики”. Генеральный директор Каннского МКФ Тьерри Фремо представил амбициозную программу, стараясь включить всевозможные тенденции, работы мастеров и молодых режиссеров, экспериментальное кино и мейнстрим.

В соответствии с постановлениями французского правительства фестиваль мог работать при полной заполняемости залов, осуществляя систему бронирования, чтобы избежать очередей. Кинорынок был несколько сокращен, но частично состоялся онлайн уже в начале июня и даже в июле некоторые события проводились в онлайн-формате. В Канн приехало не слишком много американских звезд, однако свои картины представляли не менее звездные европейские режиссеры и актеры.

Здесь можно, конечно, написать о масках и тестах, но мы уже знаем, как они работают. Можно описать первые дни, когда возникли проблемы с онлайн-бронированием, и очереди на проверку QR кодов, но порой каждая новая система создает проблемы, особенно если она не проверена опытным путем.

Можно написать о погоде, которая была намного жарче, чем в мае. Но то, что действительно важно, это желание журналистов и зрителей снова увидеть фильмы на большом экране, особенно если учесть, что европейские кинотеатры были закрыты с октября 2020-го вплоть до июня 2021-го. Зрители оголодали и жаждали кино и фестивалей, что тоже объясняет огромное количество фильмов (а в официальные программы включили более 80 картин) – каким бы безумием это ни показалось.

Каннский фестиваль желал праздновать кино и даже не стал особенно сосредотачиваться на том, что было спродюсировано для проката и что для платформ – таких как Netflix и Amazon (мы помним дебаты в Канне в 2019 году: принимать или не принимать произведенные для стриминга фильмы в конкурс). А праздновать кино в Канне умеют. Одинаково важны, конечно, секции Cinefondation для короткометражных работ и “Ателье” для новых проектов, чтобы поддержать молодых перспективных режиссеров и их фильмы.

Конкурс (и фестиваль) открылся картиной “Аннетт” Леоса Каракса, посвященный Насте Голубевой, дочери покойной Катерины Голубевой (жены и музы Каракса). “Аннетт” выходит спустя почти десять лет после «Корпорации “Святых моторов”»; снята в Лос-Анджелесе, это первый англоязычный фильм Каракса. Можно было бы представить его синопсисом: он и она встречаются, влюбляются, женятся, рождается ребенок, потом их отношения сходят на нет, и он убивает жену. Он – Генри МакГенри, стендап-комик (его играет Адам Драйвер); она – Энн Дефрану, известная оперная певица (ее играет Марион Котийяр). Фильм обыгрывает жанр мюзикла, противопоставляет “высокое” и “низкое” искусство, оперный театр и варьете, лимузин и мотоцикл. И брак Генри и Энн, представляющий союз элитарной и поп-культуры, приводит к разрушению искусства в целом.

Фильм начинается с иронической инструкции для зрителя: не пойте, не смейтесь, не зевайте, не свистите, не пукайте, не дышите. Возможно, это ссылка на пандемию, но и намек нам на то, что фильм вне времени, и мы должны задержать дыхание, чтобы войти в мир, который не знает времени. И нам только кажется, что персонажи меняются, а все-таки нет: они исполняют заранее написанную роль.

В начале фильма мы видим красную звуковую дорожку через весь экран, прежде чем оказываемся в студии звукозаписи, где режиссер Каракс, музыканты Sparks (Рон и Расселл Маэль), актеры Котийяр, Драйвер и Саймон Хелберг, а также актрисы второго плана репетируют и записывают песни. Затем они покидают студию, продолжая петь, и выходят на улицу; далее едут на мотоцикле или в лимузине в свои театры, где снова играют назначенные им роли: комик и оперная певица. Мы переходим из студии во внешний мир, чтобы оказаться в условном мире искусства, где те люди, с которыми мы еще не познакомились, становятся “ролями”: “Божественная Обезьяна” Генри и оперные персонажи Энн – все обречены на смерть.

