Лекарство от безумия

Фото А.КУРОВА / МТФ имени А.П.Чехова
Фото А.КУРОВА / МТФ имени А.П.Чехова

Спектакль “Фолия” французской компании “Поль ан Сен” триумфально завершил музыкально-танцевальную часть Международного театрального фестиваля имени А.П.Чехова, удачно вписавшись в период относительной легкости въезда гастролеров в Россию. Автором “Фолии” выступил известный хореограф и практик хип-хопа и других уличных направлений танца, руководитель Национального хореографического центра Кретея и Валь-де-Марн Мурад Мерзуки (1973). Он относится к тем лидерам contemporary dance, с искусством которых не только Москва, но и регионы (Волгоград, Воронеж), познакомились без запоздания, в самый разгар творческих исканий хореографа. В 2001 году компанию Мерзуки “Клетка” (“Kafig”) со спектаклем “Реситал” привозили на фестиваль европейского танца EDF. Те уникальные фестивали – предтечи DanceInversion – вспоминают все адепты современного танца, хотя конкретно выступление труппы хипхоперов навсегда запомнили не поклонники, а организаторы, которые не без приключений смогли привезти “трудных” артистов из Франции и показать на академической сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Когда-то своих артистов 16-летний Мерзуки набрал буквально на улице, научил танцевать хип-хоп и сделал международными звездами. Сейчас уже трудно восстановить все факты истории этой компании, но точно можно сказать, что Мерзуки с самого начала не задавался целью просто перенести уличные танцы на элитные подмостки. Его всегда интересовал синтез хип-хопа с другими жанрами, его гармоничная интеграция в театральный процесс. Именно искания француза в этом направлении и дали возможность хип-хопу и брейк-дансу продержаться на плаву, не выйти из моды и остаться в фокусе современного искусства. Любопытным образом от “Фолии” перекидывается красивый мостик именно к спектаклю двадцатилетней давности “Реситал”, а не к более новым, приезжавшим в Россию позже – “Пикселю” и “Вертикали”.

В “Пикселе”, показанном фестивалем-школой современного искусства “Территория” в 2016 году, тела танцовщиков в помощью видеомэппинга оказывались заброшены в цифровую среду. Между реальными хипхоперами и нарисованными пикселями завязывалась интеллектуальная пластическая “драка” не на жизнь, а на смерть. В “Вертикали”, которую привозили на Платоновский фестиваль в 2019 году, было еще больше акробатики и эквилибристики. А “Реситал” и “Фолия” исследуют возможности диалога и спора “молодых” танцев XX века (хип-хоп родился примерно полвека назад) с музыкой и пластикой галантной эпохи.

Фото А.КУРОВА / МТФ имени А.П.Чехова
Фото А.КУРОВА / МТФ имени А.П.Чехова

“Фолия” стала совместным проектом компании “Клетка” и ансамбля барочной музыки “Concert de l’Hostel Dieu” Франка-Эмманюэля Конта. Для спектак-ля Конт аранжировал традиционную музыку юга Италии XVII и XVIII веков и электронику Грегуара Дюррана. В центр композиции он, однако, поместил знаменитую “Фолию” Антонио Вивальди (скрипичную сонату ре минор № 12) – в обработке и не целиком, что не имеет особого значения, так как фокус фолии как раз в ее остинатной, то есть повторяющейся, формуле. Это точно могла быть любая другая фолия любого другого композитора эпохи барокко, но Конт выбрал Вивальди из-за удивительной дансантности его музыки. К сонате для двух скрипок и клавесина (от клавесина в глубине сцены Конт и дирижировал своим ансамблем) в партитуру “Фолии” добавилась ария Лотарио из сохранившейся фрагментарно оперы Вивальди “Титеберга”. Эту арию для певца-кастрата и некоторые другие в спектакле исполняла сопрано Хитер Ньюхаус. Тонкая и высокая, певица была наряжена в брюки и платье одновременно. Ее статностью и красотой голоса можно было любоваться в основном издалека – девушку-гарсона постоянно поднимали на воздух крепкие танцовщики, чтобы она доминировала еще более выразительно, ловко переводя внимание от вопросов гендерной принадлежности в музыкальной культуре барокко на содержание и смысл того, о чем поет ее герой или героиня. Собственно, то же самое делали хипхоперы, когда путали карты в поддержках, и хлипкие на вид девушки “жонглировали” крупными парнями, а невероятный темнокожий солист крутился в юбке, в экстазе цитируя популярные плясы дервишей.

За народную музыку итальянского юга отвечала тарантелла, в названии которой, как и в слове “фолия”, обозначающем “безумие”, кроется подвох. Не то чтобы Мерзуки исследовал этимологию слова “тарантелла”, переводимого, в том числе, и как танец, исцеляющий от тарантизма – безумия, по легенде вызываемого укусом опасного паука тарантула. Хореограф интуитивно поймал связь между броскими, чуть агрессивными и не слишком элегантными движениями старинной тарантеллы и современными уличными танцами, которые возникли в Америке как своего рода терапия в среде неблагополучных подростков. Тарантеллу некогда присмотрел на улице датский хореограф Август Бурнонвиль и, вдохновившись пылкостью танца и его ритмом, станцевал на месте сам и позже включил в свой балет “Неаполь”. В XX веке Джордж Баланчин представил свою “Тарантеллу”, ставшую хитом. Мурад Мерзуки увидел здесь интересные параллели с хип-хопом, развивающимся в театре уже без ссылок на свое уличное происхождение.

Над постановкой “Фолии” работала целая команда художников, отвечающих за сценографию, видеоживопись, свет, металлические и деревянные конструкции, свет и костюмы. По идее Мерзуки, на сцене происходит встреча и знакомство разных миров – музыканты и певица выплывали на подмостки в огромных шарах-глобусах, а танцовщики потом перебрасывались такими же глобусами, выполненными в миниатюре. Между сумасшедшими барочными мизансценами, где кипели страсти, звучала электронная музыка Дюррана и, как по небу в планетарии, по сцене двигались импровизированные глобусы-планеты, скрипели металлические крепления и шуршали загадочные деревянные предметы. Оказалось, что Мерзуки, и секунды не мыслящий без энергичного танца, умеет создавать идеальное пространство для медитации и философского осмысления мира.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 13 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email