С нежной силой

Сцена из балета “Сильфида”. Фото Д.ЮСУПОВА
Сцена из балета “Сильфида”. Фото Д.ЮСУПОВА

Конец зимы и начало весны в Большом театре принесли балетоманам изысканную радость, заключенную не в долгожданных премьерах, а в целой россыпи дебютов в репертуарных спектаклях. Их было больше, чем получилось посмотреть, но, хочется думать, самые важные попали в наш обзор. Речь пойдет о дебютах в балетах “Корсар” и “Сильфида”.

У “Корсара” насыщенная биография в Большом: нынешняя грандиозная постановка родилась в 2007 году в непростых обстоятельствах ремонта главного здания. К тому же популярнейшее во всем мире название настолько долго отсутствовало в репертуаре театра, что находящиеся в зените славы артисты рисковали уйти на пенсию, так и не станцевав героев и героинь этого многонаселенного балета. Правда, получили они в итоге гораздо больше, чем хотели, – именно в критический момент обустройства огромной балетной труппы на Новой сцене, более скромной, чем привычная, хореографы Юрий Бурлака и Алексей Ратманский выпустили своего “Корсара”. Причем в максимально приближенном к одной из длинных дореволюционных редакций балета Мариуса Петипа виде.

В “Корсаре” оказались заняты все имеющиеся в театре примы и премьеры, солисты, корифеи, характерные артисты, кордебалет. Тогда, в 2007, и речи не могло быть о том, чтобы доверить ведущие роли амбициозным молодым солисткам – им достались вариации одалисок, партии в Танце невольников, Танце с веерами и большой композиции “Оживленный сад”. Даже в 2012 году, когда “Корсар” после победоносного “плаванья” по гастрольным морям прибыл на Историческую сцену, в премьерные составы вносились малые коррективы – новые звезды терпеливо выжидали в очереди. Наконец, в 2017 году после нескольких возобновлений “Корсар” был показан в кино в рамках проекта Theatre HD – как раз во главе с теми артистами, кто десять лет назад блеснул в премьерном спектакле лишь в танцевальных номерах. То есть, заказывая реконструкцию старинного спектакля, сто с лишним лет назад шедшего в императорских театрах, Большой оказался заложником и древней ранжированной системы распределения ролей. Поэтому “Корсар” и существует обособленно – он возникает в афише, когда каждую ячейку иерархической пирамиды есть кем заполнить, а наверху поставить харизматичную балерину с идеально “настроенным” техничным телом. Партия главной героини Медоры в редакции Большого театра неимоверно трудна и ответственна, предполагает большой опыт и выносливость, наличие воли и характера, а также умение и страсть к соревнованию в изобретательности, красоте и виртуозности танца.

Сцена из балета “Корсар”. Фото Д.ЮСУПОВА
Сцена из балета “Корсар”. Фото Д.ЮСУПОВА

Балет так причудливо устроен своим создателем, что Медору в любой картине может затмить не только стремительная Гюльнара, но и безымянная невольница на рынке, обаятельная одалиска во дворце Сеид-паши или кордебалетная солистка с розочкой в руках. Обычно о сценическом присутствии танцовщицы говорят, когда речь идет о contemporary dance, но как еще назвать необходимую здесь выдержку балерины, призванной главенствовать в балете с мужским названием. В 2017 году во время трансляции главную героиню станцевала Екатерина Крысанова, у которой также была в запасе роль хитроумной Гюльнары, той самой, что запросто обходит техникой и скоростью реакций не одну Медору (к слову сказать, в роли Медоры Крысанова несколько уступает самой себе – Гюльнаре). Ольга Смирнова тогда за предложенную ей роль не взялась, понимая, что у нее мало опыта в “Корсаре”, и ей не стоит включаться в большую игру с минимальным запасом времени на подготовку. В итоге ее дебю-та пришлось ждать больше трех лет – “Корсара” долго не исполняли.

Ольга Смирнова захватила внимание с первого появления на балконе дома своего опекуна – игрой с вуалью-чадрой: эта гречанка независима, у нее есть тайна, она знает о своей красоте и будет впредь не спеша соблазнять фантазийными деталями легкого танца и грациозного жеста. На первый взгляд, для Медоры не предусмотрено развитие характера на протяжении спектакля, как у Авроры или Раймонды, героинь, созданных поздним гением Петипа. Она должна в каждом выходе на сцену просто демонстрировать свои возможности в разного рода танцевальных композициях, своеобразно осмысляя их, наполняя авторским содержанием. До прихода в спектакль Ольги Смирновой о месте Медоры в иерархии героинь Петипа как-то не приходилось задумываться, хотя мельком вспоминается необычайно авантюрная Медора Светланы Лунькиной еще из премьерных показов.