Роман Генри и Энн представлен в нескольких сценах и ускоренным темпом, через телепередачи обозначены главные события. Немного позже несколько женщин признаются в злоупотреблениях Генри в контексте #MeToo и подвергут сомнению мощь социальных сетей.

В пределах нескольких минут экранного времени Генри и Энн встретились, влюбились, поженились, и родилась дочь, Аннетт. Она принесена в мир хором поющих акушерок. Ситуация экстраординарная – малышка Аннетт оказывается марионеткой. Таким образом, к роману двух героев, которые занимаются перформансом собственной жизни и любви, добавлен еще один момент.

Кадр из фильма “Аннетт”
Кадр из фильма “Аннетт”

Марионетка Аннетт создана художниками Эстель Шарлье и Ромо Коллинет, организовавшими свою театральную мастерскую и компанию в Гренобле. Кукла, сделанная из мягкой древесины, скорее, объект игры для Генри и Энн, которые обожают ее. С огромными ушами, рыжими волосами и выступающими суставами (это ведь марионетка) она совсем не привлекательна, однако после смерти матери у нее появляется прекрасный голос. Генри использует ее голос и с помощью бывшего любовника Энн (Саймон Хелберг) заработает денег.

Все обожают Аннетт, она заменяет Энн, но она управляемая “вещь”, кукла. Только в финале марионетка окажется настоящей девочкой и приобретет живой голос; она будет способна управлять собственной жизнью.

В то время как известность Энн растет, Генри терпит одну неудачу за другой со своим странным юмором. Баланс в их отношениях разрушается за счет успеха одного и неудачи другого. И однажды наступает та самая бурная роковая ночь на море…

Как русалка, Энн возвращается, чтобы отомстить. Она играет другую роль, но тоже с написанным заранее концом. Один человек разрушил ее жизнь, а русалка отомстит всем мужчинам…

В этом фильме – переплетение действительности и перформанса. “Аннетт” забирает внимание зрителей. Зрители задерживают дыхание и ждут – мюзикла, где песни говорят больше, чем просто слова; или романтическую драму; или криминальную историю. В фильме персонажи лишены глубины и превращены в картонные фигуры. Они не переживают разные этапы предсказуемого сюжета, не контролируют развитие судьбы, а являются просто знаками. Все другое было бы иллюзией. За этот подход Каракс получил премию за лучшую режиссеру.

Открывшую Каннский кинофестиваль “Аннетт” критики оценили довольно высоко, а конкурс продолжился и принес неожиданные сюрпризы и разочарования, как это порой бывает.

Начнем с разочарований. Достаточно плоской выглядела “История моей жены” знаменитой Ильдико Эньеди, венгерского режиссера (“Золотой медведь” Берлинале-2017 за фильм “О теле и душе”).

Голландский актер Гийс Нейбр играет здесь роль сурового капитана, который выбирает жену по принципу первой заходящей в кафе женщины. Леа Сейду воплощает ее в совершенстве, но метод выбора жены оказывается неудачным. Брак разваливается (в течение нескольких лет и двух часов экранного времени) предсказуемым образом. Капитан подозревает жену в измене, напряжение в отношениях между ними не ослабевает. А Сейду не меняет свой пристальный взгляд, сострадательный и высокомерный, обольстительный и покорный.

Трагический финал неизбежен…

“Франс” Брюно Дюмона оказалась настолько нелепой, что зрители на просмотре не выдерживали и едва сдерживали смех. Не потому, что было смешно, а потому, что некоторые сцены режиссер запредельно растянул, хотя все было ясно в первые секунды. Дюмон испытывал наше терпение, показывая подробно, как снимается тот или иной телерепортаж.

