Из леса в рай

Сцена из перформанса “Рай”. Фото предоставлено фестивалем
Сцена из перформанса “Рай”. Фото предоставлено фестивалем

Международный фестиваль современного искусства Radi sveta, придуманный режиссером Ярославом Францевым и продюсером Марией Францевой, прошел на острове Ольхон в сентябре 2020 года впервые. Самый крупный на Байкале остров был почти пуст: туристические потоки иссякли весной вместе с пандемией. Необычайная красота заповедника в пяти часах езды от Иркутска оказалась эффектной средой для перформансов, за неделю сочиненных приглашенными из разных сфер искусства резидентами.

Темой двухдневного марафона перформансов выбрали “Божественную комедию” Данте. Руководители резиденции Максим Исаев и Павел Семченко предпослали всему короткий перформанс “Лес”. На деревянном помосте, утыканном вилами, двое “инженеров” из петербургского театра “АХЕ” выстраивали звуковую среду из шумов и семплированных фрагментов музыки, произносили текст из “Открыток с того света” Арминио Франко и ломали забор из вил. “Открытки” написаны как документальные свидетельства умерших людей об обстоятельствах своей смерти. “Я только выключил телевизор. Почувствовал слабость, лег на диван, и тут на сердце как будто надавила огромная ладонь. Я подумал, что умираю, и вспомнил, что не купил нишу в колумбарии. Теперь меня наверняка захоронят в могиле. Это будет моим последним проколом в жизни”.

Меланхоличные рассказы полны удивления перед неожиданностью смерти и тем, что она совсем не такая, как ты ее себе представляешь. Абсурдный характер этих притчеобразных рассказов о переходе в мир иной соответствует серьезной комичности, с которой “АХЕ” выполняют все действия по построению своего инженерного чуда.

Из “Леса” зрителей уводят прямо в “Ад”: сначала “ахейцы” бьют стекла в старых оконных рамах, а потом под-жигают их, сопровождая переход в другое пространство эффектным пиротехническим жестом.

“Ад” режиссера Елены Холодовой, хореографа Александра Шуйского, художника Софьи Кобозевой и саунд-дизайнера Карины Казарян представляет из себя бродилку по красивым и жутким руинам сгоревшего в 2019 году Маломорского рыбозавода. В квадратных выемках в песке – извивающиеся и издающие “страшные звуки” перформеры в телесных боди. В останках цехов – три живые инсталляции Александра Шуйского, исследующие природу бытового насилия. В дальнем цеху – композиция из распятых и лежащих на топчане девушек, у одной рот красноречиво заткнут яблоком. В финале перформанса внутри начерченного на земле круга сатанинский мужчина в плаще требует от своих подданных жертв. Когда ритуал совершен, взгляды зрителей обращаются к крыше одного из бывших цехов: там команда перформеров, забравшихся по металлической лестнице наверх. Выводя всех с территории ада, организаторы обещают реанимацию наутро и приглашают в “Чистилище”.

Самый долгий и интерактивный перформанс – “Чистилище” – сочинили вместе с перформерами Исаев, Семченко, Рустам Имамов и художник Мария Заикина. Многосту-пенчатая процедура прохождения сорока с лишним зрителей через чистилище начинается с заполнения анкеты, где среди похожих на визовые вопросов затесались и такие – “в каких грехах вы можете сознаться?”

Вместе с анкетой зритель получает порядковый номер – перформеры ставят его на лбу жженой пробкой, а дальше каждый ждет своей очереди. К проему в кирпичной стене приходит группа мужчин с лодкой на плечах, загружает туда очередного “клиента” и стремительно уносит в неизвестном направлении. Качаясь на плечах “Харонов” в лодке-”гробу”, ты видишь над собой ослепительное байкальское небо, а когда тебя наконец ставят на землю, оказываешься в руинированном здании без крыши, где вдоль стен сидят уже перешедшие границу. Все перформансы, коллективные и соло, прямо или косвенно связаны с перечнем библейских грехов, о них невольно вспоминает каждый, заполнивший анкету. Финалом трехчасового действа становится выступление самих зрителей, которые, следуя инструкциям в наушниках, в том числе сжигают и зарывают кусочек своей анкеты, символически избавляясь тем самым от персонального греха. В “Чистилище” время символическое встречается с реальным, так что к финалу ты испытываешь нечто вроде катарсиса.

Режиссер Елена Ненашева, хореограф Анна Румянцева и художник Екатерина Угленко разместили “Рай” на старом причале и прилегающей к берегу территории с рыболовецкими баркасами. Сначала появилась белая лошадь – ею правила полуобнаженная перформерша, потом на молу образовались пары, потом все двинулись к кораблям, возле которых перформеры исполнили медитативный танец и зажгли огонь в узких каналах, проложенных в песке. Звучали тексты – “Когда господь создал любовь” Буковски, “Рождение трагедии из духа музыки” Ницше, “Бытие № 2” Вырыпаева и новость с портала “Медуза”. Завершилось сие коллективным уходом под ослепительным солнцем и взглядами зрителей.

Все репетиции и показы снимались на видео – и для документации, и для создания самостоятельных фильмов в жанре “кинотанец”. Курировала это направление Хелена Йонсдоттир, хореограф из Исландии; в итоге видеохудожники и режиссеры Елена Скрипкина, Алексей Неретин, Даниил Демидов, Анастасия Шикина, Александра Дискотека сделали три коротких поэтических фильма, субъективным образом отражающих суть и стиль работы над каждым перформансом.

Radi Sveta – проект про минимализм вторжения, экологичность и креативность. Для острова самое важное – экология, если иметь в виду здешние проблемы с вывозом мусора, разрушающейся флорой и нашествием туризма. Но когда читаешь про Ольхон, понимаешь, что все в десятки раз сложнее – скажем, местные жители не хотят, чтоб их земли становились частью Прибайкальского национального парка. А запрет на отлов рыбы, введенный из-за снижения популяции, приговаривает местных к безработице. Этот контекст остался за фасадом фестиваля, но мистическим образом проникал во все его поры, так что театр в очередной раз показал свою способность проявлять скрытое.

Кристина МАТВИЕНКО

«Экран и сцена»
№ 19 за 2020 год.

Print Friendly, PDF & Email