Первый выход Смирновой ошеломляюще прекрасен – Медора грациозно поворачивает голову, как бы невзначай показывая ассиметрично закрепленную на волосах шапочку. На базаре полно прекрасных невольниц, наряженных и отменно танцующих, поэтому Медора так детально продумывает свое антре – ее танец обращен ко всем, он излучает свободу, и в нем зашифровано второе послание Конраду (первое она передала в виде селама – букета с цветочным шифром). После побега, уже находясь в гроте, Медора исполняет три разных танца. Балерина очень четко разграничивает акценты в них. Когда Корсар предъявляет товарищам свою подругу, она должна показаться во всей красе как лучшая женщина для храбрейшего из мужчин – герои вместе танцуют знаменитое трюковое па де де, которое постоянно исполняют финалисты балетного конкурса, соревнуясь друг с другом не менее рьяно, чем с другими участниками, а в дуэте Ольги Смирновой и Вячеслава Лантратова, неизменно отзывчивого партнера, состязания нет, они открыто демонстрируют нежную страсть, вспыхнувшую между ними с мощной силой.

Второй выход Медоры в гроте в крошечном номере “маленький корсар” – находчивая импровизация наряженной в элегантные красные трико героини, претендующей отнюдь не на второстепенную роль возле мужчины. И третий ее танец носит интимный характер – он обращен к одному Конраду, но и в нем Медора-Смирнова оставляет себе минимальную территорию свободы, она держит пусть и мнимую, но дистанцию.

Во втором акте, устроенном как парк аттракционов наслаждения, много прелестных танцовщиц, Медора должна занять место одной из них и показаться лучшей, не выпадая из ансамбля и сохраняя соревновательный азарт. Смирнова бравирует идеальной чистотой исполнения своих па. Если вспомнить, что девушки-цветы олицетворяли мусульманский рай, то равнение всех на “идеальную” как раз и создает нужную гармонию. В следующем акте побывавшую в раю героиню ждут новые испытания – танцы на собственной свадьбе со случайным кавалером. По сюжету Медора переживает сильное потрясение, так как еще не знает, чем кончится история с ее фиктивным браком с Сеид-пашой, она должна скрывать смятение и блистать в дивертисменте. Обычно балерине достается опытный солист, но вместе со Смирновой дебютировал юный Дмитрий Смилевски, и их дуэт превратился в дополнительное интригующее приключение, в союз двух влюбленных в танец сердец, обожающих вызов и риск. За спиной у Смилевски целое поколение мастеров сцены – его отец, премьер МАМТ Георги Смилевски, до сих пор выступает и отличается завидной выправкой и сценической формой, мама Наталия Крапивина, танцевавшая на той же сцене, готовится стать педагогом, как ее родители. Смилевски-младший поражает смелостью и аккуратностью, ответственность не угнетает его легкий танец и вшитую в гены музыкальную отзывчивость. Не напрасно через несколько недель после выступления в “Корсаре” ему доверили главную мужскую партию в “Сильфиде”, где он строит роль не на драматических переживаниях сложного героя, но играет влюбчивого парня, невзначай попавшегося в сети порхающей легкомысленной подружки. Смилевски репетирует в театре с Андреем Болотиным, одним из последних московских учеников Петра Пестова, который готовил своих питомцев не к героическим полетам Спартака, но учил их слушать музыку и всегда соотносить с ней свой танец. Таким и получился юный Джеймс – увлекающимся и увлекающим, танцующим так, словно воздух его родная стихия.

Возвращаясь к “Корсару”, упомяну еще одну дебютантку – Элеонору Севенард. Последний сезон принес ей много ролей и добавил поклонников. У Севенард вышла очень обаятельная Медора. Исполнительнице удалось зафиксировать весьма фотогеничные позы, однако молодой солистке пока не хватает беглой и уверенной техники, чтобы, забыв обо всем, каждую минуту выигрывать разного рода соревнования, которые на протяжении двух с половиной часов подбрасывает героине этот балет-ловушка.

Екатерина БЕЛЯЕВА

«Экран и сцена»
№ 8 за 2021 год.

Print Friendly, PDF & Email