А начинается “Франс” довольно интересно, с пресс-конференции Эммануэля Макрона, где он должен защитить свои действия в ответ на вызов журналистки Франс де Мерс (что в буквальном переводе – “Франция умирает”). Фильм – об отношениях между СМИ и обществом, между телеведущей Франс и ее зрителями; он затрагивает кризис в современном французском обществе. Этот кризис, классовая напряженность, движение “желтых жилетов”, ведущих практически уличные бои с полицией, – и в картине Катрин Корсини “Разрыв”.

“Франс” меньше говорит о социальном кризисе в стране, чем о журналистике и создании новостей, которые не всегда рассказывают и показывают правду о жизни.

СМИ возникают и в фильме Асгара Фархади “Герой”, снятом в Иране. Режиссер обращается к знакомым темам, но с вариациями. Кстати сказать, “Герой” – уже четвертая работа дважды “оскароносца” Фархади (“Развод Надера и Симин”, “Коммивояжер”), оказавшаяся на Каннском фестивале.

Рахим находится в долговой тюрьме, поскольку не в состоянии вернуть долг ростовщику. Его подружка однажды находит сумочку с золотыми монетами. Возникает идея – продать их и вернуть долг. Когда выясняется, что денег не хватит, и ростовщик не заберет из суда жалобу, Рахим совершает благородный поступок и возвращает сумочку потерявшей ее женщине. Он надеется, что его поступок будет оценен – мол, честный такой человек попал в тюрьму. Но план Рахима не срабатывает…

Наш герой вынужден пойти на большие жертвы, чтобы остаться в неожиданном для него самого образе героя, который создали СМИ.

“Герой” Асгара Фархади получил Гран-при вместе с фильмом Юхо Куосманена, “Купе № 6”, о котором мы писали в пре-

дыдущем номере “Экрана и сцены”.

“Колено Ахед” Надава Лапида получилось слабее предыдущей его картины “Синонимы”, обладателя “Золотого медведя” Берлинале-2019.

…Израильский режиссер едет в деревню в пустыне, чтобы показать свой фильм, пообщаться со зрителями. Его встречает чиновница из министерства культуры – она уверена в себе, в том, что делает, надеется принести культуру в массы в своей родной деревне. Однако у режиссера отдельная повестка дня – он бросает вызов государственной политике по культуре. Поэтому, чтобы разоблачить лицемерную чиновницу, делает тайную запись ее замечаний о цензуре и угрожает ей, что разместит запись в социальных сетях и тем самым дискредитирует ее.

В фильме возникает и другая тема – тема моральной ответственности за использование социальных сетей.

А причем здесь колено Ахед? Колено палестинке Ахед пообещали прострелить израильские патриоты, подозревающие ее в терроризме, и о ней режиссер, герой Надава Лапида, собирается снимать свой следующий фильм.

Главный герой “Дела” (другое название – “Домашний арест”) Алексея Германа-мл., профессор-филолог (его великолепно играет Мераб Нинидзе), осуждает коррупцию в городе (неважно в каком – это могло произойти в любом городе). Его отправляют под домашний арест за то, что в соцсетях он обвинил мэра в хищении крупной суммы денег, да еще там же поместил оскорбительную карикатуру на него.

Внимание фильма – на событиях вокруг Давида, его бывшей жены, его отношений с дочерью, с матерью, со студентами и коллегами. Но возникает вопрос относительно этики, относительно средств, выбранных для протеста и разоблачения… Стоит ли идти до конца, возможно ли в подобных условиях сохранить человеческое достоинство…

Героиня “Бенедетты” (“Искушение” прокатное название в России) Пола Верховена, девушка из богатой семьи, еще девочкой попавшая в монастырь, свято верит, что находится под покровительством Девы Марии. Взрослеет, и в снах ей является Иисус. Она даже убеждает всех, что стигматы у нее – реальные, и священники готовы признать Бенедетту святой. Лишь аббатиса (неподражаемая Шарлотта Рэмплинг) подозревает, что раны нанесены самой Бенедеттой. Однако не это ключевая здесь тема, а любовные отношения героини и сестры Бартоломеи, тоже нашедшей убежище в монастыре.

Кадр из фильма “Герой”
Кадр из фильма “Герой”

В фильме затронуты проблемы духовного и телесного, веры и интересов церкви. Режиссер настаивает на свободе выбора…

Некоторые картины конкурса оказались довольно предсказуемы, как, например, “Ритмы Касабланки” Набиля Аюша – история рэпера, который дает уроки хип-хопа подросткам из трущоб Касабланки. Он учит их быть уверенными, чтобы они сумели найти себя, выразить себя, сумели изменить свою жизнь. Даже если финал кажется сказкой, то хороший финал никогда не помешает.

“Три этажа” Нанни Моретти (золото Канн за “Комнату сына”) – в каком-то смысле исследование жизни обитателей одного римского дома через разные поколения. Моника (ее играет Альба Рорвахер) страдает от послеродовой депрессии. Единственный сын судьи (в этой роли сам Нанни Моретти), управляя машиной в пьяном виде, сбивает насмерть женщину и получает пять лет тюрьмы, а отношения родителей разваливаются. Пожилая супружеская пара; старик страдает деменцией и исчезает с маленькой соседской девочкой. Линии жизни персонажей переплетены и развиваются на протяжении нескольких лет. Это портрет разных семей, разных поколений. Моретти как всегда удается держать зрителей в напряжении.

Семейная драма Франсуа Озона “Все прошло хорошо” затрагивает достаточно болезненную тему – эвтаназии. Андре после инсульта становится инвалидом и не хочет больше жить. В этой роли 75-летний Андре Дюссолье, снимавшийся у Алена Рене, Клода Шаброля, Клода Лелуша. В роли дочери Андре – Софи Марсо. В небольшой роли бывшей жены – Шарлотта Рэмплинг. В роли дамы из клиники – невероятная Ханна Шигулла.

Тоже не новая, но всегда важная тема звучит в картине “Священные узы” Махамада-Салеха Харуна из Чада: тема права на аборт. Его делают 15-летней девочке, дочери матери-одиночки. Мать презирают, унижают, и, в конце концов, женщина теряет терпение…

“Священные узы” и о том, что все хорошее возможно, что женщины могут изменить свою судьбу. Еще один оптимистический взгляд на реальность, а по оптимизму в это пандемическое время зрители особенно тоскуют.

Расширение действительности – одна из ключевых тем в кинематографе Апичатпонга Вирасетакула, и “Память” здесь не исключение. Фильм снят в Колумбии. Тилда Суинтон играет Джессику, которая не может заснуть, потому что однажды услышала необычный звук и теперь хочет узнать, откуда он доносится. В поисках источника звука Джессика перемещается между настоящими и предполагаемыми людьми, между смертью и жизнью, между прошлым и настоящим в мире фильма, где время и пространство плавно переходят.

В фильме Кирилла Серебренникова “Петровы в гриппе” (экранизации романа Алексея Сальникова “Петровы в гриппе и вокруг него”) тоже перемешиваются реальная жизнь и галлюцинации, действительность и воспоминания, прошлое и настоящее. В центре внимания – автослесарь Петров (Семен Серзин) и его семья. Петров страдает от гриппа и воспринимает окружающее в состоянии гриппозной лихорадки. Лихорадочные видения посещают и жену Петрова (Чулпан Хаматова).

Серебренников смешивает жанры, играет с ними, доводит происходящее до абсурда. Снявший все это оператор Владислав Опельянц получил награду Высшей технической комиссии Каннского кинофестиваля. Незабываема сцена, когда Петров вспоминает детство и свой дом, в который он смотрит через окно, а изнутри дом как будто бы кукольный.

Замечательная картина в конкурсе – “Французский вестник” Уэса Андерсона. Полное название «Французский вестник. Приложение к газете “Либерти. Канзас ивнинг сан”». Виртуозный киноопус с участием звезд первой величины – Бенисио Дель Торо, Билли Мюррея, Тильды Суинтон, Фрэнсис МакДорманд, Леа Сейду, Эдриана Броуди. И это далеко не весь актерский ансамбль. В основе фильма – истории, опубликованные в свое время на страницах “Французского вестника”. Например, о студенческих волнениях 1968 года во Франции.

“Париж. 13-й округ“, новый фильм Жака Одиара, основан на прекрасном сценарии, написанном Одиаром совместно с Селин Скьямма и Леа Мисиус. Три история о любовных отношениях. Черно-белый фильм (в нем лишь один яркий цветной эпизод), стильный по изображению. Жизнь персонажей Одиара протекает в рабочем пригороде. Молодая китаянка сдает комнату чернокожему преподавателю Камилю. Между тем, в Париж прибывает новая студентка, которую ошибочно принимают за девушку по вызову из интернета. Она бросает учебу, работает для Камиля, и только под конец все отношения складываются.

Сильных актерских работ в каннском конкурсе было немало, однако приз лучшему актеру вручили Калебу Лэндри Джонсу, сыгравшему в картине “Нитрам” режиссера Джастина Курзеля. Это история Мартина Брайанта по кличке Нитрам, который совершил массовое убийство в австралийском Порт-Артуре в 1996 году.

Приз лучшей актрисе – Ренате Рейнсве за фильм “Худший человек в мире” норвежского режиссера Йоакима Триера. Это во многих отношениях обычная история девушки в поисках своего назначения в жизни. Режиссер наблюдает за Юли, как она начинает заниматься медициной, потом увлекается психологией, затем решает стать фотографом. Она проживает жизнь сегодня, сейчас. И нет ничего неожиданного и удивительного в поиске профессии. Триер разделяет картину на двенадцать глав; они структурируют жизнь, у которой, на самом деле, нет структуры.

Юли встречает Акселя, художника, рисующего комиксы. Это любовь, она знает. Но все же нет никакого удовлетворения, а лишь желание узнать о жизни больше. И жизнь проживается как бы сама собой. Юли уходит к другому мужчине, случайному человеку, и этот бег визуально реализован в ошеломляющей сцене бегущей героини через город…

“Титан” Жюлии Дюкорно – “Золотая пальмовая ветвь”. Впервые за много лет ее отдали женщине-режиссеру (в 1993 году “ветвь” разделили Джейн Кемпион и Чэнь Кайгэ – соответственно “Пианино” и “Прощай, моя наложница”). Полнометражный дебют Дюкорно “Сырое” (2016) участвовал в каннской “Неделе критики” и получил приз ФИПРЕССИ. Там обыграны условия жанра – фильма ужасов, а здесь намного больше говорится о человеке, который превращается в монстра, и тоже содержатся элементы фильма ужасов.

Алекси, ее играет дебютантка Агата Руссель, в детстве попадает в автомобильную аварию и после операции вынуждена жить с пластиной из титана, вживленной в череп, что делает ее тело несколько механическим. Но в то же время у Алекси возникают особые отношения с автомобилями. Она в них влюбляется – буквально. Танцует на автомобилях; испытывает оргазм, привязанная к сиденью; ее кровь похожа на моторное масло. Она убивает любого, кто подходит к любимому существу слишком близко: танцовщицу, поклонника… Убегая от полиции, маскируется под мальчика, пропавшего несколько лет назад.

Отец мальчика Винсент (Винсент Линдон) – работает в аварийной службе пожарным. Он так жаждет любви к сыну, что не хочет смириться с обманом Алекси. Но встреча двух этих людей многое меняет в их жизни.

Что превращает человека в монстра – ключевая тема в этом эпатажном фильме, исследующем и родительскую любовь, и отсутствие этой любви…

Когда Жюлия Дюкорно благодарила жюри за награду, она одновременно благодарила и публику за то, что та приняла ее кино, которое показывает маленьких монстров.

Жюри главного конкурса впервые возглавлял афроамериканец, режиссер Спайк Ли (“Лихорадка джунглей”, “Черный клановец”). К нему присоединились постановщицы Мати Дьоп (“Атлантика”) и Джессика Хауснер (“Малыш Джо”), актриса и продюсер Мэгги Джилленхол (“Темный рыцарь”), актер Тахар Рахим (“Мавританец”), актриса и сценарист Мелани Лоран (“Бесславные ублюдки”), режиссер Клебер Мендонса Фильо (“Звуки вокруг“), певица Милен Фармер, актер Сон Кан Хо (“Паразиты”).

“Особый взгляд” также собрал сильную программу. В нее включили два фильма из России: “Дело” Алексея Германа-мл., упомянутый выше; и “Разжимая кулаки” Киры Коваленко, получивший Главный приз в “Особом взгляде” (жюри возглавляла британский режиссер Андреа Арнольд).

Картина Коваленко тихая, но с сильной сквозной темой о свободе. Снята в Северной Осетии, с местными актерами и на осетинском языке. Рассказывает историю, связанную с травмой после трагедии в Беслане, хотя само это место впрямую не упоминается.

Во время осады школы Ада получила ранение и нуждается в операции, в которой отец ей отказывает. Он цепляется за дочь, боится потерять ее (снова или окончательно) и не дает ей жить собственной жизнью. Старший брат Аким давно покинул родной дом и теперь живет в Ростове-на-Дону. В нем надежда Ады на новую жизнь и на лечение, “чтобы сделать ее снова целой”. Другая надежда – на будущее и на то, чтобы уйти из дома, – Тамик, но их роман обречен, он никуда не приведет.

То, что делает фильм Киры Коваленко экстраординарным, – это тишина. Слова не годятся для выражения чувств, которые передаются через молчаливые взгляды Акима, отца, Ады. Они все говорят на том же языке печального пристального взгляда понимания, страха и надежды. Кавказский пейзаж уныл, и облачно; жилье – бетонные блоки советской поры; киоски со ставнями служат магазинами; времяпрепровождение молодых парней – стрелять по фасадам и играть в футбол. Шрамы прошлого – в каждом кадре: забытая земля, засоренные трубы, стоящая в углу сломанная стиральная машина. Здесь есть только один комплект одежды для брата, а видеомагнитофон – укрытие для паспорта Ады. Отец таким образом пытается помешать ей уехать.

Травма – во всегда улыбающихся глазах Ады, в длинном заключительном кадре ее поездки с братом на мотоцикле. Шрамы на душе и теле остаются…

На фестивале состоялась мировая премьера документальной ленты Сергея Лозницы “Бабий Яр. Контекст” (голландская компания Atoms & Void при поддержке украинского Мемориального фонда Холокоста “Бабий Яр”). Потрясающе точная работа с кадрами кинохроники, у которой долгий след в прошлое, в историю, в творчество самого режиссера, снявшего фильмы о Ленинградской блокаде, похоронах Сталина, сталинских процессах тридцатых годов. Здесь Лозница обращается к трагическим событиям 29-30 сентября 1941 года, расстрелу евреев в Бабьем Яру. Материал, взятый из разных архивов, немецких и русских, остается неопознанным: какая бы сторона его ни делала, все равно в пропагандистских целях.

Насколько известно, саму трагедию никто не снимал, и происшедшее явлено на экране через контекст: снятие плакатов – сначала Сталина, затем Гитлера; приветствие одной армии, затем другой; изображение городов и деревень, нетронутых и разрушенных; процессы над военными преступниками, политические речи. Титры дают информацию о событиях, представленных в хронологическом порядке, но с различных камер и точек зрения.

“Бабий Яр. Контекст” – сильный документ о бесправии масс и одновременно их ответственности за то, что случилось, за то, что может случиться…

Биргит БОЙМЕРС

«Экран и сцена»
№ 15 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email